"Книга мучеников (История гонений на христиан)"

Джон Фокс

 

Назад Содержание Дальше

Глава 10. Гонения в Шотландии (1527-1558 гг.)

Учение Мартина Лютера и его спор с Римской католической церковью оказали огромное влияние на всю Европу, Великобританию, а также на многие другие страны. Множество сердец было затронуто этим учением, что послужило толчком к исследованию истины Божьего Слова. Одним из таких исследователей был Патрик Гамильтон. С целью обучения истинам Писания он и трое его товарищей поступили в университет города Марбурга, в западной части Германии, на север от Франкфурта. Это был первый в Европе протестантский университет, основанный принцем Филиппом Гессом, 23-хлетним ландграфом. Находясь там, Патрик и его друзья подружились с Мартином Лютером и Филиппом Мелангтоном, немецким теологом, который в 1521 г. написал "Loci Communes", самый первый научный труд, посвященный протестантским доктринам. Труды и учение Лютера и Мелангтона убедили Гамильтона и его друзей оставить католическую церковь и обратиться в протестантскую веру.

И теперь, горя истинным познанием веры и благочестия, Патрик Гамильтон стремился вернуться назад в Шотландию, чтобы показать своим соотечественникам истинные пути Божий и Христа, так ясно видимые в Писании. С тремя своими друзьями он возвращается домой и, не откладывая, начинает распространять евангельское учение везде, где только возможно. Однако вскоре архиепископ церкви Святого Андрея Джеймс Биюи, который был непреклонным папистом, познакомился с учением Гамильтона и потребовал, чтобы тот явился к нему. Гамильтон немедленно исполнил это требования, полагая, что будет иметь возможность обсудить католические доктрины. Но сразу же после небольшого допроса архиепископ арестовал его и отправил в самое ужасное место в замке Св. Андрея до утра, когда его снова вызвали на совет епископов для дальнейшего допроса как еретика.

Гамильтону зачитали обвинение в том, что он публично выступал против паломничества, отрицал существование чистилища, молитвы святым, молитвы за мертвых, мессу, а также отрицал непогрешимость папы. Гамильтон согласился, что все обвинения против него соответствовали действительности. За это он был немедленно приговорен к сожжению живым. По приказу фанатичного архиепископа приговор должен был быть исполнен в тот же день.

Когда на следующий день Гамильтона повели на место сожжения, после его добровольного прибытия на встречу с архиепископом, толпа народа, собравшаяся там, и не подозревала, что на самом деле будут присутствовать на его казни, думая, что это лишь часть допроса, имеющего целью запугать Гамильтона, заставить отречься от своего учения и вернуться к доктринам католической религии. Но вскоре люди поняли, что ошибались.

Когда Гамильтона подвели к столбу, он пал на колени и некоторое время горячо молился. После завершения молитвы его приковали к столбу и положили вокруг него хворост. Под мышки подвязали мешочки с порохом и подожгли их, но они не взорвались, а лишь опалили ему руки и лицо, не затронув другие части тела и не воспламенив хвороста. Тогда принесли больше пороха и другой материал для разжигания, разложили вокруг Гамильтона и снова подожгли. Порох опять не взорвался, а лишь загорелся, и пламя немедленно охватило Гамильтона. В то время как огонь стал поглощать его, Гамильтон воскликнул: "Господь Иисус, прими мой дух! Как долго тьма будет поглощать нашу страну? Сколько еще Ты будешь терпеть тиранию этих людей?" Однако очевидно, из-за того, что хворост был сырой, пламя спало и костер едва горел, что причиняло Гамильтону величайшие страдания. Но все же он страдал с таким христианским мужеством, что это было очевидным для всех истинных верующих, которые видели великую благодать Божию, пребывающую на нем в его муках. Произошло это в 1527 г.

В 1529 г. бенедиктинский монах по имени Генри Форест начал проповедовать, утверждая что Патрик Гамильтон - мученик за Христа и большая часть его учения была истинной. Когда об этом сообщили архиепископу Джеймсу Битону, тот приказал арестовать Форесга и заключить в темницу. Затем он отравил к нему монаха, чтобы принять от Ореста исповедание, что тот и исполнил, как вероломный Иуда. В исповедании Генри Форест открыл монаху свое мнение относительно Патрика Гамильтона, сказав, что считает его хорошим человеком и что его учение подтверждается Писанием. Это исповедание архиепископ использовал как свидетельство против Ореста, чтобы приговорить его к сожжению живым как еретика.

