"Основы учения Христова"

Дерек Принс

 

Дерек Принс Книга Основы учения Христова

Назад Содержание Дальше

Книга 3. ОТ ИОРДАНА ДО ПЯТИДЕСЯТНИЦЫ

“Ибо Иоанн крестил водою, а вы чрез несколько дней после сего будете крещены Духом Святым...”

Деяния 1:5

“...учению о крещениях...”

Евреям 6:2

Глава 1. ГЛАГОЛ “КРЕСТИТЬ”

Наша цель - систематически проанализировать шесть важных основополагающих тем христианского вероучения, упомянутых в посл, к Евреям 6:1-2:

1. Обращение от мертвых дел.

2. Вера в Бога.

3. Учение о крещениях.

4. Возложение рук.

5. Воскресение мертвых.

6. Суд вечный.

В книге 2 мы рассмотрели первые две темы из того перечня - то есть, “обращение от мертвых дел” и “вера в Бога” - или короче, “покаяние” и “вера”. Перейдем теперь к следующему вопросу - учению о крещениях.

Мы начнем с анализа смысла слова “крещение”, или глагола “крестить”, от которого это слово образовано.

Смысл основы глагола

Анализ этого глагола, “крестить”, показывает, что это необычное и интересное слово. В древнегреческом языке русскому глаголу “крестить” соответствует слово “баптизо”.

Давайте проанализируем это слово. Корнем слова является “бапто”. Суффикс “из” имеет особое, причинное, значение. Составной глагол, образованный при помощи этого суффикса, всегда имеет смысл “быть причиной чего-то”, “вызвать что-то”. Природа того, что, таким образом, вызывается или имеет место, определяется смыслом корня слова.

Держа это в уме, попытаемся теперь ясно и точно представить себе смысл слова “баптизо”. Это составной глагол, образованный при помощи причинного суффикса “из” и простой основы “бапто”. Очевидно, для того, чтобы понять слово “баптизо”, нам нужно узнать смысл основы “бапто”.

Это совсем не трудно. В греческом оригинале Нового Завета, эта корневая форма “бапто” встречается три раза. Посмотрим, как “бапто” переводится на русский язык в каждом из этих трех случаев.

Вот эти случаи употребления “бапто” в Новом Завете: Во-первых, в Ев. от Луки 16:24. Здесь богач, мучаясь в адском огне, вопит к Аврааму:

...отче Аврааме! умилосердись надо мною и пошли Лазаря, чтобы омочил конец перста своего в воде и прохладил язык мой...

Во-вторых, это Ев. от Иоанна 13:26. Это последняя вечеря, и Иисус указывает на Своего предателя, давая Своим ученикам определенное знамение:

...тот, кому Я, обмакнув кусок хлеба, подам...

В-третьих, Откровение 19:13. Иоанн описывает Господа Иисуса Христа, грядущего в славе, во главе небесного воинства:

Он был облечен в одежду, обагренную кровию.

Итак, наша греческая форма “бапто” переведена на русский язык тремя сходными по смыслу словами: омочить, обмакнуть и обагрить. Выражаясь современным русским языком, это слово можно было бы обозначить таким образом: “погрузить что-то в жидкость и снова вынуть из этой жидкости”.

Стандартная симфония Стронга так определяет смысл “бапто”, образованный от той же основы “бапто” и приставки “эм”. Это слово также встречается три раза в тексте Нового Завета: от Матфея 26:23, от Марка 14:20 и от Иоанна 13:26:

...опустивший
со Мною руку в блюдо, этот предаст Меня.

...один из двенадцати, обмакивающий со Мною в блюдо.

...тот, кому Я, обмакнув кусок хлеба, подам. И, обмакнув кусок, подал Иуде Симонову Искариоту.

Итак, перед нами шесть примеров употребления греческой формы “бапто”, как в простом виде, так и в виде составного глагола. Во всех этих примерах смысл этого слова (как в оригинале, так и в русском переводе) следующий: “погружать что-то в жидкость и вынимать”.

Итак, если “бапто” означает погружать что-то в жидкость и вынимать, то глагол “баптизо” может иметь только одно значение - “быть причиной погружения чего-то в жидкость и вынимания из нее”.

