"Книга мучеников (История гонений на христиан)"

Джон Фокс

 

Джон Фокс. Книга Книга мучеников. История гонений на христиан

Назад Содержание Дальше

Глава 9. Гонения в Англии (1401-1541 гг.)

Во время правления короля Эдварда III (1327-1377 гг.) церковь Англии погрязла в заблуждениях и суевериях. Свет истинного Евангелия Христова был поглощен тьмой человеческих доктрин, тягостных церемоний и явного идолопоклонства. В это время количество последователей Уиклифа, реформистов, называвшихся лоллардами, увеличилось настолько, что стало раздражать духовенство, пытавшееся тай но досаждать им, но не имело права приговорить их к смерти.

После незаконного захвата английского престола Генрихом IV в 1399 г. началось гонение на лоллардов. Папское духовенство уговорило короля представив на рассмотрение парламенту законопроект, предусматривающий наказание для лоллардов, которые были слишком упорны в своих реформистских доктринах, чтобы отдать их в руки мирских властей и сжечь как еретиков. Несмотря на сильное сопротивление Палаты Общин, указ "De haeretico com-burendo" ("По вопросу сжигания еретиков") был принят парламентом в 1401 г. и сразу вступил в силу. Впервые в истории Британии был принят закон, позволяющий сжигать людей за их религиозные убеждения.

Первым мучеником, осужденным согласно этому закону, стал священник Уильям Сантри [или Санти], которого сожгли в Смисфилде.

Вскоре после этого архиепископ Кантерберский Томас Арундел и его епископы начали свои действия против сэра Джона Олдкастла (лорда Кобхама), известного последователя Уиклифа и личного друга Генриха IV, обвиняя его в том, что он давал право проповедовать тем, кто не получил таких прав от епископов, и поддерживал лжеучение, направленное против церковных символов, икон, паломничества и папы. Они понимали, что прежде чем взять его, им необходимо заручиться поддержкой короля. Король вежливо выслушал их, а затем приказал им обращаться с сэром Джоном вежливо и попытаться мягкостью вернуть его в Римскую церковь. Он также предложил аргументами убедить сэра Джона в их правоте. Вскоре король послал за сэром Джоном и убеждал его вернуться к своей матери Святой Церкви и, как послушное дитя, признать себя достойным наказания за свою ошибку.

Сэр Джон ответил:

"Достопочтенный король, ты знаешь, что я всегда был исполнительным и всегда был готов повиноваться, потому что я знаю тебя как христианского короля и избранного служителя Божьего, знаю, что ты носишь меч для наказания делающих злое и защиты добродетельных. Моему вечному Богу и тебе я обязан моим послушанием, и я готов, как и всегда, отдать все, что имею, деньги или имущество, чтобы исполнить все, что ты мне прикажешь и Господе Но что касается папы и духовенства, им я не обязан ни подчиняться, ни служить, так как я узнал из Писания, что он антихрист, сын погибели, враг Богу и, как сказал Даниил, мерзость, стоящая на святом месте".

Когда король услышал это, он молча вышел из комнаты.

Архиепископ снова обратился к королю по поводу сэра Джона и получил право взять его, допросить и наказать в соответствии с дьявольскими "Законами Святой Церкви". Но сэр Джон не явился к нему, и архиепископ обвинил его в пренебрежении к власти. А когда ему доложили, что сэр Джон смеется над ним, игнорирует все его действия, остается верным своему решению, оскорбительно отзывается о церковных властях, епископском звании и уставе духовенства, архиепископ пришел в ярость и отлучил сэра Джона от церкви.

В ответ сэр Джон Олдкастл написал собственное исповедание веры и отнес его своему другу Генриху IV, ожидая, что тот с радостью примет его. Но вместо этого король отказался взять его исповедание и приказал доставить сэра Джона архиепископу и собору епископов для рассмотрения. Когда сэр Джон предстал перед собором в присутствии короля, он попросил созвать сто рыцарей, чтобы они выслушали дело и судили его, так как знал, что они не признают его еретиком. Чтобы оправдать себя, он даже предложил сразиться на смерть с кем-нибудь, кто не согласен с его верой, в соответствии с военным законом. Напоследок сэр Джон сказал, что не воспротивится любому наказанию, если оно будет соответствовать Слову Божьему, и перенесет его со смирением. Когда он закончил, король отвел его в свою личную комнату и там сэр Джон впервые признался ему, что обращался к папе, и показал письмо, которое ему написал. Король был разгневан этим и приказал ему ждать ответа от папы и, если в нем будет требование подчиниться архиепископу, то чтобы сэр Джон подчинился и больше не обращался к папе. Сэр Джон не согласился с ним, и король приказал арестовать его и заключить в лондонский Тауэр.