Однако из-за того, что Генри Форест был известным и благочестивым человеком, архиепископ советовался с собором, как же казнить его, чтобы народ не был возмущен его смертью. Джон Линдсей, один из слуг архиепископа, предложил казнить Фореста в каком-нибудь потайном месте, например, в подземелье, потому что "дым от костра Патрика Гамильтона продолжает заражать тех, на кого он веет". Архиепископ согласился с ним, и Фореста отвели в подземелье, где его удушили, надев на голову наволочку из плотной ткани.

В 1534 г. Давид Стретон [или Стрейтон] и Норман Горлей [или Ролей] мужественно отдали свои жизни за истину Евангелия. Горлей был арестован, ибо утверждал, что нет чистилища, что папа является антихристом и не имеет никакой власти над Шотландией. Стретона арестовали по подобному обвинению: он говорил, что нет чистилища, а лишь только в этом мире есть страдание и скорби за Христа. Стретон был рыбаком, и против HOI о выдвинули еще одно обвинение: когда Роберт Лоусон, викарий [священник] Иглесгрига, попросил его сдать десятину с пойманной рыбы, Стретон бросил ему рыбу со своей лодки, при этом несколько рыб упали в воду и уплыли. Викарий обвинил Стретона в ереси, потому что своим действием, как утверждал викарий, Стретон хотел сказать, что нет необходимости отдавать десятину в церковь.

Горлей и Стретон были арестованы и приговорены как еретики епископом Розо. Их сжигали в зеленой долине между Эдинбургом и Лейсом, так как архиепископ хотел, чтобы жители близлежащей Файфы увидели казнь и испугались даже мысли исповедовать ту же веру, что Горлей и Стретон. Но пламенем они никого не испугали. Оба приговоренных мужественно отдали свои души Богу, Который дал их им, они знали, что, благодаря совершенному их Спасителем, они будут иметь славное воскресение для вечной жизни.

В 1538 г. Дин Томас Феррет, викарий Долора и каноник церкви Св. Колма Инча, во время каждой воскресной службы проповедовал своим прихожанам из Нового Завета. Это было редкостью в Шотландии, так как проповедовали только "черные" и "серые" монахи и при этом почти никогда не использовали Писания. Монахи завидовали Феррету и обвинили его как еретика перед епископом Данкельда за то, что он обучает людей таинствам Писания на родном языке, делая таким образом монахов ненавистными в глазах народа, так как они никуда не проповедовали на понятном языке. Более того, Феррет не брал скот и ткани у людей, которые пытались таким образом оплатить его проповеди, что могло бы привести их к заключению, что монахи будут поступать так же.

Епископ потребовал, чтобы Феррет явился к нему, и приказал брать за проповедь скот и ткани, так как проповедуя каждое воскресенье без оплаты, он настраивал подобными действиями крестьян против духовенства. А также потребовал проповедовать только добрые послания и правильные евангелия, которые утверждают привилегию Святой Матери Церкви.

Феррет сказал, что проповедовать только по воскресеньям недостаточно, но он согласен брать скот и ткани у своей бедной паствы в обмен на что-нибудь из своего имущества, чтобы таким образом он и епископ находились в согласии. А также, заявил он, если епископ покажет ему хорошие послания и евангелия и плохие послания и евангелия, тогда он будет проповедовать только хорошие и избегать плохих.

На это епископ зло ответил: "Я благодарю Бога за то, что не знаю ни Ветхого, ни Нового Заветов. И я не хочу знать ничего, за исключением книг по литургии и по епископству. Иди своим путем, следуй своим фантазиям, продолжай двигаться в своих ложных взглядах, ты позже пожалеешь об этом, так как уже не будет возможности избежать последствий".

"Я уверен в моей правоте перед Богом, и меня не волнуют последствия",- ответил Феррет и ушел.

Вскоре после этого кардинал церкви Св. Андрея и епископ Данкельда потребовали явиться к ним Дина Томаса Феррета, монахов Кейлора и Бевериджа, священника Дункана Симпсона и мирянина Роберта Форрестера, а также некоторых других. В день, когда они явились на собор епископов, их всех приговорили как еретиков, не дав никакой возможности ни защитить себя, ни отречься от своего мнения, так как согласно выдвинутому им обвинению они были признаны руководителями и учителями еретиков. На свадьбе викария Тулибофа в Ленте, что недалеко от Стерлинга, куда эти люди отравились после собора, их схватили, отравили в Кастл Хил в Эдинбурге и там сожгли.

