Оставленные

 Тим Ла Хэй и Джерри Б. Дженкинс

 

 

Назад Содержание Дальше

Глава 3
 Хетти Дерхем и оставшиеся члены экипажа рекомендовали пассажирам внимательно прочесть и запомнить находившуюся в карманах их кресел инструкцию о пользовании аварийным выходом. Многие говорили, что боятся прыгать и скользить по желобу, особенно с багажом в руках. Им рекомендовали снимать обувь и прыгать на желоб, вытянув ноги вперед. Стюардессы бросят им вслед туфли и сумки. Пассажирам также советовали не ждать в терминале багаж. Им обещали позднее доставить его домой. Правда, без гарантии.

Бак Уильямс дал Хетти свою визитную карточку и записал номер ее телефона "на случай, если ему удастся связаться с ее близкими раньше, чем она сама".

- Так вы из "Глобал уикли",- сказала она,- совершенно не думала.
- И советовали мне заниматься экспериментами с телефоном у себя в комнате.

Она попыталась изобразить улыбку.

- Извините,- сказал Бак,- не смешно. Я сообщу вам. Бак всегда путешествовал налегке и сейчас был рад, что не сдал вещи в багаж. Он никогда не делал этого, даже на международных рейсах. Бак открыл ящик, чтобы достать свою кожаную сумку, и увидел там шляпу и куртку старика. Жена Гарольда смотрела на Бака полными слез глазами, стиснув зубы.

- Мэм,- спросил он спокойно,- вам это нужно? Женщина взяла шляпу и куртку и прижала их к своей груди, как будто она никогда не расстанется с этими вещами. Она что-то сказала, но Бак не расслышал. 

Он попросил ее повторить.

- Я не смогу выпрыгнуть из самолета,- сказала она.
- Спокойно оставайтесь здесь,- сказал он.- За вами кого-нибудь пришлют.
- Но мне все равно придется прыгать и скатываться по этому желобу.
- Нет, мэм. Я уверен, что у них найдется какая-нибудь подъемная машина.

Бак аккуратно уложил компьютер и кейс среди одежды. Застегнув молнию, он первым пошел к желобу, желая продемонстрировать другим, как все это просто. Сперва он бросил вниз обувь, наблюдая как она подпрыгивает и скользит вдоль желоба. Затем Бак прижал сумку к груди, сделал быстрый шаг и нырнул в желоб, вытянув ноги вперед.

Довольный собой он упал, однако, не на зад, а на плечи, вверх ногами. В движении по желобу он набрал скорость, так что центр тяжести его тела сместился вперед и он совершил кувырок. Подобно легкому кабриолету, направляемому ударами кучерского хлыста, влекомый центростремительной силой Бак ударился ногами о землю, а затем перекувыркнулся, чуть не стукнувшись лицом о бетон. В последний момент, цепляясь за свою сумку, он прикрыл ею голову и проехался по бетону не носом, а затылком. Он попытался заставить себя сказать "Нормально!", все потирая уже окрасившийся кровью затылок. Но в конце концов это было мелочью, а не серьезной бедой. Бак быстро надел обувь и потрусил к терминалу отчасти из-за смущения, отчасти по необходимости. Он думал, что добравшись до терминала, больше уже не будет торопиться.

Последними покинули самолет Рейфорд, Кристофер и Хетти. Перед тем как спуститься вниз они убедились, что все здоровые пассажиры сделали это, а старых и больных увезли автобусом. Водитель автобуса настаивал, чтобы с последними пассажирами ехала и команда, но Рейфорд отказался:

- Я не могу проехать мимо моих пассажиров, идущих пешком. Как это будет выглядеть?

Кристофер сказал:

- Вы не против, если я воспользуюсь этим предложением?

