Назад Содержание Дальше

ИСЦЕЛЕНИЕ ПРОКАЖЕННОГО

 

 

 
"Господь, мой Бог, Творец Вселенной!
К молитве слабой и презренной 
Внемли, внемли в святом величье, 
Когда весь мир  земных людей
С холодным, мрачным безразличьем, 
К глубокой горечи моей
Проклял меня, изгнав в пустыню.
Где я страдаю и доныне,
Несчастный жребий свой влача.
Где жизнь угаснет, как свеча.
Где постепенно умирая,
Мольбой смирённою взывая,
Губами тихо шевеля.
И мокрыми от слёз глазами
В ночную высь небес глядя.
Творец, о милости прошу.
Нет, мне не нужно всяких благ,
Хотя я болен, нищ и наг,
Но умирая постепенно,
Проказой страшной поражен.
Молю, услышь мой слабый стон!
Пошли мне смерть, но смерть мгновенно,
Пошли мне смерть без всяких мук.
Прервав мучительнейший круг,
Мне будет сладким утешеньем
Навеки с ней уйти в забвенье.
Прости кощунственное слово,
Что я  Тебе сейчас  сказал,
Но я  надежду быть здоровым,
Тебе признаюсь, потерял".

Мерцали серебром светила.
Молчала ночь, замолк и я.
Болезнь снова с большей силой
Жестоко мучила меня.
Душа усталая  стенала,
Как будто вырваться желала
От изнурительных объятий.
Вдали, уснув, лежали братья,
Несчастья горького друзья.
Им сна короткого мгновенье
На миг дарил успокоенье.
Поднялось солнце. День настал.
Что он нам даст, никто не знал.
Друзья, поднявшись, в путь пошли.
Я,  как и прежде, отставал.
Картины мрачного конца
Врывались снова к нам в сердца.

Как раньше, жаркий зной палил 
Нас всех, но мне порой казалась
Жизнь жестоким сном,
Клубком мучений. Но потом
Я с удивлением заметил, 
Что нас в дороге кто-то встретил.
Его в пути остановил 
Тяжелый вопль моих друзей.
И я скорее поспешил, 
Их крик о помощи молил:
"О, Иисус! О, Сын Давидов!",
Они взывали каждый раз,
"О, исцели, помилуй нас!"

Невдалеке от нас стоял
И с состраданием смотрел
Какой-то путник. Я не знал 
Кто он, а так же не посмел
Кричать с друзьями.  
Только взглядом, с надеждой
Вставши с ними рядом,
Смотрел с мольбой Ему в  глаза.
И, взор Его внезапно встретив,
Я вздрогнул вдруг, когда заметил,
С какою нежной теплотой
Он на меня смотрел. Так просто.
А в сердце боль проникла остро,
Как будто в чём-то виноват,
Ведь в душу вникнул этот взгляд,
Где всё узрел и прочитал
О  скрытом в сердце. Он узнал,
Когда Творца небес о смерти
Я тёмной ночью умолял.
Он видел всё. И то проклятье,
О чём Ему хотел сказать я,
Но нужных слов не находил.
Он и без них понял меня.

"Скорей идите, покажитесь
Священнику". И мы ушли.
Я  у друзей уже в пути 
Спросил: "Кто Он, скажите?"
Из них ответил мне один:
"То Царь, Мессия, Божий Сын".

Мне не понятно до сих пор,
Как это всё произошло.
Но боль, страданье и позор
Внезапно мигом всё ушло.
В себе, почуяв исцеленье,
Я замер в сильном изумленье.
Исчезли мигом  сердца муки.
Здоровы тело, ноги, руки!
И крик взлетел в небес покров:
"Творец, Творец мой, я здоров!
Творец! Творец!" И горло сжалось.
В слезах потоками прорвалось
Всё, что в душе своей имел.
Мне трудно это объяснить,
К стыду скажу, я не умел,
Я не умел благодарить.
Кричали, плакали друзья,
Со мною вместе. Исцеление 
Они имели, ну а я
В неописуемом волненье
Обратно быстро побежал.
Я знал, что делал, да я знал.
Я побежал тогда к Мессии
И Он меня как будто ждал.
Обняв Его святые ноги,
Я громко плакал и  рыдал.
И что-то говорил о Боге.
И снова, снова повторял
Не с красноречием в словах,
Но в благодарности слезах
Я говорил слова простые.
И с тихой грустью прозвучал вопрос:
"А где же остальные?"

