Оставленные

 Тим Ла Хэй и Джерри Б. Дженкинс

 

 

Назад Содержание Дальше

Глава 11
 Рейфорд был рад, что он мог взять с собой Хлою в субботу, после того как они несколько примирились со своим горем. И особенно он был рад тому, что она согласилась пойти с ним в церковь.

Весь день Хлоя была сонной и спокойной. Мельком она упомянула, что намеревается прервать занятия на семестр, прослушав несколько курсов здесь, на месте. Рейфорду это понравилось. Он постоянно думал о ней. Теперь он понял, что она тоже думает о нем, и его это тронуло.

По дороге он сказал ей, что после полета в Атланту им придется ехать из аэропорта врозь, чтобы он мог забрать свой автомобиль. Она улыбнулась:

- Думаю, я справлюсь с этим. Все-таки мне уже двадцать.
- Порой я обращаюсь с тобой как с маленькой? - спросил он.
- Не слишком часто,- сказала она,- хотя ты мог бы уже с этим покончить.
- Я знаю, что ты хочешь сказать.
- Вряд ли,- сказала она.- Попробуй угадать.
- Ты хочешь сказать, чтобы я перестал обращаться с тобой, как с маленькой девочкой, предоставив тебе свободу и не пытаясь в чем-либо убедить.
- Думаю, что это само собой разумеется. Но ты ошибаешься, дорогой. Я хочу сказать, что ты убедишь меня, что относишься ко мне как к совершеннолетней, если разрешишь мне в понедельник вести из аэропорта твой автомобиль.
- Это просто,- произнес Рейфорд неожиданно детским голосом.- И тогда моя девочка почувствует себя взрослой девушкой? Хорошо, папочка согласен.

Она ткнула его кулаком, улыбнулась, но затем помрачнела.
- Странно, что я могу шутить в такие дни,- сказала она.- Такое горе, а я веду себя так ужасно.
Рейфорд пропустил это замечание мимо ушей. Он повернул машину за угол, и их взгляду открылась маленькая изящная церковь.
- Не придавай большого значения тому, что я сказала,- попросила Хлоя.- Но я не буду заходить внутрь, ладно?
- Нет, но было бы лучше, если бы ты вошла. Она поджала губы и покачала головой, но все-таки последовала за ним.

Брюс Барнс оказался толстеньким коротышкой в очках с проволочной оправой, хорошо, хотя и несколько небрежно одетым. Рейфорду показалось, что ему немного за тридцать. Он вышел из церкви с небольшим пылесосом в руках.

- Извините,- сказал он,- должно быть, вы Стилы. Я рад, что сейчас здесь все мои сотрудники, за исключением Лоретты.
- Здравствуйте,- сказала пожилая женщина за спиной Рейфорда и Хлои
.
Она стояла в дверях служебного помещения, изнуренная и понурая, как будто была жертвой войны. После обмена любезностями она ушла в помещение.

- Она готовит небольшую программу на завтра,- пояснил Барнс,- тяжелое время, мы совершенно не представляем, сколько человек придет. Вы-то будете?
- Не уверен,- ответил Рейфорд,- я, скорее всего, буду. Оба они посмотрели на Хлою. Она вежливо улыбнулась.
- Я, пожалуй, нет,- сказала она.
- Я приготовил кассету,- сказал он,- но прошу вас задержаться на несколько минут, если у вас есть время.
- У меня есть немного времени,- произнес Рейфорд.
- Я остаюсь с ним,- безропотно проронила Хлоя. Барнс повел их в кабинет старшего пастора.
- Я не сижу за его столом и не пользуюсь его библиотекой, но иногда работаю за этим большим столом для совещаний,- уточнил молодой человек.- Я не знаю, что произойдет со мной и церковью, но не хочу быть слишком самонадеянным. Неизвестно, призовет ли меня Бог исполнять обязанности пастора, но если это случится, я должен быть вполне готов.