Рейфорд посмотрел на него:

- Ты серьезно?
- Мне не так много платят, чтобы я ходил пешком,- сказал он.
- Звучит, как будто виновата авиалиния. Ты не это имеешь в виду, Крис?
- Нет, черт побери. К тому времени, когда вы туда доберетесь, вы тоже захотите спастись.
- За это я запишу вам замечание.
---Миллионы людей растаяли в воздухе, а я стану переживать из-за замечания о том, что я поехал вместо того, чтобы идти пешком? Пока, Стил.
Рейфорд покачал головой и повернулся к Хетти:

- Возможно, мы встретимся там. Если у тебя будет возможность выбраться из терминала, не жди меня.
- Ты шутишь? Если ты идешь пешком, я тоже.
- Ты не обязана.
- После нахлобучки, которую ты устроил Смиту? Нет, я иду пешком.
- Он первый пилот. Мы должны последними уходить с корабля и быть первыми в исполнении долга в чрезвычайных ситуациях.
- Пожалуйста, сделай мне одолжение, возьми меня в свою команду То, что я не умею водить самолет, не значит, что я ни на что не способна. И не принимай меня просто за слабую женщину.
- Я никогда к тебе так не относился. Где твои вещи? Хетти покатила свой чемодан на колесиках, а 

Рейфорд подхватил свою кожаную штурманскую сумку. Дорога была длинная. Несколько раз они отвергали предложения подвезти их. По дороге они встречали пассажиров своего самолета. Многие благодарили Рейфорда. Он не вникал, за что. Возможно, за то, что он не паниковал. Их вид показывал, что они охвачены ужасом.

Они пытались не слышать звуков идущих на посадку самолетов. Рейфорд прикидывал, сколько времени пройдет до того, как закроют и эту полосу. Ему казалось, что больше нет полос, открытых для приема самолетов. Возможно, некоторые будут пытаться садиться на шоссе или в поле. И как же далеко от больших городов им придется искать свободные участки шоссе? Он содрогнулся от этих мыслей.

Повсюду вокруг были спасательные и санитарные машины, пытавшиеся пробиться к тем местам, где виднелись нагромождения обломков.

Наконец, в терминале Рейфорд увидел огромные очереди к телефонным будкам. Раздраженные люди ругали тех, кто отказывался вешать трубку, набирая номер снова и снова. Закусочные и рестораны были практически пусты. Газеты и журналы - распроданы. Лавочки, покинутые их владельцами, опустошали мародеры.

Больше всего Рейфорду сейчас хотелось бы сесть и поговорить с кем-нибудь о том, что делать. Но все, кого он видел - друзья, знакомые, незнакомые - были заняты своими делами. Аэропорт "0'Хара" стал походить на огромную тюрьму с убывающими ресурсами и растущей решеткой. Никто не спал. Все куда-то спешили, пытаясь добиться связи с окружающим миром, найти свои семьи, выбраться наружу.

В Центре управления полетами Рейфорд увидел ту же картину. Хетти сказала, что она попытается позвонить из комнаты отдыха и подойдет к нему потом, чтобы решить, смогут ли они и дальше двигаться вместе. Он понимал, что найти какой-нибудь транспорт почти невозможно, но ему совсем не улыбалась перспектива идти пешком двадцать миль. Все окрестные гостиницы были уже битком набиты.

Неожиданно диспетчер сообщил находящимся в подземном центре летчикам, что центр имеет около пяти надежных линий связи: "Сможете ли вы пробиться по ним, неизвестно, но для вас это исключительный шанс. Они не пересекаются с обычными каналами связи, так что вы избежите конкуренции с расположенными в терминале платными телефонами. Кроме того, имеется ограниченное количество вертолетных рейсов до больниц и полицейских  участков в окрестностях, но, конечно, приоритет отдается медикам. Занимайте очереди к телефонам и на рейсы в пригороды. У нас нет указаний относительно отмены рейсов, за исключением оставшихся на сегодня. Поэтому вы должны вернуться сюда к следующему по графику рейсу, или позвонить сюда для справки".

Рейфорд занял очередь. В нем росло ощущение, что он отсутствовал слишком долго и ничего теперь толком не знает. Но еще хуже было сознание того, что он лучше, чем большинство людей, понимает смысл произошедшего. Если он прав, если это на самом деле так, он не услышит ответа, набрав номер своего телефона. Телеэкран в зале демонстрировал картины хаоса. В репортажах со всех концов мира показывали рыдающих матерей, стоически переносящие потери близких семьи; сообщали о смертях и разрушениях. Во множестве сюжетов фигурировали очевидцы, близкие и друзья которых исчезли у них на глазах.

