"ПАРАДИЗ. Том 1. Тайны прошлого"

Владимир Имакаев

 

Владимир Имакаев. Книга ПАРАДИЗ. Том 1. Тайны прошлого

Назад Содержание Дальше

Глава 11. Клятва (часть 3)

Скорая помощь приехала буквально через минуту, после того как Тимофей вызвал машину по телефону-автомату возле школы. Не каждый день ребенок падает с крыши, поэтому машина, скрипя тормозами на поворотах, влетела по объездной дороге прямо в сквер.

Дежурным врачом в этот день была Регина Васильевна, и поэтому, узнав, что пострадал парень из класса, где учится ее сын, бросила всю бумажную волокиту и немедленно выехала. Она очень надеялась увидеть кого угодно, только не сына. Она чувствовала себя немного виноватой за такие мысли, но любая мать на ее месте думала бы также. Она знает каждого ребенка в классе сына. И именно ей придется сообщить сегодня чьей-то маме, что ее сын разбился.

— Регина Васильевна, подъезжаем, — сказал шофер. При этих словах, врач взяла себя в руки, еще раз проверила чемодан с первой помощью и как только машина остановилась, распахнула дверь и выскочила на улицу.

На площадке столпилась почти вся школа.

Ученики и учителя стояли таким тесным кольцом, что Регина Васильевна, выбиваясь из сил, пыталась пробиться к центру. Многие с раздражением оглядывались посмотреть, кто это так усердно оттягивает их от центра событий. Дети толпились. Все вокруг сливалось в общий гул: вопросы, крики, причитания.

— Пропустите! Скорая! — нашла в себе силы крикнуть врач.

Люди вмиг стали расступаться, создавая живой коридор к месту, где, раскинув руки и подломив под себя ногу, неподвижно на животе лежал парнишка. По густым, переливающимся на солнце золотом волосам, сразу было понятно — Саша. В какой-то миг ей стало легче за себя, но в ту же минуту пришла тяжесть на сердце за подругу. Нечестно к ней относятся небеса: сначала мужа, а теперь и сына позвали к себе. Но горевать она будет позже, сейчас надо проверить вдруг есть хоть маленькая надежда?

— Я попрошу вас разойтись, мне нужно больше места, — голос звучал строго и убедительно.

Волна людей отступила метров на пять. Она медленно, дрожащей рукой дотронулась до запястья парня, внутренне готовясь к худшему.

Ее лицо переменилось. Она резко перенесла руку с запястья к шее. Замерла.

— Носилки сюда! Срочно в реанимацию, только аккуратно — может быть сломан позвоночник, — сказала она санитарам, уже бежавшим с носилками.

Снова гул прошел по толпе. Надежда появилась у всех, даже у стоявших в стороне, испуганных до полусмерти Ярика и Тимура. В стороне стояли все те, кто был внизу во время произошедшего. Каждый из них видел падение Саши. И каждый из них наблюдал нечто странное, решив, что это ему померещилось.

Санитары наклонились над Сашей, стараясь поднять его как можно осторожней. В тот момент, когда первый из них дотронулся до парня…

… Либо прыгай сам, либо я тебе помогу… помогу… помогу…

… Осторожно…

… Все закрутилось перед глазами, и он летит со скоростью ветра в сквер…

… на крыше испуганные Тимур и Ярослав, а внизу должны быть ребята…

… цепкие костлявые невидимые то ли лапы, то ли руки схватили его по бокам, и скорость падения снизилась…

… Лапы отпустили…

… упал…

…Закричал. Да так громко, что санитары отпрыгнули почти на метр. Кое-кто из слабонервных в толпе даже потерял сознание.

— А-а-а, что со мной? — первое, что он спросил, увидев знакомое лицо Регины Васильевны, которая готовила успокоительное.

— Все нормально, у тебя последствия сильного шока, — она сделала укол в мышцу, — сейчас тебе надо успокоится и не двигаться, нам нужно тебя проверить, мы поедем сейчас в больницу. Хорошо?

— Нет, не надо! — Саша не понял, как ему успели сделать укол, ведь он их терпеть не может и продолжения такого лечения не хочет. Так что в больницу ему не надо.

