"Любимый дом Бога"

Томми Тинни

 

Назад Содержание Дальше

Глава 6. Не стоит доверять тому, кто не хромает. Борьба с божественным предназначением

Божьему народу нужно нечто большее, чем просто еще одно "хорошее собрание", на котором по спине бегают мурашки. Нам нужна встреча с Богом, которая сделает нас хромыми! Где те Иаковы, которые будут удерживать проявление Божье, и бороться со своей судьбой до тех пор, пока она не изменится? Кто попытается удержать Бога и скажет: "Не отпущу Тебя, пока не благословишь меня"?

И остался Иаков один. И боролся Некто с ним до появления зари; и, увидев, что не одолевает его, коснулся состава бедра его, и повредил состав бедра у Иакова, когда он боролся с Ним. И сказал: отпусти Меня, ибо взошла заря. Иаков сказал: не отпущу Тебя, пока не благословишь меня. Быт. 32:24-26.

Многие теряются в догадках, как Иаков мог так некорректно, даже дерзко разговаривать с Богом Всемогущим. Я верю, что Иаков (его имя имело буквальное значение "он хватает за пятки", а в переносном смысле значило "он лжет") просто говорил на том языке, который для него был понятен. Он со временем стал патриархом, но это не означает, что он был богословом. Жаждущие всегда будут отчаянно стремиться к тому, что с точки зрения образованных недоступно. Иаков понимал важность благословения, так как он хорошо помнил, что произошло после того, как отец возложил руку на его голову:

Я наверняка знаю лишь одно - отцовское благословение изменило мою жизнь и все вокруг меня, поэтому мне снова нужно постараться получить нечто подобное. Я знаю только, что это называется благословением, поэтому коснись меня.

Я должен получить это. У меня уже есть земное благословение. Теперь мне нужно получить небесное. Не отпущу Тебя, пока не благословишь меня.

Это не небесная "распродажа"

Слишком часто мы приходим к Богу, как в магазин во время распродажи. Ищем ли мы пробуждения, физического исцеления или финансового благословения, мы всегда надеемся получить желаемое за как можно более низкую цену и как можно быстрее. Не знаю, как вы, но я еще ни разу не видел, чтобы Бог творил что-либо в соответствии с такими ожиданиями. Мы стремимся поскорее занять очередь, словно попали в небесный магазин, сжимая в руках список молитв и прошений. Затем мы говорим: "Благослови меня". Я уже начал молиться, чтобы Бог отвечал не на наши просьбы, но двигался в соответствии с нашими нуждами. Мы всегда знаем, чего хотим, но знаем ли мы, что нам на самом деле нужно!

Имя "Иаков" означает "ловкач", "обманщик". Он с детства был склонен к махинациям: сначала обманным путем похитил у старшего брата его первородство, а затем у отца - благословение. Сказать, что ему нельзя было доверять, означало ничего не сказать. При этом Иаков происходил из хорошей семьи: он был сыном одного из самых известных мужей в истории. Он вырос "в церкви", так как Авраам и Исаак пересказали своим сыновьям истории о своих встречах с Богом, которые и дошли до нас в виде Библии. Иаков был призванным и имел божественное предназначение, которое ему надлежало исполнить, "о ему не доверяли, так как он по-прежнему оставался Иаковом. Все изменилось после одной-единственной встречи.

И сказал: как имя твое? Он сказал: Иаков. И сказал: отныне имя тебе будет не Иаков, а Израиль, ибо ты боролся с Богом, и человеков одолевать будешь. Спросил и Иаков, говоря: скажи имя Твое. И Он сказал: на что ты спрашиваешь о имени Моем? И благословил его там. И нарек Иаков имя месту тому: Пенуэл; ибо, говорил он, я видел Бога лицем к лицу, и сохранилась душа моя. Быт. 32:27-30.

После нескольких часов борьбы и попыток одолеть друг друга Иаков, вероятно, поверил в то, что еще чуть-чуть - и благословение у него "в кармане". Я верю, что он подумал примерно так: "Отлично, скоро это ангельское существо, с которым я борюсь, это проявление Бога, скажет: "Хорошо, хорошо, Я благословлю тебя. Теперь преклони колени, и Я возложу руки на твою голову". Однако "на распродаже" его поджидал сюрприз.