Больше всего Рейфорда потрясли кадры, запечатлевшие роженицу, неожиданно лишившуюся уже готового появиться на свет ребенка. Врачи приняли лишь детское место. Муж зафиксировал все это на пленке. Он снимал ее огромный живот, потное лицо... "Как ты себя чувствуешь? - спрашивал он. "А как я, по-твоему, должна себя чувствовать, Эрл? Убери эту штуковину! - "Чего бы ты хотела?" - "Дать тебе по морде, если бы ты был поближе" - "Чувствуешь ли ты, что теперь мы будем родителями ?" - "Еще минута, и ты получишь развод!"

Затем послышался грохот падающей камеры, испуганные голоса, появились кадры разбегающихся сестер и врача. Си-эн-эн повторила снятый материал в замедленном темпе, показывая беременную женщину, готовую родить, а затем ее плоский живот, как будто она разрешилась от бремени. "А теперь снова смотрите вместе с нами,- сказал ведущий передачи,- обратите внимание на левый угол экрана, где видна сестра, следящая на мониторе за кардиограммой плода. Видите? Монитор перестал работать в тот момент, когда опустел живот женщины. "Кажется, что униформа сестры надета на человека-невидимку. Но сама сестра исчезла. Теперь смотрите картину секундой спустя.

 Камера чуть подвинулась вперед и остановилась. "Униформа, чулки - вообще все - кучкой лежит поверх ее обуви".

Местные телевизионные станции сообщали о странных событиях, происходивших по всему миру, особенно в тех временных поясах, где трагедия произошла днем или ранним вечером. Си-эн-эн с помощью спутниковой связи показала, как на свадьбе, в момент, когда жених надевает кольцо на палец невесты, он исчезает. Похоронный дом из Австралии сообщил, что во время похоронной процессии исчезли почти все ее участники, включая и труп покойного, в то время как на другой службе в то же самое время исчезло только несколько человек, а труп остался. Из моргов также сообщали об исчезновении трупов. Во время похорон трое из шести носильщиков оступились и уронили гроб, когда исчезли трое других. Когда гроб подняли, он оказался пуст.

Рейфорд был вторым в очереди к телефону, но следующий телевизионный сюжет убедил его в том, что он больше никогда не увидит свою жену Показывали футбольную игру христианской школы при миссионерской штаб-квартире в Индонезии: в середине игры исчезли почти все зрители и, за исключением одного, футболисты.

Корреспондент Си-эн-эн добавил, что из-за угрызений совести оставшийся игрок тут же покончил жизнь самоубийством.

Но Рейфорд понял, что это было нечто больше, чем угрызения совести. Этот студент христианской школы был одним из немногих, кому мгновенно открылась истина. Это было восхищение. Иисус Христос вернулся за Своим народом, а этот мальчик не принадлежал Ему. Когда Рейфорд взял телефонную трубку, по его лицу текли слезы. Чей-то голос произнес: "В вашем распоряжении четыре минуты". Но Рейфорд уже знал, что больше ему не понадобится. Автоответчик сразу же откликнулся, и он услышал бодрый голос жены: "Спасибо, что вы позвонили. После гудка оставьте свое сообщение".

Рейфорд нажал несколько кнопок, чтобы выяснить, были ли еще какие-нибудь сообщения. Пропустив несколько извещений, он с удивлением услышал голос Хлои:

 "Мама? Папа? Вы здесь? Вы видели, что происходит? Позвоните мне как можно скорее! Мы потеряли десять студентов и двух преподавателей. Исчезли также дети женатых студентов. Как Рейми? Позвоните мне!". Замечательно, значит Хлоя где-то поблизости. Теперь он хотел только одного: обнять ее.

Рейфорд снова набрал свой номер и оставил на автоответчике сообщение: "Айрин? Рэй? Если вы получите это послание, знайте, что я нахожусь в аэропорту "0'Хара" и постараюсь отсюда добраться до дома. Это может занять много времени, если мне не удастся попасть на вертолет! Надеюсь встретить вас дома".

- Заканчивайте, сэр,- сказал кто-то,- все хотят позвонить.

Рейфорд кивнул и быстро набрал номер телефона дочери в общежитии Стенфордского университета. Он получил пугающее сообщение, что данный номер набрать невозможно.

Рейфорд собрал вещи, проверил свой ящик. Помимо обычного хлама там оказался конверт из манильской  бумаги с домашним адресом. Айрин изредка посылала ему по почте маленькие сюрпризы - результат чтения книг о браке, что она советовала делать и ему. Он сунул конверт в кейс и отправился разыскивать Хетти Дерхем. Странно, но он больше не испытывал никакого влечения к ней. Он лишь чувствовал себя обязанным убедиться в том, что она добралась до дома.