- И как он позовет вас? - поинтересовалась Хлоя.- По телефону?

Барнс не поддержал ее иронию.
- Сказать вам по правде, это не удивило бы меня. Не знаю, как вы, но я на прошлой неделе подумал об этом. Телефонный звонок с небес не так травмировал бы.

Хлоя высоко вздернула брови, как бы давая понять, что готова согласиться. 

- Друзья, Лоретта своим видом демонстрирует то, что я чувствую. Мы душевно потрясены, можно даже сказать, раздавлены, потому что точно знаем, что на самом деле произошло.
- Или вам только кажется, что знаете,- проронила Хлоя.

Рейфорд пытался поймать ее взгляд, чтобы заставить дать задний ход, но она нарочито не смотрела в его сторону.

- В телевизионных передачах можно познакомиться с самыми разными теориями на любой вкус.
- Я это знаю,- ответил Барнс.
- И каждый печется о своих собственных интересах,- решительно добавила она.- В таблоидах утверждают, что это вторжение пришельцев из космоса. Это доказывает, какими нелепостями они нас пичкали много лет. Правительство утверждает, что это действия какого-то врага, поэтому мы должны значительно увеличить расходы на разработку высокотехнологичных средств защиты. Вы хотите сказать, что это Бог, так что вы должны приступить к перестройке своей церкви.

Брюс Барнс отступил немного назад, посмотрел сначала на Хлою, потом на ее отца.

- Мне бы хотелось сказать вам кое-что,- произнес он, обернувшись в ее сторону- Дайте мне возможность высказаться, не прерывая меня, вообще ничего не говоря, разве что вы чего-то не поймете.

Хлоя смотрела на него, никак не реагируя.

- Я не хотел бы быть невежливым и от вас хотел бы того же. Я попросил у вас несколько минут. Если вы по-прежнему согласны, я попытаюсь воспользоваться ими. После этого я оставлю вас одних. Вы можете оценивать то, что я вам скажу как захотите. Можете называть меня сумасшедшим, можете считать меня своекорыстным. Можете уйти и никогда не возвращаться. Это ваше дело. Но могу я рассчитывать на несколько минут вашего внимания?

Рейфорд подумал, что Барнс повел себя самым блестящим образом. Он поставил Хлою на место, не прибегая к резким выражениям. Она просто молча махнула рукой в знак согласия. Барнс поблагодарил ее за это и начал.

- Можно мне называть вас по имени? Рейфорд кивнул. Хлоя не ответила.
- Рей, не так ли? И Хлоя? Перед вами сидит сломленный человек. А Лоретта? Если у кого-то есть право чувствовать себя так же плохо, как я, то это Лоретта. Она единственный оставшийся человек из огромного семейного клана. У нее было шесть братьев и сестер, бесчисленное количество теток и дядьев, кузин, племянниц и племянников. В прошлом году они сыграли здесь свадьбу. Только родственников на ней было больше ста. Все они исчезли. Все до одного.
- Это ужасно,- промолвила Хлоя.- Вы знаете, что мы потеряли маму и брата. О, простите, я больше ничего не скажу.
- Ничего,- сказал Барнс.- Моя ситуация почти такая же страшная, как у Лоретты, только в меньшем масштабе. Но для меня это немало. Итак, вот мой рассказ.

Он начал с внешне безобидных деталей. Его голос стал глуховатым и тихим.

- Я был с женой в постели. Она спала, а я еще читал. Наши дети уже легли спать часа два назад, им было пять, три и один. Старшая - девочка, остальные мальчики. Так обычно и бывало: я читал, а она спала. У нее было много хлопот с детьми, к тому же она прирабатывала неполный день. Так что к девяти она уже валилась с ног. Я читал спортивный журнал, стараясь бесшумно переворачивать страницы, однако каждый раз она вздыхала. Потом она даже спросила, долго ли я буду читать. Я подумал, то ли мне пойти в другую комнату, то ли выключить свет и постараться заснуть. Однако я сказал ей: "Еще недолго", рассчитывая, что она заснет, а я дочитаю журнал до конца. Я обычно слышал по ее дыханию, крепко ли она спит - так что свет уже не мешает. Вскоре я услышал, что она дышит ровно. Я был доволен, потому что хотел читать до полуночи. Я оперся на локоть, повернувшись к ней спиной, и загородил от нее свет подушкой.