Не благословляй мою прошлую жизнь, дай мне новую

Господу не пришлось простирать Свою руку, наполненную благословениями, так как Иакову не нужно было благословение для его прошлой запутанной и не всегда правильной жизни. Большинство исследователей согласны с тем, что Иаков боролся с воплощением Иисуса Христа. Эта точка зрения основана на природе полученного им благословения и на словах Иакова: "...Я видел Бога лицеем к лицу, и сохранилась душа моя' (Быт. 32:30). Очевидно, что в данной ситуации Господь позволил Иакову "одолеть" Себя в физической борьбе, чтобы помочь ему прийти домой с новым именем и в новом качестве для осуществления Божьих замыслов. Но при этом выбор того, стоит ли "одолевать", оставался за Иаковом, и он решил удерживать Бога до тех пор, пока не получит Его благословения, и тем самым успешно прошел испытание.

Ему нужна была новая жизнь. Поэтому Господь слегка прикоснулся к суставу бедра Иакова, но сила этого прикосновения была такова, что сустав растянул окружающие его связки, и Иаков получил хронический вывих. В результате Иаков оставался хромым весь остаток жизни.

Когда Исав, старший брат Иакова, увидел, как к нему приближается, хромая, Иаков, он, наверное, подумал так: "Это уже не тот Иаков, который обманом лишил меня первородства. У него даже походка изменилась. Походка стала смиренной, а он сам - таким слабым. Он стал другим. Не могу убить его - он мой брат". Прежнего брата он готов был убить, но нового Иакова принял в свои объятия. Если мы согласны умереть для плоти, тогда люди, ранее ненавидевшие нас, смогут увидеть в нас нового человека.

Возможно, Иаков хотел такого благословения, которое заставило бы его разъяренного старшего брата покориться ему, но Бог благословил его по-другому. Он изменил его так, чтобы Иаков понравился брату. Настало время и для изменения Церкви.

Церковь слишком долго надменно шествовала по миру, тыкая пальцами на творящиеся вокруг беззакония и призывая каждого "исправиться". Между тем у нас самих в глазу торчит пресловутое бревно длиной в километр. Пришло время нам сказать: "Боже, я не знаю, намерен ли Ты принести благословение или изменение, но хочу, чтобы что-то произошло. Научи нас, как устроить престол благодати вместо престола суда".

Я устал от прикосновений, которые не несут изменений

Нам нужны такие встречи с Богом, которые изменяют нас навсегда. Я устал приходить в церковь и ощущать прикосновения, которые не несут мне изменений. Мы должны запереться наедине с Божьим присутствием и сказать: "Я не позволю Тебе уйти, пока внутри меня не произойдет нечто такое, что изменит меня навсегда". Нужно искать Божьего изменения, которое унесет ветхого человека и прежние взгляды на жизнь. Некоторым из нас придется "умереть", чтобы проявились изменения к лучшему. Люди должны увидеть, как мы приближаемся, прихрамывая, должны почувствовать нашу слабость, которая родилась в тот день, когда мы проиграли борьбу с Богом. Только это заставит людей сказать: "Мне нравится этот человек. Его речь уже не надменна, в ней слышна спокойная уверенность, исходящая из глубины сердца". Вот почему моим девизом стало: "Не стоит доверять тому, кто не хромает".

Все благовестники пробуждения проходили через борьбу

Дункан Кемпбелл, ставший свидетелем пробуждения на Гебридах, очень хорошо знал, что значит "бороться с предназначением и проиграть". Вот как он рассказывал о себе Элану Винценту:

Я расскажу тебе, с чего началось пробуждение на Гебридах. Его истинное начало было не на какой-либо большой конференции, на которой я должен был проповедовать. Оно началось в моем кабинете. Задолго до этого я принимал участие в служении, которое получило в Англии название Миссионерское движение веры. Пока я был неженатым, я объездил на велосипеде всю Англию, раздавая Евангелия, молясь и служа всем, чем мог, и именно там было положено начало последующим великим событиям. Именно там было брошено семя всего, чего я достиг впоследствии. В процессе служения я решил вернуться в учебное заведение и продолжить свое образование. Со временем я стал лучшим студентом, а впоследствии - тем, кого вы знаете как Его Преосвященство Дункан Кемпбелл.