Из-за того, что сэр Джон был очень известен и популярен, архиепископ вел его дело очень медленно, в течение нескольких недель с сентября по декабрь, хотя приговор был уже заранее определен: сэра Джона обвинили в ереси и приговорили к повешению и сожжению, что никого не удивило.

В свою защиту сэр Джон написал следующее:

"Что касается икон, то я понимаю, что они не имеют никакого отношения к вере, а лишь претендуют на это, так как вера в Христа, донесенная церковью до нашего времени, представляет и показывает в нашем разуме страдания нашего Господа Иисуса Христа и мученичество и святое житие святых. Но если кто-то посвящает идолам свое поклонение, которое принадлежит Богу, если возлагает на них свои надежды и доверяет им в получении помощи, вместо того, чтобы обращаться к Богу, тот повинен в величайшем грехе идолопоклонства.

А также, я истинно убежден в этом, каждый человек на этой земле - странник среди благословений и страданий, и если он не знает святых заповедей Божиих и не хранит их, то даже если он совершал паломничество и умер в пути, он будет отвергнут; но тот, кто знал святые заповеди Божий и соблюдал их, будет спасен, даже если он никогда в своей жизни не совершал паломничества ни в Кантербер, ни в Рим, ни в другие места".

В день, на который была назначена казнь, сэра Джона Олдкастла вывели из лондонского Тауэра со связанными сзади руками. Он бодро улыбался находящимся вокруг него. Его положили на раму, как если бы он был изменник, и поволокли на поле Св. Гайла. Достигнув места казни, его сняли с рамы, и тогда он преклонил колена и попросил Бога простить его врагов. Затем он встал и начал убеждать собравшихся людей следовать законам Божиим, записанным в Писании, и остерегаться учителей, чьи слова и жизнь противоречат Христу. Сэра Джона опоясали цепью, приподняли над землей и развели под ним огонь. Когда пламя охватило его, он начал прославлять Бога и прославлял Его, пока мог. Наблюдавшая за ним толпа рыдала, ибо умирал благочестивый и добрый человек. Это был 1417 г.

В августе 1473 года был арестован Томас Грантер, которого обвинили в открытой поддержке учения Уиклифа и приговорили как упорного еретика. В день казни Томаса повели в дом шерифа и предложили поесть. Во время еды он сказал: "Я ем сейчас хорошую пищу, потому что мне предстоит вступить в странный конфликт, прежде чем я поем снова" Поев, он поблагодарил Бога за изобилие в Его славном обеспечении, а затем попросил, чтобы его тотчас взяли и отвели на место казни, где он смог бы засвидетельствовать истинность тех принципов, которые проповедовал. Томаса отвели к Тауэрскому холму и приковали к столбу. Когда его сжигали, до последнего своего дыхания он провозглашал истину.

В 1499 г. в Норвиче, на северо-востоке от Лондона, благочестивый человек по имени Бадрам был обвинен некоторыми священниками за увлечение доктринами Уиклифа и вызван на суд к епископу Норвича. Бадрам исповедал, что он верит всему, во что они сами сказали. Его приговорили как еретика, палачу отдали приказание, и Бадрам был сожжен, оставшись тверд в своей верности.

В 1506 г. благочестивый человек по имени Уильям Тилфрей был сожжен в Амершаме недалеко от Стонейпрет. Палачи заставили его замужнюю дочь Джоан Сларк зажечь огонь и наблюдать за казнью. В том же году епископ Линкольна на востоке Англии приговорил священника Фазера Роберта за принадлежность к лоллардам и приказал сжечь его в Букиыгеме.

В 1507 г. Томас Норрис, простой человек, очень бедный и ни в чем не повинный, пришел к своему священнику, чтобы задать ему несколько вопросов, касающихся религии. Во время беседы, исходя из вопросов Томаса, священник решил, что тот является лоллардом, и сообщил об этом епископу. Томаса арестовали, приговорили и сожгли.

В 1508 г. в Салисбуре на юге Англии Лауренс Гуайл был заключен в темницу на два года, а затем сожжен за несогласие с тем, что во время причастия хлеб и вино после моли вы священника становятся настоящими ICJIOM и кровью Иисуса. Похоже, что Лауренс имел магазин в Салисбуре и однажды принимал в своем доме лоллардов. Кто-то доложил об этом епископу, и Лауренс был арестован, допрошен, а так как твердо держался своих убеждений, приговорен как еретик.