 Мне стало больно. В этот миг
Я вспомнил вдруг об остальных.
Я вспомнил, как они просили.
Но чтоб придти к Нему, склониться.
Склонить сердца свои и лица
Со мною вместе,  позабыли.
Вздохнув, меня Он отпустил,
Но перед тем благословил.
И как на крыльях я потом
Летел обратно в отчий дом.
От счастья я летел как птица.
Я представлял родные лица.
Восторги, встречи и объятья
Отца и матери и братьев.
И крики радости в устах,
И слёзы счастья на глазах.
И снова слилось всё в одном -
Скорей в родной вернуться  дом.
Вот и пришел я, но там
Родные в первое мгновенье
Своим не верили глазам,
Глядя с великим изумленьем.
Не передать мне радость их,
Знакомых и друзей моих.

Немного времени спустя.
Желанье крепкое меня 
Подняло в путь, в Иерусалим,
Где перед Господом святым 
Мне захотелось помолиться,
В Великом храме преклониться,
Воздать хвалу Творцу и Богу.
И снова в дальнюю дорогу 
В Великий город я пошел.
Мой путь мне всё напоминал:
Те дни и страшные мгновенья
Когда от жуткого мученья 
Я постепенно умирал.
Вот место то, где я молился.
Где с болью Бога умолял,
Чтоб Он к мольбе моей склонился
И смерть скорее мне послал.
Но вот вдали глазам моим 
Предстал с величием святым,
Наследье  древнее отцов,
Краса земли - Иерусалим.
Он вновь стоит передо мной.
И я, смешавшийся с толпой,
К нему как прежде приближался
С народом вместе. Я спешил
И был немного удивлён,
Когда подняв свои глаза,
Вдали заметил три креста.
Кто там был распят, я не знал.
И поскорее поспешил
И тихо у людей спросил:
"Кого там, на кресте, распяли?"
Но только мне не отвечали.
Потом лишь прошептал один: 
"То Царь Мессия, Божий Сын"    
Я верить не посмел ушам.
Ушам не смог, но вот глазам!  
Возможно разве позабыть
Его лицо, лицо родное,
Настолько близкое, святое!
Взять оплевать его, избить!
И застонал я: "Боже мой!
Что они сделали с Тобой?!
Кто мог пробить гвоздями руки 
Твои? Кто мог Тебя казнить,
Когда умел Ты  жизнь дарить?
Ну, а теперь от страшной муки
Ты жизнь бесценную отдал!
Кому? Толпе людей презренной!
Кто только что Тебя поднял
В мученье страшном над вселенной?"
Мой взор туманился от слёз,
Я застонал: "О, мой Христос!"    
И больше говорить не мог
И повторял себе: О, Бог!
Сплетённый тернием венец
Чело язвил. Но вздрогнул я,
Когда, в небес простор глядя,
Он закричал: "Отец! Отец!
Зачем оставил Ты Меня?"
Померкло солнце. Тьма сошла.
Народ бежал, остался я.
Откуда взялось то томленье
В душе и сердце, я не знал.
Но преклонив свои колени,
Сквозь слёзы, с болью  прошептал:
"Господь, мой Бог, Творец вселенной!
Молитве слабой, но священной,
Внемли. Внемли в святом величье.
Когда весь мир земных людей
С холодным мрачным безразличьем
Распял Христа  -  Царя Царей.
Когда о смерти я взывал, Он,
Вместо смерти -  жизнь мне дал.
И жизнь эту принимая,
Её Тебе  я возвращаю.
Навек отныне, Боже мой,
Я раб Христов и раб я Твой!



Павел Шавловский      

Назад Содержание Дальше

 

Все стихи