Кемпбелл стал одним из самых известных проповедников в Англии того времени. Кульминационным событием в жизни англиканской церкви того времени была ежегодная конференция Кесвик Уик. Она проходит и в наши дни, хотя масштаб ее уменьшился. Для проповедей на Кесвик Уик приглашались только самые лучшие и яркие проповедники, среди которых год за годом ключевое место занимал Его Преосвященство Дункан Кемпбелл. Но случайное замечание, произнесенное дочерью-подростком, повергло его в борьбу с Богом, которая навсегда изменила и его служение, и жизнь на Гебридских островах.

Почему Бог перестал использовать тебя так, как раньше?

Дункану Кемпбеллу в то время уже перевалило за 40 и, как он полагал, его жизнь достигла пика. Однажды, когда он работал над проповедью для очередной конференции Кесвик Уик, к нему заглянула его 15-летняя дочь. Дочерям свойственно говорить истину, даже не осознавая, каковы будут последствия от их слов. (Большую часть того, чему я научился от Бога, я получил через своих малышек!) Когда Дункан Кемпбелл разговаривал с дочерью, она вдруг спросила его: "Пап, а почему Бог перестал использовать тебя так, как раньше?"

Кемпбелл рассказывал одному моему другу, англичанину Айбиду: "От этого вопроса мои паруса совершенно поникли, так как я-то был уверен, что нахожусь на подъеме. Когда она мне задала этот вопрос, я работал над проповедью, которая, как мне казалось, должна была повлиять на всю Англию. Поэтому я отложил ручку и спросил:

- Дорогая, что ты имеешь в виду?

- Пап, ты же рассказывал мне о том, что происходило, когда ты служил в Миссионерском движении веры,- пояснила она,- Почему же Бог больше не делает с тобой ничего подобного?

Мне пришлось построить несколько неуклюжих умозаключений и попытаться объяснить все с точки зрения богословия, так как я не хотел ударить в грязь лицом перед дочерью. Затем я снова приступил к работе... до тех пор, пока она не вышла из комнаты. Когда она ушла, я опустился ниц и произнес:

- Боже, она права!

Лежа на ковре, я зарыдал и взмолился:

- Боже, если Ты вернешь меня к тому, что я имел когда-то, я сделаю все, что Ты пожелаешь.

Три недели спустя я сидел на сцене среди других почетных гостей во время конференции. Перед этим я уже один раз проповедовал и вскоре должен был снова проповедовать. И тут Бог проговорил ко мне, сказав:

- Вставай и отправляйся на Гебридские острова, на остров Льюис.

Если ты пойдешь, Я дам то, о чем ты просил

Я сказал:

- Боже, но мне же надо проповедовать. Он ответил так ясно, что мне показалось, словно я слышу голос:

- Дункан, лежа на полу своего кабинета, ты пообещал Мне, что сделаешь все, что бы Я ни попросил, если Я снова дам тебе то, что ты имел когда-то. Если ты пойдешь, Я дам тебе то, о чем ты просил.

Дункан Кемпбелл немедленно покинул сцену, подошел к сидевшему в зале одному из устроителей конференции и, наклонившись к нему, тихо произнес:

- Извините, но возникли некоторые неотложные обстоятельства. Мне нужно уйти.

Через три дня он уже подплывал к острову Льюису. Когда он ступил на землю и спросил, где живет пастор, местные жители ответили:

- У нас нет пастора. В городе всего три церкви - две из них закрыты, а в третьей собираются несколько пожилых леди и почтальон. Но если вам нужен человек, ударившийся в религию, то этот почтальон - именно тот, кого вы ищете.

Почтальон был старейшиной в церкви и в его обязанности входило поддержание установленного порядка собраний и временное исполнение обязанностей пастора. Дункан Кемпбелл нашел дом почтальона и постучал в дверь, не зная, чего ожидать. Открыв дверь, почтальон прямо с порога заявил:

- О, мистер Кемпбелл, вы как раз вовремя. Мы еще успеем выпить чаю до начала вечернего собрания. За чаем он все пояснил:

- Я и сестры как-то молились, и Бог проговорил к нам, сказав, что вы приедете. Полгода назад я напечатал плакаты, в которых было объявлено, что сегодня вечером состоится собрание.