В этом же году в Чиппен Садбурне канцлер Уиттепхем признал еретичкой и приговорил к сожжению благочестивую женщину. Когда палачи покидали место казни, из рук мясника вырвался бык и пронзил рогами Уиттенхема. Вспоров Уиттенхему живот, он некоторое время с кишками на poiax носился вокруг, но никого в толпе не задел.

18 октября 1511 года в Смисфилде были сожжены Уильям Саклинг и Джон Бенистер. Вначале они отреклись от своей веры во Христа, но затем снова исповедали истинную веру.

Во время правления короля Генриха VII (1485-1509 гг) Джон Браун под страхом пыток отказался от Христа, и на нею была наложена повинность носить дрова вокруг Кафедрального собора Св. Павла в Лондоне. В 1517 г. он снова обратился к исповеданию веры во Христа и был приговорен архиепископом Кантерберским доктором Вонха-меном к сожжению. Перед тем, как его привязали цепью к столбу, доктор Вонхамен и Йестер, епископ Рочестера, пытаясь заставить его отречься от веры, зажгли огонь у его ног и мы ждали до тех пор, пока вся плоть на ногах не сгорела и не обнажились кости. Но на этот раз, преодолевая боль и страдания, Джон Браун твердо держался истины и принял славную смерть ради Христа и истины Божьего Слова.

25 октября 1518 года Джон Стилинсен был арестован и доставлен к епископу Лондона Ричарду Фите-Джеймсу, приговорившего его к сожжению как еретика. Однажды уже Джон отрекался от веры во Христа под страхом пыток, по теперь, когда в Смисфилде перед огромной толпой его привязали цепью к столбу, он громко заявил, что является последователем учения Уиклифа и, несмотря на то, что когда-то был слаб и отрекся от своих убеждений, теперь готов умереть за истину Божьего Слова.

В 1519г. Роберт Келин и Томас Метью были сожжены в Лондоне. Роберт выступал против поклонения иконам и паломничества.

В 1532 г. Томас Хардинг и его жена был и обвинены в ереси на основании того, что отрицали, будто хлеб и вино после молитвы священника превращаются в реальное тело и кровь Христа. Епископ Линкольна, на востоке Англии, приговорил их к сожжению живьем. Их привели в Чешам в Релли, недалеко от Ботели, и привязали цепью к столбу, обложили хворостом и зажгли огонь. Когда пламя разгорелось, один разъяренный папист из наблюдателей взял палку и ударил ею Томаса по голове с такой силой, что ею голова раскололась и мозги упали в огонь. Ответственные за сожжение священники, обращаясь к народу, сказали, что если кто-либо принесет дрова для сожжения еретика, получит индульгенцию, которая позволит ему грешить в течение сорока дней.

В конце того же года Ворхам, архиепископ Кантерберский, арестовал человека по имени Хиттен, который был священником в Мейдстоне, на юго-востоке Англии. В течение нескольких месяцев Хиттена пытали в темнице, его часто допрашивали Ворхам и епископ Рочестера Фишер, пытаясь заставить отречься от реформистских убеждений. Увидев, что не достигнут успеха, они решили прекратить страдания Хиттена и приговорили его как еретика к сожжению живьем перед прихожанами церкви, дабы это послужило предупреждением для всех.

Ни простые люди, мужья и жены, ни приходские священники и университетские профессора не чувствовали себя в безопасности пред яростью римского духовенства, настроенного против тех, кто отрицал суеверие и папские доктрины. Томас Билни, профессор юриспруденции в Кембриджском университете, был арестован за ересь и доставлен на собор епископов под руководством епископа Лондонского. Его быстро провели через допрос с применением пыток и огня, чем вызвали в нем такой страх, что он отрекся от своих убеждений. Вскоре, однако, Томас с великой печалью совершил покаяние. За что был взят снова, приведен на собор и приговорен к смерти через сожжение как "упрямый еретик". Перед тем как Билни сожгли, он заявил, что полностью согласен с доктринами Мартина Лютера. Когда его приковывали к столбу, он улыбнулся всем и сказал: "Я прошел в этом мире через различные штормы, но вскоре моя ладья причалит к небесным берегам" И даже когда пламя уже бушевало вокруг него, он стоял недвижимо и восклицал: "Иисус, я верю!" А затем отправился на встречу с Тем, в Кого верил.