Он попытался встать, но видно все же здорово стукнулся головой — ноги едва держат. Мгновенье, и он бы опять упал, но один из санитаров подхватил его и положил на носилки.

Когда Сашу несли сквозь толпу учеников, он увидел Тимура, который пробился к носилкам на расстоянии вытянутой руки.

— Кому скажешь… — и он провел указательным пальцем по горлу.

— Это ты жди меня! — прохрипел Саня и швырнул смятый в кулаке листок с подписями.

— Чего?! — Тимур был готов стянуть с носилок пострадавшего и несмотря ни на кого надавать тумаков.

— Тимур, иди на урок. Что звонка не слышал? — это была Тамара Валентиновна и как всегда не вовремя.

Большинство ребят разошлись по классам, только Олег по просьбе Саши поехал с ним в машине скорой помощи.

Регина Васильевна крутилась вокруг Саши: мерила давление, температуру, частоту пульса — совершенно здоровый ребенок. Неужели чудо? Может он один из тех, про которых говорят “родился в рубашке”. Кажется, даже ничего не сломано. И зачем она его вообще забрала. А может это злой розыгрыш. Да нет, Саша очень серьезный парень и вряд ли бы поддался на такой трюк, это в духе Тимура и Жени, но никак этого рыжеволосого “солнышка”.

Надо сделать кардиограмму и полный рентген, и тогда, может быть, она успокоится.

Все время пока врач суетилась вокруг больного, тот довольно оживленно говорил с Олегом. Регина не обращала внимания на их разговор, ее мысли были важней, хотя Саша думал иначе.

— Олег, скажи честно, ты видел как я падал?

— Да, конечно…

— Со мной было что-то не так?

— Ну ты сказал, — Олег попытался изобразить удивление на своем лице, — мне так кажется, когда человек падает с крыши высоченного здания — у него все не так.

— Скажи, ничего странного ты не заметил?

— Саня, — Олег понял, о чем спрашивает друг, но не хотел говорить о том, что видел, а вдруг это только показалось, а вдруг Саня спрашивает о чем-то другом, — в эти минуты всё кажется странным. Люди говорят, что в такие моменты вся жизнь перед глазами пролетает.

— Скажи мне честно, я медленно падал? — Саша терял спокойствие.

— Я тебе об этом же толкую, люди перед смертью по другому время различают…

— Ты мне скажешь, что миг тянется вечность — да, так тоже было, но только… я бы сегодня разбился вдребезги, — Саша приподнялся, пока не видела Регина, и шепнул на ухо Олегу, — меня спас дракон…

Глаза Олега стали в несколько раз больше. С одной стороны этот бред может быть последствием шока и укола, который сделала его мать, а с другой стороны он и сам ясно видел, как что-то невидимое для глаз перехватило Сашу почти у самой земли.

— Только, пожалуйста, не думай, что я сумасшедший, — Саша был испуган и искал поддержку.

— Но ведь, — теперь Олег наклонился над носилками, — драконы существуют только в сказках!

— Я тоже так думал, но они есть, просто мы их не видим. Я, кажется, нашел путь, как вступать с ними в контакт.

“Точно лекарство подействовало”, — думал Олег.

— Я тебе расскажу, что со мной произошло на выходных, только поклянись, что никому не расскажешь.

— Клянусь, — Олег был готов сделать все что угодно, лишь бы Саня перестал волноваться и нести всякий бред.

— Тогда увидимся сегодня на заходе солнца у тропинки, что ведет в село за озером.

— Ну, хорошо, — Олег пожал плечами и согласился. Тем более, что этого не произойдет — его мама лучший в мире врач, поэтому она не отпустит Сашу сегодня домой, а продержит его как минимум недельку.

— Только пообещай, что ты придешь.

— Честное пионерское слово, — это последнее что услышал Саша, перед тем как снотворное полностью окунуло его в мир грез.

Драконы — полная чушь!