Мистер Кемпбелл рассказывал моему другу:

- Тут меня осенило, что на самом деле Бог не нуждался во мне. Он уже все приготовил и без меня, но все же хотел, чтобы и я принял в этом участие.

Дункан Кемпбелл боролся с Богом за свое предназначение и поднялся с окропленного слезами ковра измененным человеком. Только тому, кто отмечен хромотой, можно было доверить то, что впоследствии было названо "пробуждением Новых Гебрид". Это пробуждение наглядно показывает нам, что может произойти, если Бог сходит на целый регион! Тысячи пришли ко Христу, не услышав ни единой проповеди, без участия какого-либо проповедника и даже не войдя в стены какой-либо церкви! И все это произошло за сто лет до широкого распространения средств массовой информации. Это "невыразимое, сокрушающее сердца" пробуждение преобразовало целый регион и было поистине чудесным. Оно началось в сокрушенной молитве тех, кто был настойчив в поклонении, и родилось в сердце Дункана Кемпбелла в тот день, когда он боролся с Богом и проиграл.

Иаков получил в борьбе приз своего поражения

Когда Иаков проиграл в борьбе с Богом, он был преобразован из человека, которому было мало дела до Того, Кто должен быть на первом месте, в патриарха избранного народа Божьего. Он боролся с Богом за свое предназначение и получил в борьбе приз своего поражения. Это был тот поединок, который он должен был проиграть для своего же блага. Чтобы войти в предопределенное ему Богом предназначение, он нуждался в изменении. Церковь также нуждается в изменении.

Если мы хотим выйти на следующий уровень, мы должны перевести свое внимание с Божьих рук на Его лицо. Я так часто нахожусь в разъездах, что особенно ценю то время, которое мне удается провести дома со своими детьми. Однажды, когда моей младшей дочери было шесть лет, я приехал домой и, как только я присел отдохнуть в кресло, она тут же взобралась ко мне на колени. Я был уставшим и одним глазом читал газету, а другим - смотрел новости по телевизору, но она задалась целью овладеть моим вниманием. Она потянулась своей ручонкой с пухленькими пальчиками шестилетней малышки и ухватилась за мое лицо. В то время она выговаривала еще не все буквы, поэтому, отвернув мое лицо от "конкурента", произнесла: "Статьи на меня, папа. Статъи на меня".

Потом она обцеловала меня. Я крепко обнял ее, а затем снова попытался вернуться к своей газете. Она снова ухватилась за мое лицо и повторяла: "Статъи на меня, папа",- пока полностью не овладела моим вниманием. После 15 минут поцелуев и невероятных объятий моей малышки, она в конце концов растопила мое сердце. Обычно дети действуют подобным образом, когда им что-то нужно, поэтому я, обняв ее покрепче, спросил:

- Андреа, чего ты хочешь?

- Ничего,- ответила она,- Я хочу тебя, папа.

Я почувствовал еще большую любовь к ней, а она просто гладила мое лицо своими маленькими ручками и смотрела на меня большими карими глазами, склонив головку набок. В завершение она улыбнулась и произнесла:

- Я юбью тебя, папа.

- Ну, все-таки, чего ты хочешь? - не унимался я, считая, что коль все продолжается так долго, значит, речь пойдет о каком-то действительно большом желании. Три раза я спрашивал у нее, чего она хочет, и всякий раз она отвечала:

- Ничего, папа. Я хочу тебя.

Наконец я предложил Андреа:

- Пошли в машину.

Мы поехали в город и по пути я снова спросил:

- Так чего же ты хочешь, малышка?

И снова она ответила:

- Ничего, папа. Я просто хочу тебя.

Вскоре мы подъехали к самому известному магазину игрушек, и ее глаза загорелись. К тому времени мое сердце настолько растаяло, что мне хотелось просто войти с ней в магазин и спросить:

- Итак, малышка, лишь скажи мне, какую половину магазина ты хочешь. Можешь выбрать любую из двух, и ты тут же ее получишь.

Но, взяв себя в руки, я предложил нечто более скромное, но то, что я мог выполнить:

- Выбери любую игрушку, какую только пожелаешь!

Есть ли кто-нибудь, кто просто хочет Меня?