Хотя римское духовенство яростно свирепствовало по отношению ко всем еретикам, особенно жестоким оно было к тем, кто принадлежал к духовенству. В Барнесе, в Суррейе, на юго-востоке Англии, монах Ричард Байфилд был обращен в истинную веру через чтение Нового Завета на английском языке в переводе Тиндейла В результате он также поверил всем утверждениям Мартина Лютера Когда эго было раскрыто, его арестовали как еретика и бросили в темницу Так какой был обращенным римским церковником, его жестоко пытали Чтобы Байфилд отрекся, его помещали в самые ужасные места подземной темницы, где он почти задыхался от отвратительного смрада человеческих испражнений и стоячей воды, которая покрывала грязный пол Его единственными компаньонами были крысы и тараканы Временами тюремщики заходили в камеру и связывали ему руки за спиной так, что они поч1и выворачивались из суставов, и оставляли его в таком положении на несколько дней без еды и возможности сходить в туалет Иногда его бичевали до такой степени, что только немного плоти оставалось на спине Однако Байфилд все так же отказывался отречься от вновь обре-1еннои веры во Христа. Его отправили в Лоллардскую Башню в Ламбеском Дворце, где по распоряжению архиепископа посадили на цепь, обвязанную вокруг шеи, и избивали раз в день в конце концов - в качестве акта милосердия - ему был вынесен приговор, и, пройдя через такое же унижение, как Гус, он был сожжен в Смисфилдс, севернее Кафедрального собора Св. Павла в Лондоне.

Примерно в это же время в 1535 г был арестован Джон Тьюкесбери за чтение Нового Завета на английском языке в переводе Тиндейла, который этим самым нанес оскорбление "святой матери церкви" Перед лицом пыток и сожжения он вначале сказал, что не верит ни в то, что прочитал, и что противоречит папским доктринам, а затем покаяться, что верит, что переведенные Писания истинны, а папские доктрины ложны За это его немедленно привели к епископу Лондонскому и приговорили как "упорного еретика" Во время пребывания в темнице Тьюкесбери провели через такие жестокие пытки, что он был уже почти мертв, когда его препровождали на место казни для сожжения в Смисфилде. Там он во всеуслышание заявил о своем полном несогласии с папизмом и о своей твердой уверенности, что сейчас за этим процессом наблюдает Господь В 1536 г в Бредфорде в Вилтшире, на юге Англии, невинный деревенский житель по имени Трехнал сожжен за го, что не знал, что хлеб и вино становятся реальными телом и кровью Христа во время причастия, и за несогласие с тем, что папа имеет абсолютную власть над совестью мужчин и женщин.

Приблизительно в 1538 г по той же причине, что и Трехнал, на востоке Англии как еретик был сожжен Николас Пек Трое католических священников -доктор Ридиж, док юр Хеарни и доктор Спрагвел - были ответственны за ею сожжение Когда тело Николаса почернело от огня, Спрагвел ударил его по правому плечу длинным белым жезлом и сказал "Покайся и веруй в причастие" Пек ответил: "Я презираю его и тебя". Затем он дернулся вперед, но цепи удержали его, а его кровь брызнула на Спрагвела как символ презрения и страдания Тогда Ридингсказал Николасу, что если ют отречется от своих убеждений, он получит индульгенцию на сорок дней, однако Николас не только не обратил внимания на его тупость, а радовался тому, что Христос признал его достойным пострадать за Его имя.

Во время правления короля Генриха VIII был сожжен старый монах по имени Уильям Леттон, проживавший в графстве Суффолк на востоке Англии Уильям выступал против идолов, которых носили во время церковных процессий.

28 июля 1540 г. обезглавлен знаменитый Томас Кромвель, граф Эссекский, выдающийся политик, предложивший законопроект ("Закон о главенстве английского короля над церковью"), которым в 1534 г король Генрих VIII назначил самого себя Верховным главой церкви Англии. Это произошло следующим образом.

Кромвель убедил короля взять в жены Анну Киевскую, чтобы породниться с ее братом, прогеоангским лидером западной части Германии. Генрих ненавидел свою четвертую жену с самого начала, а союз с протестантами был ему неприятен, потому что он хотел поддерживать доктрины католической веры. Хотя в апреле 1540 года Кромвель получил звание графа Эссекского и лорда-камергера, его враги уже в июне убедили Генриха, что Кромвель является предателем религии и короля. 10 июня его арестовали, затем приговорили, не выслушав, и обезглавили 28 июля 1540 года. Но прежде его провели через жестокие пытки. На месте казни Кромвель обратился с коротким словом к народу, а затем с кротостью и смирением положил голову на плаху.