Это лингвистический анализ очень важен для русских верующих, потому что он помогает рассеять недоразумения, связанные с русским переводом “баптизо” словами “крестить”, “крещение”, имеющих отношение скорее к традиционному значению, а не к исходному значению греческого оригинала.

Историческое употребление

Выводы предыдущего раздела подтверждаются прослеживанием слова “баптизо” в более ранней истории греческого языка.

В третьем веке до нашей эры, благодаря обширным завоеваниям Александра Македонского, греческий язык распространился далеко за пределами самой Греции и даже греческих городов и колоний в Ближней Азии. Таким образом, ко времени Нового Завета, греческий язык стал общепринятым средством общения для большинства народов, населяющих страны Средиземноморского побережья.

Именно эта форма греческого языка стала языком Нового Завета. Исторически, она берет свое начало в классической форме, на которой говорили обитатели греческих городов и государств предыдущих веков. Таким образом, большинство слов, использованных в тексте Нового Завета, происходит от более ранних форм классического греческого языка.

Это относится и к рассматриваемому нами глаголу “баптизо”. Самое раннее употребление этого слова обнаруживается в 5 веке до н. э. Оно встречается вплоть до 2 века н. э. (то есть, на протяжении всего периода написания Нового Завета). Все эти шесть или семь веков значение этого слова оставалось неизменным: “погружать”, “обмакивать”. Оно употреблялось и в прямом, и в переносном смысле.

Вот некоторые примеры употребления этого глагола в греческой литературе.

В пятом веке до нашей эры, Платон употребил это слово в связи с молодым человеком, “погруженным” в умные философские рассуждения.

В произведениях Гиппократа (относимых к 4 веку до н. э.), глагол “баптизо” употребляется в связи с погружаемыми в воду людьми и обмакиваемыми в воду губками.

В Семидесяти Толковниках (греческом переводе Ветхого Завета, приблизительно второй или первый век до н. э.), “баптизо” употребляется в переводе 4 Царств 5:14, где Не-еман пошел и окунулся семь раз в Иордане.

В стихе 14 употреблен глагол “баптизо”. А вот в стихе 10 употреблен другой глагол, который на русский язык переведен как “омыться”. Иными словами, “баптизо” означает конкретно “погрузиться”, а не просто “омыться”, без погружения.

Примерно между 100 годом до н. э. и 100 годом н. э., Стратон использует “баптизо” для описания людей, которые не умеют плавать, будучи “погруженными” в воду (по контрасту с деревянными бревнами, плавающими по поверхности воды).

В первом веке н. э., Иосиф Флавий метафорически использовал “баптизо” для описания человека, “погружающего” меч в свою собственную шею, и Иерусалима, настолько “погруженного” во внутренние раздоры, что это обрекло его на необратимое разрушение. Ясно, что такое метафорическое употребление не было бы возможным, если бы прямой смысл слова не был четко обозначен.

В 1-2 веках н. э. Плутарх дважды использует “баптизо” для описания либо тела человека, либо идола, “погруженных” в море.

Из этого небольшого лингвистического анализа видно, что греческое слово “баптизо” всегда имело одно ясное и определенное значение, которое не претерпело изменений. От классического греческого языка до языка Нового Завета оно означало всегда следующее: “быть причиной погружения чего-то” - “погрузить что-то в воду, или какую иную жидкость, полностью”. В большинстве случаев, акт погружения временный, а не постоянный.

Осмеливаюсь заявить, что любой достаточно образованный лингвист, который захочет тщательно исследовать весь этот вопрос, обязательно придет к такому выводу: правильное значение слова “баптизо”, как в текстах Нового Завета, так и в других произведениях, написанных на древнегреческом языке, всегда “погружать что-либо”.

Это краткое рассмотрение значения слова “крещение” показывает две характерные смысловые черты греческого оригинала. Всякое крещение, как опытное переживание, является как “тотальным”, так и “переходным”.

Оно является тотальным в том смысле, что затрагивает всю личность крещаемого; оно является переходным в том смысле, что крещаемый переходит в новое состояние - он поднимается на новый уровень ощущений, где он еще не был раньше.