Вы знаете, что она выбрала? Маленькую бутылочку с мыльной водой, к крышке которой прикреплено кольцо, подув в которое, можно пускать мыльные пузыри. И только после этого я внезапно понял, что ей действительно ничего не было нужно. Она просто хотела меня! И только из-за того, что она хотела меня, я мог дать ей что угодно. Как часто мы приходим на собрания в церковь для того, чтобы представить свои просьбы, о чем-то попророчествовать, о чем-то попроповедовать, в то время как Бог говорит:

- Есть ли кто-нибудь здесь, кто просто хочет Меня?

Наивысший уровень поклонения начинается тогда, когда мы оставляем в покое Его руки и начинаем искать Его лица! Его лицо означает Его благоволение. В библейские времена, когда люди отворачивали свои лица от вас, это означало, что вы можете находиться в их присутствии, но не снискали их благоволения. Например, Авессалом жил в Иерусалиме два года, но не видел царского лица (см. 2 Цар. 14:28). Он мог сколь угодно долго жить в городе, но не мог войти в тронный зал.

Вполне возможно жить в Царстве и не видеть Его лица: пользоваться полагающейся по завету защитой, обеспечиваемой пожарными, полицией и городскими властями, но не иметь благоволения Царя. Как долго церковь не ищет истинного благоволения Божьего! Мы живем в Царстве, требуем своего и получаем требуемое. Будучи Отцом, Который выполняет даже эгоистические требования, Он дал блудному сыну его часть, зная наверняка, что он собирается сделать с ней. Злоупотребление благословением - это когда мы принимаем дары из рук Отца для того, чтобы окупить свой уход от Его лица, когда мы ставим благословение выше Благословляющего.

Мы должны повзрослеть настолько, чтобы сказать: "Дело не в Его руках",- отвести Его руки в стороны, чтобы найти Его лицо и произнести: "Я буду служить Тебе" и "Я просто хочу быть там, где Ты". Тогда наше поклонение перестает быть эгоистичным, направленным лишь на получение чего-либо. Вместо этого мы начинаем просто отдавать все Ему. Вместо "благослови меня" приходит "благословляю Тебя"! Мы перестаем давать, чтобы получить, и начинаем давать просто от любви!

Когда приходят такие изменения, Он Сам дает таким преданным людям и перстень власти, и одежды благословений. Теперь Он знает, что они не будут злоупотреблять своими взаимоотношениями с Ним, ища снова Его руки, а не Его лица. Бог также намерен изменить то, как мы "выстраиваем церковь". Присутствие выше подарков! Ему нужны поклонники, которые будут искать "Дарителя" в большей степени, чем "дары"! Относитесь ли вы к таким людям? Будете ли вы строителем любимого дома Бога?

Папа, ты можешь сесть, где хочешь

Однажды, когда я был в отъезде, я позвонил домой, чтобы поговорить с младшей дочерью Андреа. Я спросил у нее:

- Чем ты сейчас занимаешься, малышка?

- Я играю в гости, папа,- ответила она.

- Оставь место для меня и мы представим, как будто я тоже понарошку пью чай с твоими гостями,- предложил я.

- А я уже оставила,- сказала она.

- Хорошо,- сказал я,- а где же я тогда сижу?

То, что я услышал в ответ, просто растопило мое сердце:

- Ну, я не знала, где тебе понравится, поэтому оставила для тебя пять мест.

Как давно церковь так нуждалась в Нем, что мы просто говорили: "Отец, Ты можешь сесть, где хочешь. Там, здесь - не имеет значения. Только приди". Я пообещал моей дочурке:

- Когда я вернусь, папа поиграет с тобой в гости по-настоящему.

Дело было в разгар лета в Луизиане, когда жара достигает 35 градусов в тени при 95-процентной влажности. Игрушечный домик Андреа находится на заднем дворе на самом солнцепеке. Не успел я с кейсом в руках переступить порог, как Андреа тут же подбежала ко мне и сказала:

- Папа, пойдем.

Я не успел даже распаковать вещи, но ничего не поделаешь - надо было держать слово. В этот раз папе пришлось поиграть в гости.

Ее игрушечный домик был настолько мал, что я не уверен, как лучше сказать: вошел ли я в него или просто надел на себя! Я сидел на полу, а моя голова подпирала крышу. Едва я еле втиснулся в игрушечный домик, как она дала мне крошечную салфетку и строгим голосом приказала:

- Надень-ка.