 Я не помню, сколько времени я еще читал, когда почувствовал какое-то движение  в постели, мне показалось, что она встала. Я подумал, что жена пошла в ванную, надеясь, что она проснется не настолько, чтобы ворчать на меня, чтобы я погасил свет. Она была такая легонькая, и меня не удивило, что я не услышал ее шагов. К тому же я погрузился в свое чтение. Только через несколько минут я позвал ее: "Дорогая, с тобой все в порядке?", но ничего не услышал в ответ. Я засомневался, не показалось ли мне, что она вставала. Я обернулся, но ее не было. Поэтому я снова позвал ее. Я подумал, что она могла пойти посмотреть детей, но обычно она спит так крепко, что идет к ним только тогда, когда что-то слышит у них. Прошла еще пара минут, пока я не повернулся и не заметил, что она не просто ушла, а натянула покрывало на подушку. Представляете, что я подумал? Я заподозрил, что ее очень расстроило мое эгоистичное поведение, и она решила не дожидаться, когда я погашу свет, и пошла спать на диван. 

Я как примерный муж отправился разыскивать ее, чтобы извиниться и попросить ее вернуться в постель. Конечно, вы понимаете, что произошло на самом деле. На диване ее не оказалось. Не было ее и в ванной. Я принялся заглядывать в комнаты детей и шепотом звать ее, решив, что она убаюкивает кого-нибудь из них. Ничего. Света не было во всем доме. Он был только у моего изголовья. Я не стал громко звать ее, чтобы не будить детей, поэтому я включил свет в холле и снова принялся заглядывать в комнаты детей. Стыдно сказать, но я ни о чем не догадывался, до тех пор пока не заметил, что двоих старших детей нет в постелях. Иногда им приходило в голову отправиться в комнату младшего и спать там на полу. И я подумал, что они и на этот раз там. 

Потом мне пришло в голову, что жена зачем-то взяла одного или обоих на кухню. Честно говоря, я был сначала просто слегка смущен тем, что не могу понять, что же происходит в доме в середине ночи. "Но когда я обнаружил, что и маленького нет в колыбели, я включил свет и громко позвал жену. Ответа не было. Но тут я обратил внимание на пижаму маленького в колыбели. И лишь тогда понял. Я понял все. Внезапно пришло прозрение. Я перебегал из комнаты в комнату, сдергивал с постелей покрывала, находил пижамы детей. Я уже был напуган, когда сдернул покрывало с той стороны постели, где обычно спала жена, и увидел на подушке ее ночную рубашку, кольца и даже шпильки.

Рейфорд боролся со слезами, вспоминая собственные переживания. Барнс глубоко вздохнул, вытирая глаза.

- Я принялся обзванивать всех,- сказал он.- Начал с пастора, но, конечно, услышал автоответчик. Еще пара звонков с тем же результатом. Я схватил церковный телефонный справочник и начал искать телефоны пожилых людей, которые, по моему мнению, должны были чураться новомодных отвечающих машин, и наверняка не стали обзаводиться ими. Я принялся набирать их телефоны - тоже никаких ответов. Я уже понимал бессмысленность поисков. Однако смутно сознавая свои мотивы, я выбежал из дома и поехал на машине в церковь. Там была Лоретта, она сидела в машине прямо в халате с волосами, закрученными на бигуди, и плакала горькими слезами. Мы прошли к церковному входу и сели около клумбы, плача и поддерживая друг друга. Мы уже сознавали, что на самом деле произошло. В течение получаса появилось еще несколько человек. Мы выражали соболезнования друг другу и думали о том, что делать дальше. Тогда кто-то вспомнил о кассете пастора с проповедью о восхищении.
- Что это? - спросила Хлоя.
- Излюбленной темой проповедей нашего старшего пастора было пришествие Христа для того, чтобы восхитить Свою Церковь, взять с Собой верующих, скончавшихся и живых, на небеса еще до наступления периода скорби на  земле. Он был особенно вдохновлен этой темой года два тому назад.

