Назад Содержание Дальше

ИОНА

 

 

 
Мне не понять усталость света.
Вопросы есть. Но не на все
Определённы мне ответы,
А светит правда в темноте.
Не всё, что ищем, мы находим.
Нам часто много не понять.
И не поняв, порой отходим,
От света истинного вспять. 
А мир обманчивого чувства
Волнует ложным рубежом
На миг короткий. И потом
Разочарованно и грустно
Мы снова в поиске идём.
Как долго мы себя терзаем,
Как долго и напрасно ждём
И Божий план не понимаем.
Идём, стенаем, томимся и ищем.
Душа устало просит  пищи,
Вкушая боль бесплодных мук.
Проходит время зря. И вдруг
Мы всё внезапно понимаем.
Нам станет ясен каждый миг,
Когда мученья заменяя, 
приходит мир. Когда впритык
С небесной святостью столкнёмся,
На миг замрём  и улыбнёмся.
Да,  это так. И как ни странно,
Живёт и дышит неустанно
В нас не  непонятная  мечта
О вечном счастье. Суета
Её не властна уничтожить,
Внутри души она живёт.
И из людей  никто  не может
Её понять. Она тревожит
И душу к вечности зовёт.
Она порою так  похожа 
В своём упрямстве на людей,
Подобным нам, из древних дней.
Мой друг, мы жизнью нашей пишем
Свою судьбу. И свой отчет
Мы отдадим, когда услышим
Слова святые: "Се, грядёт!"
И звуки счастья, вопли стона
Тогда  разданутся вокруг,
Но будь внимательным, мой друг!
Давай мы вспомним по Иону.


Я вижу ясно пред собой
Тот грозный шторм. И как, с волной
За жизнь свою сражаясь трудно,
Плывёт, изнемогая, судно
В не соглашении с судьбой.
И среди грохота и шума,
Как будто скрывшись в мраке трюма, 
Спит, невзирая ни на что,
Беглец несчастный. Сон его
Здесь неуместен. Он не знает,
Что это судно погибает.
Он спит, как часто спим и мы.
Но среди этой мрачной тьмы,
Как будто отдалённым стоном,
Раздался крик: "Проснись, Иона!
Корабль  гибнет, выходи!
Еще чуть-чуть, совсем  немного
И мы умрём! Воздви же к Богу,
Что б не погибли от воды!
Молись все, остался ты".
Остался ты.  Судьбы загадка.
Вот брошен жребий. В сердце кратко
Летит вопрос, бросая в дрожь: 
"Кто ты? Откуда ты идёшь?"
Кто ты? Глухая боль признанья.
Кто я? В душе трудней всего признаться
В корне всех страданий
Короткой фразой: "Я еврей".
И если это неизвестно,  то я отвечу:
Мой народ - израиль избранный.
Я тот, кто перед Богом Вечным честно 
Ходил всю жизнь за годом год.
Что пользы в том теперь скрываюсь,
От всех и от себя бегу.
Всего лишь только потому,
Что с Богом я не соглашаюсь.
Но капитан, куда я спрячу
Свою тоску? Да, да, я плачу.
Мне очень больно  без Него.
И гордость сердца моего
Внутри меня сейчас терзает 
Буквально все. Пойми, я тот,
Кто правду истинную зная,
Ту правду, что во мне пылая
Усталое сознанье жжет,
Пытаюсь скрыться, убегая
От Господа. Знай: буря вод
Сейчас не просто разразилась.

И вспышки молний, гулкий гром
И всё другое совершилось
Из-за меня над кораблём.
Знай, что не будет преступленьем,
Когда сейчас меня волнам
Вы отдадите. Во мгновенье
Утихнет буря. Пусть же вам
Не будет в тягость это дело.
Не тратьте время, будьте смелы.
Бывает исповедь порой 
Не даст желанного покоя
И боль реальности,  волной
Нас принимая, грех не смоет.
Вкушая горечь сожаленья,
Мы вспомним всё. И обо всём
Напомнит память во мгновенье.
Но,  к счастью,  время не стоит.
И с громким воплем покаянья
Незамедлительно летит 
Свобода в солнечном сиянье.
Бог не без милостей и нам
В том сомневаться нет причины, 
Тем более,  когда Он Сам
Нас вырывает из пучины.
И мы, растрогавшись, готовы
Идти на призыв, не боясь.
Мы жаждем что-то делать снова,
В лицо опасности смеясь.
Да, мы готовы. Но обратно:
Ошибки боль, не тот расчет,
Как мы надеялись, и вот
Нам снова станет неприятно.
Себя почуяв огорченным.
Спокойно небо, солнца свет.
Никто не гибнет, все спасённы,
Но мы, спокойны ль мы?
О, нет. Нам тень растения дороже.
Всего  на свете в этот миг.
И мы так стонем: больно,  Боже!
Как больно - стебелёк поник!
Иона, слушай. Бог ответит
На необдуманный упрёк.
И то, что Он сейчас осветит,
Узри и взяв себе в урок,
Проникнись этим Божьим словом,
Внимай Ему и будь готов.
Так говорит Великий Бог:
"Когда впервые с горьким плачем

Над Авелем склонилась мать,
Постигнув с горечью, что значит
Иметь, но вместе с тем, терять -
Не ты смотрел на преступленья.
И как впервые над землёй
Раздамся первый крик мучения 
Адама с Евой предо Мной.
Не ты смотрел, как  одиноко 
Им было после без Меня.
Не ты страдал, седев  жестоко,
На их беспомощность смотря.
Я не создал их для страданья,
Я не создал их для греха,
Когда  вершиной мирозданья
Поставил их двоих тогда.
Не ты мучительно, веками 
Терпел падение людей,
Не ты бегущими годами 
Их звал к Себе от злых путей.
Не ты любил, не ты в терпенье
Их доставал из бездны зла,
Но  Я, лишь только Я,  прощенье 
Им с радостью давал всегда!
Не Я, а грех их души губит!
Я не хочу, чтоб было так.
Я не хочу, чтоб гибли люди,
Идя на смерть в бездонный мрак.
Пойми, что Я  - Отец и значит,
Мне дорога судьба людей.
Я их родил и зло не спрячет
Мольбу и слезы их очей".

Мольбу и слезы. Слово Бога
В себе скрывает боль Отца.
Его забота и тревога порой
Порой настолько нам близка.
Бывает, вечные законы
Дороже сердцу и родней,
Чем судьбы гибнущих людей,
Как было раньше, в дни Ионы.
Пусть слово вечного Писанья
Не будет нам, друзья, в упрёк.
Дай Бог, чтоб высшее призванье
Не в тягость было нам, но впрок.




Павел Шавловский 

Назад Содержание Дальше

 

Все стихи