В 1543 г. Джордж Вишарт, шотландский религиозный реформатор, обративший католического священника Джона Нокса, преподавал в Кембриджском университете. Это был высокий, просто одетый человек, вежливый и скромный, с привлекательной внешностью, великодушный к бедным и требовательный к себе, любящий Бога больше всего на свете. Он ел только два раза в день, раз в четыре дня постился, спал на соломенном матрасе, покрытом грубой тканью, a KOI да приходило время ее менять, он просто отдавал матрас. Вишарт учил из Писаний с такой суровостью, что многие люди думали, что он жестокий человек, а некоторые до такой степени не любили его за его учение, что хотели даже убить его. Господь, однако, был его защитой, и, обычно, когда он говорил людям об их злобе и направлял на лучший путь, они начинали гораздо лучше относиться к нему и друг к другу. Но римское католическое духовенство не было расположено к Вишарту из-за его реформаторских доктрин, и вскоре их пути встретились.

В 1544 г. у Вишарта появилось желание проповедовать истинное Евангелие на своей родине, и он оставил Кембридж и отправился в Шотландию. Вначале он проповедовал в Монтроузе, а позже - в Данди, на северном берегу Фирсов-Тей. Вишарт объяснял значение Послания апостола Павла к римлянам об оправдании верой, которое было заново открыто Мартином Лютером тридцать лет назад, и объяснял настолько понятно и свободно, что паписты были очень встревожены.

Следующие два года Вишарт путешествовал по всей Шотландии, несколько раз подвергая свою жизнь опасности со стороны римского духовенства, пытавшеюся заставить его замолчать. Однажды, когда Вишарт находился в западной Шотландии, он услышал о вспышке чумы в Данди и немедленно поспешил туда, чтобы послужить больным телам и душам. Конечно же, он был принят с радостью.

До возвращения Вишарта из Данди в Монтроуз архиепископ и кардинал Шотландии убедил одною папского священника по имени Джон Веитон убить ею. История утверждает, что Веитон спрятал кинжал под рясой и ожидал у ступеней к кафедре, когда Вишарт спустится вниз после проповеди об исцелении души и тела. Вишарт, однако, увидел ожидающего его священника, одна рука которого была спрятана под рясой, и спросил его: "Мой друг, чего ты хочешь?",- быстро вырвал у него кинжал как раз в то время, когда тот пытался вытащить его из своей рясы. Испуганный священник упал на колени, рассказал о своем намерении и начал умолять Вишарта о прощении. Некоторые больные чумой, сидящие за специальным ограждением, которое отделяло их от здоровых, видя и слыша происходящее, потребовали, чтобы предателя отправили к ним. В гневе они сломали ограждение, чтобы схватить священника, но Вишарт обнял его и сказал: "Кто ударит его, ударит меня, ибо он не нанес мне ущерба, но преподал добрый урок - быть в будущем более осторожным". Так он успокоил людей и спас жизнь нечестивого священника, пытавшегося его убить.

Вскоре после возвращения Вишарта в Монтроуз кардинал Витон отправил ему поддельное письмо будто бы от его друга, известного владельца Кеннейрских земель и поместья, который просил Вишарта немедленно приехать, потому что он болен и при смерти. Вдоль дороги в поместье на расстоянии полутора миль от Монтроуза Битон устроил засаду из шестидесяти вооруженных человек, чтобы убить Вишарта. Но когда Вишарт и несколько ею спутников были уже недалеко от этого места, Вишарту пришла в голову неожиданная мысль, что здесь что-то не так и ему нельзя продолжать свое путешествие. Спутникам он сказал: "Бог запрещает мне ехать дальше. Впереди нас ждет ловушка Пусть кто-то из вас осторожно поедете вперед и сообщит мне, что он обнаружит". Когда посланные обнаружили засаду, устроенную кардиналом, они быстро возвратились назад к Вишаргу и рассказали ему об этом. Вишарт сказал: "Я знаю, что моя жизнь завершится в обагренных кровью руках этого человека, но это будет не ловушка".

Вскоре в 1546 г. кардиналу Битону сообщили, что Вишарг находится у мистера Кокбурна Ормистона в Ист-Лотиане на юге Швейцарии, и он попросил правшеля этого региона арестовать Вишарта, что тот и исполнил, хотя это было против его воли. Затем Вишарта отправили в Эдинбург и заключили в замок Св. Андрея. Оттуда на следующее утро он был вызван, чтобы предстать перед кардиналом и собором епископов за преподавание еретических доктрин и подстрекательство к мятежу. Этим утром сто служителей кардинала были одеты в военные доспехи, как если бы они готовились сражаться, а не сопровождать человека, обвиненного в проповеди истинного Слова Божия. От замка Св. Андрея они провели Джорджа Вишарта к Аббатской церкви, боясь при этом, чтобы люди, которые восхищаются и любят Вишарта, не попытались отбить его и чтобы он не убежал, но он смиренно шел к монастырской церкви. У двери он на короткое мгновенье остановился, чтобы отдать свой кошелек с деньгами лежащему на ступенях человеку.