Стоя в толпе возле лифта, он услышал объявление, что имеется вертолет для восьми пилотов по направлению к Маунт-проспект, Арлингтон Хейтс и Де-Плейнс. Рейфорд поспешил к вертолетной площадке.

- Есть одно место до Маунт-проспект?
-Да.
- А как насчет еще одного до Де-Плейнс?
- Может быть, но только если он придет не позже, чем через десять минут.
- Это не мужчина. Это стюардесса.
- Извините, только пилоты.
- А если найдется место?
- Ладно, может быть, но я не вижу ее.
- Я запишу ее.
- Они никого не записывают.
- Дайте мне минуту! Не улетайте без меня! Пилот вертолета посмотрел на свои часы:
- Не больше трех минут, и я сразу же взлетаю! Рейфорд оставил свои вещи на земле, рассчитывая, что это будет связывать пилота вертолета в случае небольшого опоздания. Он поднялся по лесенке и побежал по коридору. Нет, найти здесь Хетти совершенно немыслимо. Он схватил трубку бесплатного телефона.
- Простите, но сейчас мы не можем никого вызывать.
- Я - капитан компании "Панконтиненталь", у меня срочное дело.
- Что случилось?
- Хетти Дерхем должна явиться в свой экипаж на площадке К-17.
- Постараюсь!
- Пожалуйста!

Стоя на цыпочках, Рейфорд выглядывал в ожидании Хетти, однако ее появление удивило его.

- У меня четвертая очередь к телефону в комнате отдыха,- сказала она, подходя сбоку,- здесь больше шансов?
- Садимся в вертолет, скорее!
Когда они спускались вниз по лестнице, она сказала:
- Как это ужасно, насчет Криса!
- А что насчет него?
- Ты на самом деле не знаешь?

Рейфорд хотел было остановиться и сказать ей, чтобы она не мешала ему сейчас.

Это раздражало его в людях ее возраста. Они обожали перебрасываться словами, словно мячом в волейболе, он же предпочитал сразу ухватить самую суть дела. "Потом расскажешь!" - сказал он. Голос его прозвучал раздраженнее, чем ему хотелось.

Когда они протиснулись через двери к ангарной площадке, винты вертолета оглушили их и взлохматили им волосы. Сумка Рейфорда была уже на борту, но оставалось только одно свободное место. Пилот показал на Хетти и отрицательно покачал головой. Рейфорд подхватил ее под локти и вместе с ней взобрался на борт.

- Имей в виду, она не полетит только в том случае, если у тебя будет превышение веса!
- Какой у тебя вес, куколка? - спросил пилот.
- Одна пятнадцатая!
- Этот вес я могу взять,- сказал пилот Рейфорду,- но если она будет без привязного ремня, я ни за что не отвечаю.
- Идет! - крикнул Рейфорд.

Он пристегнулся сам, а Хетти посадил к себе на колени. Он обхватил ее за талию и сцепил руки. Рейфорд подумал, какая ирония в том, что он так долго мечтал об этом, а сейчас не испытывал никакого волнения, никакого воодушевления - вообще никаких чувств. Он был опустошен.

Хетти выглядела растерянной, ей было неудобно. Рейфорд заметил, что она смущенно поглядывает на остальных пилотов в машине. Никто из них не отвечал на ее взгляды. Катастрофа разразилась слишком недавно, слишком многое было неизвестно. Рейфорду показалось, что он услышал, как один из пилотов произнес: "Кристофер Смит". Но в этой ревущей машине невозможно было что-либо услышать. Рейфорд приблизил губы к уху Хетти.

- Так что там насчет Криса? - спросил он. Она повернулась и прокричала в его ухо:
- Они везли его, как раз когда я шла в комнату отдыха. Он был весь в крови!
- Что случилось?
- Я не знаю, Рейфорд, но выглядел он очень плохо.
- Насколько плохо?
- Я думаю, он был мертв. Полагаю, ему пытались помочь, но не сумели.

Рейфорд покачал головой. Что дальше?

- Его что-то ударило? Или это автобусная авария? Как иронично это было бы!
- Не знаю,- ответила она.- Кровь текла то ли из руки, то ли из груди.