Рейфорд повернулся к Хлое.

- Ты помнишь, как наша мама рассказывала нам об этом. Она была так воодушевлена этим.
- Да, я помню.
- Ну так вот,- сказал Барнс,- пастор сам сделал видеозапись этой проповеди, обращаясь к тем, кто останется. Он оставил ее в церковной библиотеке и дал наказ присмотреть, когда выяснится, что исчезли почти все прихожане. Мы просмотрели ее дважды следующим вечером. Несколько человек восстали против Бога, пытаясь доказать нам, что они являются истинно верующими, что их также следовало вознести на небеса, но мы-то знали правду. Мы были лицемерами. Среди нас не было никого, кто не знал бы, что значит быть подлинным христианином. Мы понимали, что мы-то ими не были, потому и остались.

Рейфорду было нелегко задать свой вопрос, но он должен был его задать:

- Мистер Барнс, вы ведь служили в этой церкви?
-Да.
- Почему же вы остались?
- Я вам все открою, Рей, теперь мне нет смысла что-либо таить. Мне стыдно за самого себя. Если до сих пор у меня никогда не было ни желания, ни побуждения искренне говорить с другими людьми о Христе, то сейчас я хочу говорить. Ужасно, что должна была произойти самая большая катастрофа в истории Земли, чтобы я, наконец, додумался до самой сути. Я вырос в атмосфере Церкви. Мои родители, братья и сестры - все были христианами и христианками. Я любил Церковь. В ней была моя жизнь, моя культура. Я думал, что я верую во все, во что следует верить в Библии. Библия говорит, что если ты веришь во Христа, тебе уготована вечная жизнь. Я предполагал, что я застрахован. Мне особенно нравились те места, где говорится о всепрощении Бога. Я был грешником, но не хотел меняться. Я считал, что получу прощение, потому что Бог обязан прощать. Он должен был так поступить. 

В Библии говорится, что если мы исповедуемся в своих грехах, Он, будучи верным и праведным, простит и очистит нас. Я знал другие стихи, где говорилось, что ты должен верить и принимать, доверять и быть послушным. Но это представлялось мне своего рода теологическим фетишем. Я стремился оставаться на грани, идти по пути наименьшего сопротивления, самой легкой дорогой. Я знал, что в других стихах говорится, что мы не должны пребывать в грехе, надеясь на милость Бога. Я думал, что живу великолепной жизнью. Я даже поступил в Библейский колледж. В церкви и в школе я говорил правильные вещи, молился публично и даже поддерживал других в их христианской жизни. Но сам я все равно оставался грешником. Я даже признавался в этом. Я говорил людям, что я не совершенен, но я прощен.

- И моя жена говорила это,- сказал Рейфорд.
- Тут большая разница,- сказал Брюс.- Она была искренна, а я лгал. Я говорил жене, что мы жертвуем десятину церкви,- вы знаете, что мы отдаем ей десять процентов нашего дохода. А на самом деле я вообще ничего не давал за исключением тех случаев, когда мимо меня проносили поднос. Тогда я бросал несколько купюр, чтобы не терять лица. Каждую неделю я признавал свою вину перед Богом, обещая исправиться на следующей неделе. Я призывал людей делиться своей верой, говорить другим, как стать христианином. Но сам я никогда так не поступал. 