Когда Вишарт вошел в церковь и стал перед кардиналом, помощник настоятеля аббатства по имени Дейн Джон Вингим подошел к кафедре и произнес проповедь о ереси. Когда он закончил, располневший от чревоугодия священник Джон Ландер зачитал Вишарту обвинение в ереси, состоящее из восемнадцати пунктов. В обвинениях звучали проклятия, богохульство и угрозы, и по мере чтения Ландер пришел в такую ярость, что пот покрыл его лицо и изо рта пошла пена. Закончив, он закричал на Вишарта: "Что скажешь ты на эти обвинения, отступник, предатель и вор?! У нас есть достаточно свидетельств, чтобы доказать это!"

Вишарт вначале преклонил колени и помолился, а затем мягко и, подражая Христу, сказал: "Единственная правда здесь в том, что вы, судящие меня, должны услышать мои слова и мои доктрины, которым я учил, чтобы я, будучи приговорен несправедливо, не умер, подвергая тем самым большой опасности ваши души. Итак, для славы и чести Бога, для вашего бытия и для защиты моей жизни, я искренне прошу вас, судей, выслушать меня, и я изложу вам мои доктрины, не изменяя их".

На это обвинитель Ландер воскликнул: "Ты - еретик, отступник, предатель и вор! Ты не имеешь права учить. Ты берешь в свои руки власть, которой не дает тебе церковь".

Вишарт понял их намерение, и хотя он продолжал просить их, они не обращали на него никакого внимания. Его признали виновным в ереси по восемнадцати пунктам и приговорили к подвешиванию и сожжению.

Утром в день казни кардинал отправил двух монахов в темницу к Вишарту. Они надели на него черное льняное одеяние и привязали несколько мешочков с порохом к различным частям его тела. Затем связали ему сзади руки, закрепили железную цепь на талии и повели к столбу за веревку, привязанную к шее. Чтобы предотвратить вмешательство многих друзей и почитателей Вишарта, кардинал Витон расставил стрелков, которые находились в боевой готовности до тех пор, пока Вишарт не умер. По пути к столбу один из монахов сказал Вишарту: "Учитель Джордж, помолитесь нашей Деве, чтобы она попросила за вас у своего Сына". Вишарт ответил: "Прекратите! Не искушайте меня, мои братья. Огонь и так искушает меня".

У столба он упал на колени и три раза помолился: "О Спаситель мира, будь милостив ко мне. Отец Небесный, я отдаю мой дух в Твои святые руки". После этого он молился за своих обвинителей: "Я умоляю Тебя, Отец Небесный, прости их за всю их ложь против меня Я прощаю их от всего моего сердца. Я прошу Христа простить их, потому что они приговорили меня по своему неведению". Затем он повернулся к собравшемуся народу и сказал: "Ради Слова и истины Евангелия, данного мне по благодати Божией, я приму страдания сегодня от рук человеческих не в печали, но в радости сердца. Я был послан, чтобы пострадать в этом пламени за Христа. Всмотритесь в мое лицо. Оно не изменило своего цвета, ибо я не боюсь этого беспощадного пламени. Я знаю, что моя душа сегодня будет вечерять с моим Спасителем Христом".

Слыша это, палач преклонил колени перед Вишартом и сказал: "Сэр, простите меня, я не виновен в вашей смерти". Вишарт ответил: "Подойди ко мне". Когда тот подошел, Вишарт поцеловал его в щеку и сказал: "Это доказательство, что я прощаю тебя, мой возлюбленный. Делай свою работу".

Затем Вишартбыл подвешен на виселице надогнем и висел до тех пор, пока его тело не обуглилось. Видя его величайшие страдания, люди не могли сдержать рыданий по нем и обвинений в адрес папистов, убивших невинного. Вскоре после этого разгневанная толпа убила кардинала и захватила его замок. Джон Нокс присоединился к войскам замка и стал учить их Евангелию. Через некоторое время Нокс стал проповедником для революционеров. В июле следующего 1547 г. Римская католическая церковь при помощи французов отвоевала замок, а его защитников отправила в качестве рабов на французские галеры. В феврале 1549 года Нокс был освобожден и некоторое временя проповедовал в Англии и Германии Несколько позже он стал пастором английской общины в Женеве, Швейцария, а также учеником Жанна Кальвина, француза по происхождению и швейцарского теолога, который сделал Женеву "Божьим городом". После своего возвращения в Шотландию Нокс основал пресвитерианское движения в этой стране.