Рейфорд прикоснулся к плечу одного из пилотов:

- Вам известно что-нибудь о первом пилоте Кристофере Смите?
- Из "Панкон"? - спросил пилот.
-Да.
- Тот, что покончил с собой? Рейфорд отпрянул:
- Я не знаю. Это было самоубийство?
- Много самоубийств. Но в основном пассажиры. Я слышал только об одном члене экипажа. Это Смит из "Пан-кон". Перерезал себе вены.

Рейфорд быстро обвел взглядом остальных в вертолете - нет ли кого-нибудь знакомого. Знакомых не оказалось. Но один, слышавший разговор, грустно кивнул головой. Он наклонился вперед:

- Крис Смит? Вы были с ним знакомы?
- Мой первый пилот!
- Сожалею.
- Что вы слышали?
- Я не знаю, насколько это достоверно, но говорили, что два его мальчика исчезли, а жена погибла в аварии!

Впервые происшедшее затронуло лично Рейфорда. Он был мало знаком со Смитом, смутно припомнил двух его сыновей. Это были два подростка-погодка. С его женой он не встречался. Но самоубийство! Может быть, это ждет и Рейфорда? Нет, пока здесь Хлоя. Что было бы, если бы он узнал, что Рей-младший исчез, а Хлоя мертва? Для чего бы ему тогда было жить?

Вообще-то он жил не ради них. Особенно последние несколько месяцев. Он мечтал о девушке, которая сидит сейчас у него на коленях, и он никогда не заходил так далеко, чтобы прикоснуться к ней. Захочет ли он жить, если Хетти Дерхем будет единственным человеком, о котором он сможет заботиться? Она красива, сексуальна, приятна, но - для своего возраста. У них мало общего. Неужели только потому, что он был убежден в исчезновении Айрин, сейчас он хотел держать в своих объятиях именно ее?

Обнимая Хетти, он не испытывал к ней никаких чувств, так же, как, по-видимому, и она. Оба они были испуганы до смерти. Флирт пришел бы им на ум в самую последнюю очередь. Но он не вполне лишился чувства иронии. Он вспомнил, что последнее, о чем он грезил как раз перед тем, как Хетти сообщила о трагедии, была мысль об окончательном сближении с ней. Мог ли он предвидеть, что через несколько часов она будет сидеть у него на коленях, но интересовать его будет не больше, чем совершенно чужой человек?

Первая посадка была около полицейского участка в Де-Плейнс, где высадилась Хетти. Рейфорд посоветовал ей прежде всего узнать, не найдется ли полицейской патрульной машины, чтобы доехать домой. Поскольку большая часть машин была направлена в более людные районы, это было маловероятно.

- Отсюда до дому мне не больше мили! - Хетти старалась перекричать рев мотора, когда Рейфорд помогал ей спуститься.- Я могу дойти пешком.

Она крепко обняла его, и он почувствовал трепет ее рук.

- Надеюсь, у тебя все будет в порядке! - крикнула она.- Позвони мне и скажи, что все в порядке, ладно? Он кивнул.
- Ладно? - настаивала она.
- Ладно!

Когда вертолет поднялся в воздух, он увидел, что она прошла к стоянке. Не найдя патрульной машины, она повернулась и пошла быстрым шагом со своим чемоданом на колесиках. Когда вертолет сделал разворот к Маунт-проспект, Хетти уже подходила к своему кварталу.

Первым пассажиром рейса "Панкон", добравшимся до терминала, был Бак Уильямс. Он оказался в центре всеобщей суматохи. Никто в очередях к телефонам не разрешил ему подключить модем. Сотовый телефон не работал. Он попробовал направиться в привилегированный клуб компании "Панкон". Там тоже была суматоха. Однако несмотря на уменьшение численности персонала, в том числе исчезновение нескольких служащих прямо на работе, там соблюдалось какое-то подобие порядка. 

Здесь также стояли очереди у телефонов, но можно было послать факс или воспользоваться модемом. Ожидая своей очереди, Бак снова подсоединил модем к разъему материнской платы. Затем он вызвал сообщения, которые получил перед посадкой. Первое было от Стива Планка, ответственного редактора. Оно было адресовано всем корреспондентам: оставайтесь на своих местах. Не предпринимайте попыток выехать в Нью-Йорк - это совершенно невозможно. По возможности звоните по телефону. Регулярно используйте электронную почту. Вообще, постоянно поддерживайте с нами контакт - любыми способами. У нас достаточно сотрудников, чтобы придерживаться графика. Но нам нужны репортажи корреспондентов с мест. Шлите их, сколько сможете. Мы не уверены ни в надежности связи между нами и типографией, ни в квалификации имеющегося у них сейчас персонала. По мере возможности мы будем стараться выпускать наш журнал в срок.