Моя работа младшего пастора состояла в том, чтобы ежедневно посещать людей в их домах, в домах для престарелых и больницах. Я добросовестно исполнял это. Я подбадривал их, улыбался им, разговаривал с ними, молился вместе с ними, даже читал им Священное Писание. Но я никогда не делал этого от себя лично. Я был ленив. Я срезал углы. Когда люди думали, что я отправился исполнять свои обязанности, я мог поехать посмотреть кино в другом городе. Кроме того, я был сладострастен. Я читал то, что мне не положено было читать, смотрел журналы, которые удовлетворяли мою похоть.

Рейфорд вздрогнул. Все это было похоже на него.

- Я предавался разгулу,- продолжал Барнс,- и увязал в этом все глубже и глубже. Я сознавал, что подлинного христианина ценят по плодам его жизни и что я не принес никаких плодов. Ноя успокаивал себя тем, что вокруг меня много людей гораздо хуже, которые тем не менее называют себя христианами. Я не был ни прелюбодеем, ни насильником, ни соблазнителем несовершеннолетних, хотя неоднократно изменял жене, уступая своим сладострастным желаниям. Но я всегда молился, раскаивался в содеянном и чувствовал себя так, как будто я чист. Я должен был сознавать все это. 

Когда люди узнавали, что я являюсь помощником пастора "Церкви новой надежды", я говорил о ее прекрасном пасторе, замечательной церкви, но уклонялся от разговоров о Христе. Если же меня прямо спрашивали, не принадлежит ли "Церковь новой надежды" к тем церквам, которые утверждают, что единственный путь к Богу - через Христа, я говорил все что угодно, но отрицал это. Я хотел, чтобы обо мне думали, что со мной все в порядке, что я с ними. Я мог быть христианином, даже пастором, но это не стало моим призванием. Конечно, теперь я понимаю, что Бог - действительно прощающий грехи Бог, потому что мы люди  нуждаемся в этом. Мы должны оценить этот дар, принять Христа сердцем и позволить Ему жить через нас. 

Я же полагал, что мне дана гарантия вседозволенности. Я жил в грехе, а притворялся набожным. У меня была большая семья и прекрасное окружение. И при том ничтожестве, каким я был в своей тайной личной жизни, я верил, что после смерти я попаду на небеса. Библию я почти не читал, разве что готовясь к беседе или к уроку. Мой разум не был преобразован в "ум Христа". Смутно я понимал, что христианин означает подобный Христу. Я, безусловно, не был им, и это открылось мне самым роковым образом. Позвольте мне сказать вам обоим - а решать вы будете сами, это ваши жизни. Но то, что случилось несколько дней назад, известно мне совершенно точно, знает это и Лоретта, знают и еще те немногие, которые были близки к этой церкви, но так и не смогли сделать решительного шага. Иисус Христос вернулся за Своей настоящей семьей, а все прочие оставлены.

Рейфорд посмотрел Хлое прямо в глаза.

- У меня нет никакого сомнения в том, что мы стали свидетелями восхищения. После того как я постиг эту истину, больше всего меня испугало то, что для меня больше не осталось никакой надежды, я упустил свой шанс. Я был лицемером, я изобрел для себя такой вариант христианства, который предоставлял мне свободу в образе жизни, но при этом я потерял свою душу Люди говорили, что, когда Бог восхитит Церковь, Святой Дух покинет Землю. Ведь когда Иисус после Своего воскресения вознесся на небеса, Святой Дух, которого Бог ниспослал Церкви, воплотился в верующих. Поэтому, после их восхищения оставшиеся будут лишены какой-либо надежды. Вы не представляете, какое облегчение я испытал, когда из видеозаписи пастора понял, что это не так. Мы поняли, какими дураками мы были. Все люди в нашей церкви - по крайней мере те, кого потянуло сюда в ту ночь, когда исчезли наши близкие,- сейчас стали настолько ревностными, насколько это возможно. Никто из тех, кто придет к нам, не уйдет, не узнав во что мы верим и что они должны сделать, чтобы восстановить свою близость с Богом.