Еще одним мучеником в Шотландии, отдавшим свою жизнь за Христа, стал в 1558 г. восьмидесятидвухлетний Уолтер Милл [или Милн]. В юности Милл был папистом и в течение некоторого времени - приходским священником церкви Линаны в Ангусе. Но однажды он отправился в Германию, где услышал истинное Евангелие. По возвращению в Шотландию он отложил в сторону все, что касалось Римской католической церкви, и начал учить доктринам Реформации и, несмотря на то, что находился в преклонном возрасте, женился. Вскоре шотландские епископы стали подозревать его в ереси. Понимая, что он может быть арестован и приговорен, Милл оставил свою церковь и спрятался в деревне. Вскоре королева позволила ему вернуться к своему приходу и проповедовать. Но не смотря на это, его вскоре схватили два священника и притащили в замок Св. Андрея в Эдинбурге.

Вначале Милла провели через пытки и огонь, но, когда увидели, что это не заставит его отречься от его реформаторских взглядов и учения, ему предложили место монаха и пожизненную безопасность в Аббатстве Данфермлина, если он отречется от всего, чему учил, и согласится с тем, что это была ересь. Однако Милл продолжал настаивать на истине Евангелия, несмотря на пытки и соблазнительные предложения.

Его привели в церковь Св. Андрея и приказали занять место у кафедры, чтобы принять обвинение от епископов. Но из-за своего возраста и вследствие перенесенных в темнице пыток Милл не смог подняться по ступеням кафедры без посторонней помощи, так что епископы решили, что он слишком слаб, чтобы громко говорить и быть услышанным ими. Но когда Милл заговорил, его голос звучал такой отвагой и мужеством, что находившиеся там христиане радовались, в то время как его враги были приведены в замешательство. Находясь за кафедрой, Милл преклонил свои колени и молился так долго, что Эндрю Олифент, священник еще со времен кардинала Битона, сказал ему: "Сэр Уолтер Милл, встаньте, пожалуйста, и ответьте на обвинения; вы держите моих господ здесь слишком долго". После завершения молитвы Уолтер сказал: "Вы назвали меня "сэром Уолтером", что значит "рыцарь Уолтер"; называйте меня "Уолтером", а не "рыцарем Уолтером". Я слишком долго был рыцарем папы. А теперь говорите, что вы хотели сказать".

Расследование продолжили, и в конце Эндрю Олифент спросил, отречется ли Милл от своих ошибочных взглядов. Милл ответил: "Для меня лучше потерять десять тысяч жизней, чем отречься от малейшей частички небесных принципов, которые я получил благодаря страданиям моего благословенного Освободителя". Затем Олифент огласил приговор, и Милла забрали обратно в темницу, откуда его должны были на следующий день повести на казнь.

Когда его привели на место казни, Уолтер Милл выразил свои религиозные взгляды с такой силой и с такой остротой ума, несмотря на свой возраст и немощное состояние, что удивил этим даже своих врагов. После молитвы он сказал:

"Дорогие друзья, я здесь не потому, что меня обвинили в каком-то преступлении, хотя и считаю себя самым ничтожным грешником перед Богом, но за защиту веры в Иисуса Христа, раскрытой для нас в Ветхом и Новом Заветах. Это та вера, за которую благочестивые мученики с радостью отдавали свою жизнь, будучи уверены в вечном счастье. И в этот день я прославляю Бога за то, что Он призвал меня быть среди Его служителей и доказать Его истину своей жизнью, которую я получил от Него и добровольно отдаю Ему для Его славы.

Если вы хотите избежать второй смерти, не будьте совращены священниками, монахами, настоятелями, аббатами, епископами и другими из секты антихриста. Полагайтесь только лишь на Иисуса Христа и Его милость, чтобы получить освобождение от обвинения и принять вечную жизнь".

Пока он говорил, были слышны плач и рыдание народа, взволнованного его отвагой и мужеством, его твердостью и верой, его словами, воспламенившими сердца.

Затем Уолтера Милла подвесили на столбе и под ним разложили костер Когда пламя начало жечь его, он закричал: "Господи, будь милостив ко мне! Молитесь, люди, пока есть время!" Потом он оставил этот мир, чтобы быть со своим Господом, за Которого умер.

Когда в 1560 г. Реформация распространилась по всей Шотландии и Шотландский парламент утвердил пресвитерианскую веру как национальную, множество ценных икон из католических церквей было сожжено на месте казни Уолтера Милла.

Все книги

Назад Содержание Дальше