Особое примечание: думайте о причинах событий. Военные? Космические? Научные? Духовные? Пока мы знаем только о самих событиях.

Будьте осторожны и держите с нами связь.

Второе письмо также было от Стива, но оно было адресовано лично Баку.

Бак, не обращай внимания на письмо, направленное всем сотрудникам. Как можно скорее добирайся до Нью-Йорка - любой ценой. Разумеется, уладь свои личные дела. Делись личным опытом, размышлениями, как и любой другой. Но именно ты должен стать во главе усилий по разгадке этого феномена. Идей сейчас столько, сколько людей,- у каждого своя.

Сумеем ли мы придти к какому-то определенному заключению, я не знаю, но, по крайней мере, мы сможем систематизировать все разумные гипотезы. Ты можешь спросить, почему нужен именно ты. У меня есть скрытый мотив. Иногда я думаю, что благодаря положению, которое я занимаю, я являюсь единственным, кто владеет этими материалами. Редакторы трех разных отделов столкнулись с обсуждением идей относительно этих событий на разных международных встречах в Нью-Йорке в этом месяце.

Редактор отдела политики намерен дать обзор Еврейской националистической конференции в Манхеттене, которая будет затрагивать некоторые вопросы создания нового всемирного правительства. Я не знаю, что они имеют в виду, политический редактор тоже не располагает информацией. Редактор отдела религии сообщил мне о том, что в это же время состоится конференция ортодоксальных евреев. Она соберет евреев отовсюду, а не только из Израиля, которые будут обсуждать не свитки Мертвого моря. 

Они слегка помешались на поражении Нордландии и ее союзников - я знаю, ты по-прежнему считаешь это результатом действия сверхъестественных сил, но я все равно тебя люблю. Редактор отдела религии считает, что они будут обсуждать вопросы финансирования восстановления Храма. В таком случае, это не такой уж существенный вопрос, если не считать отдел религии, но меня смущает дата проведения этого собрания - в одно и то же время и в одном и том же месте с собраниями других еврейских групп, которые будут, очевидно, касаться крупных политических проблем. В городе одновременно соберется еще одна религиозная конференция - лидеров всех основных религий, от традиционных до новых. Они будут обсуждать вопрос о единой всемирной религии и должны встретиться с еврейскими националистами. Неплохо? Тут нужны твои мозги. Я не знаю, что тут можно сделать.

Понятно, что сейчас все заняты исчезновениями. Но мы не должны упускать из виду и другое. Ты знаешь, что ООН проводит международные консультации по денежному обращению, обдумывая перспективу создания системы трех валют. Лично мне эта идея нравится, но я настроен скептически к введению единой валюты, если это будет не доллар. Ты можешь представить себе, чтобы у нас торговали за иены или марки? Может быть, я чересчур провинциален.

Все совершенно без ума от молодого человека Карпатиу из Румынии, который произвел такое впечатление на твоего друга Розенцвейга. Он завязал связи со всеми членами верхней палаты своей страны, поскольку получил приглашение выступить в ООН через пару недель. Никто не знает, как ему удалось получить это приглашение, его международная популярность напоминает мне в какой-то мере моду на Валенсу и Горбачева в свое время. Помнишь их?

Черт возьми, дружище, сообщи мне, что ты не исчез. Я, насколько мне сейчас известно, потерял племянницу, двух племянников, невестку, которую всегда недолюбливал, и еще несколько дальних родственников. Как ты думаешь, они вернутся? Ладно, оставим это до тех пор, пока не выяснится, что стоит за всеми этими событиями. Если я правильно угадал, следует ожидать, что Бог потребует от человечества какой-то страшный выкуп. Не похоже на то, что исчезнувшие люди - мертвы. Что тогда произойдет с компаниями по страхованию жизни? Я пока не склонен поверить тому, что печатают таблоиды. Ты знаешь, говорят, что обитатели иных пространств полностью овладевают нами.

Приезжай скорее сюда, Бак.

Все книги

Назад Содержание Дальше