Хлоя встала, прижав руки к груди.

- Все это очень интересно,- промолвила она,- но как же Лоретта? Почему была оставлена она, если все ее многочисленное семейство состояло из подлинных христиан?
- Когда-нибудь она сама расскажет вам об этом,- ответил Брюс.- Она сказала мне, что ее гордыня и постоянные колебания помешали ей полностью принять Христа. Она была средним ребенком в очень набожной семье. Только на пороге совершеннолетия она стала всерьез задумываться о своей личной вере. До этого ее просто несло по течению по направлению к церкви и связанной с ней деятельностью. Когда она выросла, вышла замуж, стала матерью и бабушкой, она старалась делать так, чтобы все принимали ее за духовно цельную личность. Она пользовалась здесь всеобщим уважением. Но она не была истинно верующей - не приняла Христа всем сердцем.
- Тогда получается,- возразила Хлоя,- что когда моя мать говорила о спасении, она имела в виду этих верующих, живущих для Христа или позволяющих Ему жить в них?

Брюс кивнул:

- Именно. Спасенных от греха, ада и суда.
- Между тем мы, присутствующие, не спасены от всего этого.
- Правильно.
- Вы действительно верите в это?
- Да, я верю.
- Вы должны признать, что это странная идея.
- Теперь уже не для меня.

Рейфорд, всегда стремившийся к точности, спросил:

- Так что же делали вы? Что делала моя жена? Что сделало ее настоящей христианкой и что...
- Спасло ее? - вставил Брюс.
- Да,- сказал Рейфорд,- вот именно это я и хотел узнать. Если вы правы - а я уже говорил Хлое, что теперь мне это представляется правдоподобным,- нам необходимо знать, как это происходит. Как человек переходит из одного состояния в другое? Ясно, что мы не были спасены, что мы остались здесь жить без наших близких, которые были подлинными христианами. Как в этом случае мы можем стать подлинными христианами?
- Я собираюсь обсудить с вами все это,- ответил Брюс.- Вы возьмете с собой видеокассету. Я собираюсь подробно поговорить обо всем этом завтра утром, в десять. Наверное, я буду повторять этот урок каждое воскресное утро до тех пор, пока будут люди, которым требуется это знание. Никакая другая проповедь или урок не имеет сейчас более важного значения, чем эта.

Хлоя продолжала стоять, прислонившись к стене, сложив на груди руки, наблюдая и слушая. Брюс обратился к Рейфорду:

- На самом деле все очень просто. Для Бога это легко. Это не означает, что здесь нет действия сверхъестественной силы, что мы можем по своей воле выбирать то, что нам нравится, как пытался делать я. Но если мы увидим истину и будем поступать в соответствии с ней, Бог не лишит нас спасения. Во-первых, мы должны увидеть себя такими, какими видит нас Бог. Библия говорит, что все грешны, что нет праведников. Я также говорю, что мы не можем спасти себя сами. Множество людей думало, что они могут придти к Богу или попасть на небеса, творя добрые дела. Но, очевидно, это самое большое заблуждение. 

Спросите любого человека на улице, что он думает по поводу того, что говорят Библия и Церковь о спасении, и девять из десяти скажут, что это связано с добрыми делами и жизнью в соответствии с законами. Безусловно, мы должны все это делать, но не так мы можем обрести спасение. Мы должны поступать так, зная, что нам даровано спасение. Библия говорит, что Бог спасает нас по Своей милости, а не благодаря праведным делам, совершаемым нами. Там также говорится, что мы обретаем спасение благодаря Христу, а не благодаря самим себе. Поэтому мы не должны хвалиться нашей добротой. Иисус взял на Себя наши грехи и заплатил за них цену, так что нам не нужно делать этого. Платой была смерть, и Он умер вместо нас, потому что любил нас. Когда мы говорим Христу, что признаем себя грешниками и потерянными, что принимаем Его дар спасения, Он спасает нас. Тут происходит превращение. Мы переходим от тьмы к свету. Мы уже не потерянные, мы - обретенные. Мы спасены. Библия говорит, что те, кто принял Его, становятся чадами Божьими, то есть подобными Христу - Сыну Бога. Когда мы становимся Божьими детьми, мы обретаем то, чем обладает Христос: близость к Богу, вечную жизнь, и - поскольку Иисус принял на Себя наказание за наши грехи - мы обретаем прощение за них.

