"Уход из христианского дома"

 Роберт Е. Бэрнелл

 

Назад Содержание Дальше

Пустыня Поклонения

"Вода! Кто бы мог подумать, что посреди этой пустыни может быть море!" - восклицает путник, когда я вижу его в следующий раз в своем сне. С вершины громадного песчаного холма он смотрит вниз на синюю поверхность, простирающуюся до горизонта. "Но нет, это не вода, - вспоминает он. - Старик на горе сказал, что это начало второй пустыни". Когда он спускается с холма, видит, что странное море песка не такое ровное, как это кажется сверху. Синие волны простираются вдаль, как в замершем океане. "Может быть, это как-то связано со "стеклянным морем" перед престолом Божьим. Может быть, волны выровняются, когда я подойду к граду Божьему".

Внезапно в нескольких шагах от путника появляется существо неземной красоты. "Привет", - говорит существо. - Тебе предстоит долгая прогулка. Многие погибли, пытаясь пройти ее пешком. Я предлагаю тебе более легкий путь".

"Легкий путь?" - спрашивает путешественник.

"Да, у меня есть возможность пересечь эту пустыню в одну секунду. Если хочешь, я могу взять тебя с собой. Я доставлю тебя в полной сохранности прямо на другую сторону".

"Что я должен сделать?"

"Все, что я требую, это знак уважения. Если ты просто преклонишь колени в почтении ко мне, я пронесу тебя через пустыню со скоростью света".

"Но это будет поклонением тебе, не так ли?"

"Почему ты считаешь это странным? Люди делают это каждый день. Ты сам это делал до того, как пришел в эту пустыню. Люди часто поклоняются мне в Христианском городе. Некоторые там поклоняются деньгам - служа им, как рабы. Глаза их загораются от одной мысли о них. Но любовь к деньгам - это только символ моей реальности".

"Твои разговоры о деньгах не трогают меня. Они никогда не были чем-то важным в МОЕЙ жизни", - возражает путник.

"А как насчет любовных историй" Что может быть прекрасней или невинней любви? Но когда состояние влюбленности становится целью и завладевает разумом, начинается идолопоклонство. За словами "вечно твой" стоит идол, - говорит он торжественно. - Но самое большое личное удовлетворение мне доставляют люди, стремящиеся к успеху в религиозной жизни".

"Хватит, - резко останавливает путешественник его хвастовство. - Если за быстрый переход через эту пустыню я должен заплатить поклонением тебе, то я с радостью пойду пешком, даже если это займет вечность!"

При этих словах колдовское творение исчезает, не добившись своих целей.

Вскоре я слышу, как путешественник снова рассуждает сам с собой: "В Христианском городе можно получить поверхностную веру в Бога, но реально поклоняться тому, что владеет разумом день и ночь. Это идолопоклонство. Теперь, оставив все это, я могу выжить только поклонением Богу. Бог сказал в 43 главе книги Исайи: "Вот Я делаю новое; ныне же оно явится; неужели вы и этого не хотите знать? Я проложу дорогу в степи, реки в пустыне. Полевые звери прославят Меня, шакалы и страусы, потому что Я в пустынях дам воду, реки в сухой степи, чтобы поить избранный народ Мой".

"Возможно, такое поклонение может сформироваться только в пустыне, с ее сухостью и постоянной жарой, палящим светом и жуткой тишиной".

Эти размышления прерываются внезапными звуками неописуемой музыки, поющей с неземной красотой. Голоса раздаются как будто отовсюду. Однако никого не видно. С вершины синей волны путешественник видит семь человек, стоящих в ложбине с руками, воздетыми вверх, возносящих хвалу Богу. Но поют как будто миллионы человек! Тогда путник открывает свои уста, и из них тоже устремляется поток хвалы Бога. В это время возвращается его таинственная спутница. Наполненный радостью путник говорит ей: "Ты видишь, что семь молящихся окружены множеством великолепных существ, чьи голоса сливаются с их голосами. Я чувствую, что отсюда из пустыни я уже каким-то необычайным образом вхожу во внешние дворы града Божьего".

Его спутница отвечает стихами из Послания к Евреям: "Но вы приступили к горе Сиону и ко граду Бога живого, к небесному Иерусалиму и тьмам Ангелов, к торжествующему собору и Церкви первенцев, написанных на небесах, и к Судии всех Богу, и к духам праведников, достигших совершенства, и к Ходатаю нового завета Иисусу, и к Крови кропления, говорящей лучше, нежели Авелева. Итак, мы, приемля царство непоколебимое, будем хранить благодать, которою будем служить благоугодно Богу с благоговением и страхом, потому что Бог наш есть огонь поядающий".

Через какое-то время песня прекращается. Все стихает. Не видно никого, кроме семи молящихся, которые желают путнику Божьего мира и уходят по склону холма, оставив его наедине со спутницей. Она ведет его к бьющему ключом источнику и предлагает ему еще один раз напиться.

"Итак, это Пустыня Поклонения", - восклицает путник, все еще в трепетном состоянии от пережитого.

"Да, здесь христиане учатся поклоняться Богу-Отцу в духе и истине. Ты можешь назвать это внешним двором града Бога; ибо как ты видел, жители этого города везде вокруг тебя. Там позади, в Пустыне Прощения, ты начал переживать силу Крови Иисуса, очищающую внутренность твоего сердца. Здесь к пустыне Поклонения ты принимаешь Святого Духа. Бог крестит тебя силой свыше, чтобы ты поклонялся Ему поклонением, которое в следующих пустынях примет очертания действий. Иоиль говорит нам во второй главе: "И будет после того, излию от Духа Моего на всякую плоть, и будут пророчествовать сыны ваши и дочери ваши; старцам вашим будут сниться сны, и юноши ваши будут видеть видения. И также на рабов и на рабынь и те дни излию от Духа Моего".

"Я никогда не испытывал такого поклонения, как здесь, но будет ли это продолжаться? - спрашивает путник. - Смогу ли я поклоняться живому Богу с такой благодатью в следующих пустынях?"

"В тебе происходят изменения, и если ты позволишь им, они будут продолжаться вовеки. Твое сердце будет открываться изливающимся Духом. Твои уста будут открываться, чтобы говорить Богу то, что Он даст тебе провещевать: "Ваши сыны и дочери будут пророчествовать". И твои глаза будут открываться, чтобы видеть видения и сны. Ты сейчас получаешь глаза, которые видят Бога".

"Но разве то же самое не происходит там, в Христианском городе? Мне говорили, что такого рода вещи происходят в Апостольской церкви будущего каждое воскресенье".

"Разница, брат, в том, что здесь ты не только вкушаешь поклонение или плескаешься в поклонении. Здесь в пустыне ты теряешься в поклонении Божьем так, что вся твоя благодарность и хвала идет к Нему. Все что ты делаешь, делается для Него".

"Но разве в этом нет опасности фанатизма?"

"Фанатики поклоняются принципам, идеям, человеческим личностям и даже бесам, но никогда не поклоняется Богу. Всепоглощающее поклонение Богу - это дверь и путь не к фанатизму, но к такой свободе, которую ты еще никогда не знал. Когда ты теряешься в поклонении Божьем, ты больше не поклоняешься таким вещам, как деньги, любовные истории или успех. Ты нашел единственно верный объект поклонения, и когда ты поклоняешься Ему, ты совершен".

С этими словами его спутница исчезает. Снова путешественник остается один в море синего песка, потерянный в поклонении Божьем.

Все книги

Назад Содержание Дальше