Хотя обвинение, выдвинутое против Томаса Кромвеля, не имело никакого отношения к религии, этот дворянин имеет абсолютное право быть причисленным к мученикам за Христа. Если бы он не делал все возможное, чтобы избавить Англию от папизма, он продолжал бы пользоваться благосклонностью короля. Кромвель сделал для реформации в Англии больше, чем кто-либо другой, за исключением доктора Томаса Кранмера, чем и вызвал ярость папистов, которые организовали заговор и уничтожили его.

Примерно в это же время доктор Роберт [или Ка-берт] Берне, Томас Гарнет и Уильям Жером были вызваны на церковный суд епископа Лондона и обвинены в ереси. Всех троих приговорили к заключению в Лондонский Тауэр, а затем - к общему сожжению. Вскоре, 30 июля 1540 года, их привели в Смисфилд и всех вместе привязали цепями к столбу. Суд епископов или шериф Лондона (мы не располагаем точными сведениями, так как имеющиеся в нашем распоряжении несколько документов отличаются друг от друга) спросил доктора Бернса, молятся ли усопшие святые за них. Берне ответил так, как всегда считал: "Во всем Писании мы не находим заповеди, чтобы мы молились святым. Следовательно, я не могу утверждать и то, что святые молятся за нас, так как в таком случае я проповедовал бы вам доктрины моего разума. Если святые молятся за нас, тогда, надеюсь, я буду молиться за вас в течение следующего получаса". Когда пламя охватило трех мучеников, они ободряли друг друга с неизменным мужеством, которое могла придать им только реальная вера в Иисуса Христа.

Вскоре после этого купец по имени Томас Соммерс и трое других человек были арестованы за чтение книг Мартина Лютера. В наказание они должны были взять все эти книги, принести к костру, разложенному на торговой площади в Чипсайде, и бросить в огонь. Трое исполнили порученное, а Томас бросил книги так, чтобы они не попали в костер и не сгорели. За это его отправили назад в Лондонский Тауэр, где побили камнями до смерти.

В это время доктор Лонгланд, епископ Линкольна на востоке Англии, особенно яростно выступал против ереси и приговорил к сожжению Томаса Бейнардалишь зато, что тот молился на английском языке, и Джеймса Моретона - за чтение послания Иакова также на английском. Затем он отправил Энтони Парсонса и еще одного человека по имени Иствуд, а также еще одного, имя которого нам неизвестно, в Винздор в северо-центральной части Англии для допроса епископом Салисбурским, который по жестокости в отношении к еретикам уступал лишь Боннеру. Епископ, не тратя на допрос много времени, приговорил всех к сожжению.

Когда приговоренных цепями привязали к столбам, Парсоне попросил дать им попить воды и, когда ему подали чашу, поднял ее высоко и сказал, обращаясь к своим компаньонам: "Ободритесь, мои братья, возвысьте сердца ваши к Богу, ибо после этого скудного завтрака мы будем иметь обильную вечерю в Царствии Христа, нашего Господа и Спасителя". Когда Иствуд услышал слова Парсонса, он поднял глаза к небу и попросил Господа, чтобы тот быстро принял его дух.

Когда палачи принесли дрова и солому и обложили ими столбы, Парсонс обложил соломой себя вокруг груди и, обратившись к собравшейся смотреть на казнь толпе, сказал: "Вот всеоружие Божие, а я воин-христианин, приготовившийся к сражению. Я спасен не по милости, а благодаря заслугам Христа. Он мой единственный Спаситель, я доверяю Ему свое спасение". Зажгли огонь, и тела мучеников сгорели, но ничто не могло повредить их драгоценных и бессмертных душ. Их верность восторжествовала над жестокостью, и память об их страданиях всегда жива в сердцах тех, кто любит мучеников за Христа.

Вот так, с жестокостью и предательством благочестивые последователи Христа были гонимы в Англии. Ибо парламент короля Генриха VIII, который должен был бы защищать права жителей Англии, издал богохульный и жестокий указ: "Кто бы ни читал Писания в изложении Уиклифа [на родном языке, английском], будет лишен земель, скота, имущества и жизни своей собственной и своих наследников навеки, а также объявлен еретиком по отношению к Богу, врагом престола и предателем Англии". Такова была человеческая награда для истинных верующих во Христа, но их Господь наградил вечным венцом праведности.

Все книги

Назад Содержание Дальше