Рейфорд сидел, ошеломленный. Он украдкой посмотрел на Хлою. Она как будто замерла, но не было похоже, что она по-прежнему готова к противостоянию. Сам Рейфорд осознавал, что он нашел именно то, что искал. Это было то, что он смутно предчувствовал сам, время от времени слышал отдельные намеки и подсказки, но никогда не сводил их воедино, в цельное представление. Однако несмотря на это он хотел оставить себе возможность все обдумать, просмотреть и прослушать кассету, обсудить ее с Хлоей.

- Я хочу спросить вас кое о чем,- сказал Брюс,- о чем я до сих пор не любил спрашивать людей. Я хочу знать, готовы ли вы принять Христа прямо сейчас. Я был бы счастлив помолиться вместе с вами и научить вас, как обращаться к Богу.
- Нет,- быстро ответила Хлоя, посмотрев на отца так, как будто она боялась, что он совершит какую-то глупость.
- Нет? - удивленно спросил Брюс.- Вам нужно еще время?
- Да, конечно,- сказала Хлоя,- вы не должны нас подгонять.
- Позвольте мне сказать вам,- объявил Брюс, я действительно хочу вас поторопить. Я уверен, что Бог простил меня и возложил на меня здесь миссию. Но я не знаю, что еще произойдет сейчас, когда ушли подлинные христиане. Я бы предпочел придти к этому несколько лет назад, а не сейчас, когда уже почти слишком поздно. Вы ведь можете представить себе, что я предпочел бы оказаться на небесах с моей семьей прямо сейчас.
- Но тогда кто же скажет нам об этом? - спросил Рейфорд.
- Я был бы очень благодарен за такую возможность. Но это слишком дорого для меня.
- Я вас понимаю.

Рейфорд чувствовал, что глаза Брюса жгут его, как будто молодой человек понял, что Рейфорд почти готов взять на себя это обязательство. Но он не привык принимать скоропалительных решений. Хотя это было не то, что торговая сделка, ему нужно было время, чтобы обдумать и принять решение на свежую голову. У него был аналитический ум, и хотя все вдруг стало для него понятным, и он не испытывал никаких сомнений в теории Брюса, он не мог сразу же перейти к действию.

---Прежде всего я должен просмотреть запись, но я обещаю вам, что приду завтра. 

Брюс повернулся к Хлое.

- Я не даю никаких обещаний,- сказала она.- Но я ценю, что вы уделили нам время и посмотрю запись.
- Тогда это все, о чем я могу вас просить,- сказал Брюс.- Но все-таки хочу напомнить, чтобы вы решили это без промедления. Наверно, вы в своей жизни много раз слышали об этих вещах и забывали о них. Но теперь нет никаких гарантий. Вы уже не можете исчезнуть, как исчезли ваши близкие несколько дней назад. Но люди умирают ежедневно - в автомобильных авариях, в авиакатастрофах - простите, я убежден, что вы хороший пилот,- в разнообразных трагических ситуациях. Я не собираюсь подталкивать вас к тому, к чему вы еще не готовы, но хочу дать вам совет: если Бог откроет вам, что это - истина, не откладывайте свое решение. Что может быть хуже того, что вы, наконец, найдете Бога, но умрете без Него, потому что откладывали свое решение?

Назад Содержание Дальше

Все книги