Она заранее накрыла стол, и, как только я закончил с салфеткой, мы начали пить наш воображаемый чай. Она протянула мне чашку и сказала:

- Это тебе, папа.

Потом обошла вокруг стола и добавила, обращаясь к кукле:

- Это тебе, а это мне. Затем мы сели и "отхлебнули" чаю вместе.

- Вкусно? - спросила Андреа у меня.

- О да, очень вкусно,- сказал я ей, хотя мы, распивая воображаемый чай, истекали вполне реальным потом.

- Попробуй печенье,- предложила Андреа (печенье тоже было воображаемым). Я "взял печенье", и она снова спросила:

- Правда, весело?

Правда, конечно, состояла в том, что я выглядел весьма комично, но ей было весело не от этого, а от того, что я был рядом с ней. Поэтому я ответил:

- Да, малышка, очень весело. Наконец Андреа сказала:

- Папа, здесь жарко и я хочу пить. Давай пойдем в большой домик и чего-нибудь выпьем.

- Пошли, малышка,- быстро согласился я. Мы вернулись в "большой домик", я усадил ее за настоящим столом, налил в стаканы холодного чаю со льдом и сел рядом с ней.

- Теперь у нас все взаправду,- отметила она.

Мы, взрослые, также нередко играем в "гости" в своих игрушечных домиках, с той лишь разницей, что эта игра у нас называется "выстраивать церковь". Мы заставляем Бога втискиваться в ограниченный объем наших игрушечных построений и угощаем Его воображаемыми хвалой и поклонением. Но самое печальное в том, что затем мы смотрим на Него и спрашиваем: "Правда, весело?"

Папа, мы устали играть в наши игры

Он отвечает нам: "Да",- но только потому, что Он хочет сделать все возможное, чтобы пообщаться с нами. Он даже отдает "в плен крепость Свою" (Пс. 77:61), чтобы побыть с нами, потому что Он так сильно желает, чтобы мы были с Ним. Но на самом деле Он ждет, когда же мы скажем: "Папа, мы устали играть в церковь. Не возьмешь ли Ты нас в большой дом для настоящего общения?"

Мне надоело возвращаться домой из церкви без каких-либо изменений. Я предпочел бы вернуться со встречи с Богом прихрамывая, а не подпрыгивая,- ведь это означало бы, что мое предназначение изменилось.

Возможно, вам не нравится ощущение разочарования, но вы должны понимать, что иногда разочарование несет в себе благословение. Это подобно тому, как голод может нести в себе насыщение, так как он производится Богом для того, чтобы кое-что произошло. Эта мысль - не от меня, а от Него: "Блаженны алчущие и жаждущие правды, ибо они насытятся" (Мф. 5:6).

Святой голод и благословенные разочарования могут привести к поединку, изменяющему предназначение. Вам нужно постараться проиграть его... но только не от того, что вы испугались Божьего прикосновения. От этого прикосновения навсегда усохло сухожилие на бедре Иакова, в память о чем иудеи не должны были есть "сухожилие Иакова" ни от какого животного. Иудейские законы, определяющие правила питания, запрещали употреблять в пищу мертвечину. Бог наложил печать "смерти" на жизнь Иакова для того, чтобы он мог обрести свое будущее. Смерть плоти часто обеспечивает выполнение предназначения в будущем. Для того чтобы Его предназначение для вас ожило, ваши планы на жизнь должны умереть.

Мне кажется, что мы так переполнены заботами о карьерах, расписаниях и созданных человеком машинах, что уже утратили возможность ощущать простоту проявленного Божьего присутствия. Мы отчаянно нуждаемся в том, чтобы подхватить девиз Иоанна Крестителя и применить его к нашим жизням: "...Ему должно расти, а мне умаляться" (Ин. 3:30). Пришло время призвать Иаковов, которые уже доросли до того, чтобы пресытиться собой настолько, что они смогут начать бороться со своим предназначением, пока их не коснется Бог,- даже если после этого им придется вернуться домой хромыми и с навсегда изменившимися сердцами.

Бог мой, измени Сердце мне, любя Жезл Свой протяни И направь меня.

Все книги

Назад Содержание Дальше