Так, акт крещения можно сравнить с открыванием и закрыванием двери. Через дверь, отворяемую для крещаемого актом крещения, он переходит из того, что для него привычно и знакомо, в нечто новое и незнакомое. Дверь закрывается. Вернуться через эту закрытую дверь к старым путям и образу жизни уже невозможно.

Четыре разных вида крещения

Помня то, что мы узнали о природе крещения, вернемся в тому месту из Писания, где крещение называется одним из азов христианской веры - к Евреям 6:2. Мы замечаем, что слово “крещение” употреблено не в единственном, а во множественном числе. Это “учение о крещениях”, а не о крещении. Из этого ясно, что существует более одного типа крещения.

Мы обнаруживаем, что в Новом Завете фактически идет речь о четырех типах крещения. Если мы перечислим эти четыре типа крещения в хронологическом порядке, по мере их упоминания в Новом Завете, то вырисовывается такая картина.

Во-первых, это крещение, проповеданное и преподанное Иоанном Крестителем - водное крещение. Оно непосредственно связано с покаянием. Этот тип крещения описан в Ев. от Марка 1:4:

Явился Иоанн, крестя в пустыне и проповедуя крещение покаяния для прощения грехов.

Во-вторых, это такое крещение, которое трудно описать каким-то одним словом, но можно обозначить как “крещение страданием”. Иисус говорит об этом в Ев. от Луки 12:50:

Крещением должен Я креститься; и как Я томлюсь, как сие совершится!

Оно также упоминается в Ев. от Марка 10:38. Сыны Зеве-деевы просят Христа о привилегии сесть по Его правую и левую сторону, в славе Его. Иисус отвечает следующим вопросом на эту просьбу:

...не знаете, чего просите; можете ли пить чашу, которую Я пью, и креститься крещением, которым Я крещусь?

Ясно, что Иисус говорит о той духовной и физической драме, которую Ему предстояло пережить на кресте, о полном подчинении всего Его естества - духа, души и тела - предначертанной воле Отца. Христос взял на Себя вину за наши грехи и ценой Своих страданий вместо нас уплатил ту цену, которая требовалась для искупления греха. Иисус указывает Своим ученикам, что для того, чтобы им исполнить тот план, который предусмотрен для их жизни, потребуется такая же капитуляция всего существа в руки Божьи, даже если для этого потребуется и умереть.

Третий тип крещения - христианское водное крещение. Христос говорит о нем в Ев. от Матфея 28:19:

Итак идите, научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святого Духа...

Главное отличие христианского крещения от Иоаннова крещения в том, что христианское крещение осуществляется во имя всей Троицы - Отца, Сына и Духа Святого.

Четвертый тип крещения, о котором идет речь в Новом Завете, это крещение Духом Святым. Иисус так говорит об этом крещении в Деяниях 1:5, подчеркивая его отличие от водного крещения:

Ибо Иоанн крестил водою, а вы чрез несколько дней после сего будете крещены Духом Святым.

Хотя в русском переводе употреблен творительный падеж (крещены “кем?” - Духом Святым), в греческом оригинале употребляется предложный падеж “крещены в Дух Святой”. На протяжении всего Нового Завета глагол “баптизо” (крестить) употребляется только в предложном падеже. Это полностью согласовывается с буквальным значением слова “баптизо” - погружать, обмакивать.

В Деяниях 1:8, Иисус раскрывает основную цель крещения Духом Святым. Он говорит:

Но вы примете силу, когда сойдет на вас Дух Святый, и будете Мне свидетелями...

В первую очередь, крещение Духом Святым наделяет сверхъестественной силой для свидетельства о Христе.

Из этих четырех типов крещения, которые мы перечислили, один вид - крещение страданием - относится к более высокому уровню духовного переживания, чем все остальные, и поэтому выходит за рамки нашего исследования, сознательно сведенного к рассмотрению только азов христианства. По этой причине, мы больше не будет упоминать об этом крещении, но сосредоточим свое внимание на трех остальных видах и проанализируем их в том порядке, в каком о них идет речь в Новом Завете: во-первых, крещение Иоанна Крестителя; во-вторых, христианское водное крещение; в-третьих, крещение Духом Святым.

Все книги Дерека и Руфь Принс

Назад Содержание Дальше