Да, динозавры были — их скелеты находили. А вот драконы? Когда они жили? Где их тела? Почему нет ни одной фотографии и ни одного доказательства. Они что, невидимки? Да сказки это все или галлюцинация. Если бы Олег упал с такой высоты, ему бы наверно и не то почудилось. Но все же, как он остался в живых? Кто его спас? Ведь глаза не могли соврать.

Олег, выполняя домашнее задание, застрял над примером и простое, на первый взгляд, математическое уравнение никак не могло найти решения в его голове, так как все мысли блуждали вокруг слов Саши.

А вот и решение — надо позвонить Светке. Быть сыном главврача это привилегия. Из всего класса домашний телефон был только у них, и у Светы, так как ее папа был какой-то важный партийный работник. Номер телефона всего из пяти цифр запомнить нетрудно, и вот он уже слышит гудки вызова.

— Алло?

— Света, привет! Это Олег Адвокат.

— Как там Саша? — первое, что спросила она.

— Не знаю еще. Скоро должна прийти мама и все рассказать, а ты как?

— Нормально… — Света это сказала как-то двусмысленно словно “продолжение следует”.

— Точно?

— Мы сегодня долго говорили с Ириной по поводу всего…

— Ну и? — наверное, ему даже не придется спрашивать. Было ясно, что Света спросит его именно о случившемся.

— Тебе ничего не показалось странным сегодня…? Ну когда… я имею в виду… — молчание.

— Вы тоже видели, как Саша на время повис в воздухе? — на этот раз все было конкретно, и ответ мог быть только “нет” или…

— Да! Там не было ни дерева, ни проводов, как такое могло произойти, — затараторила Света.

— Я не знаю, мне кажется… — Олег прислушался и услышал, что кто-то заходит в комнату…

— Олежка, ты дома? — это была Регина Васильевна.

— Да мам! — сказал он в сторону, и вернулся к телефонной трубке. — Света, я тебе потом перезвоню.

— Хорошо, пока! — на другом конце что-то щелкнуло и послышались гудки.

— Нет, ну ты представляешь, — с ходу начала мама, она явно была чем-то расстроена. — Я никак не ожидала такого от него, всегда был примерный мальчик, а тут на тебе.

— Что случилось? — Олег не мог понять, что могло до такой степени взволновать главврача.

— А то, что друг твой сбежал из больницы полчаса тому назад!

— Как это сбежал? — Олег не сразу понял о ком идет речь.

— Когда я делала обход, он был в палате. Потом зашла сказать ему личное “до свидания”… Пижама есть, а его нет! Окно распахнуто… Ну не сиганул же он опять с третьего этажа?

— А откуда ты знаешь? — ответил Олег, глядя в окно на приближающийся закат.

— Олег, ты что? Шутишь что ли? — Регине Васильевне было не до шуток. — Да и потом, внизу забор металлический. Ему тогда надо было только улететь, иначе бы его разрезало на две части.

Олег вспомнил о том, что Саша назначил ему встречу на окраине леса, возле тропинки в село, как раз на закате. Может это у Саши вовсе не галлюцинации, и даже не последствие шока, может он, и правда, нашел что-то сказочное. Олег пытался припомнить дословно, о чем они говорили. Ничего, кроме невидимых драконов и обещания придти на встречу он вспомнить не мог. Обещание, именно обещание. Он должен его сдержать, но что сказать маме?

— Мам, представь! Я забыл свой учебник по математике в школе, можно я схожу к Ире и возьму у нее? — должно сработать, она как раз живет в другой части города. Мама даже не заподозрит, где он будет на самом деле.

— Зачем идти к Ирине, если Тимофей живет в нашем подъезде, — с маминой логикой не поспоришь.

— Понимаешь, я просто ей должен немного помочь, — приходилось врать дальше, — сейчас у нас новая тема с тригонометрическими функциями, а у нее, сама знаешь, мама умерла, и она отстала, — незаконный трюк, сыграть на маминой жалости, но это сработало.

— А, ну раз так, конечно иди, только не задерживайся долго, теперь уже темнеет раньше — осень ведь.

Олегу большего и не надо было, он вмиг собрался и через минуту стоял в дверях.

— Фонарик возьми, математик, — успела крикнуть ему вслед Регина Васильевна.

— Хорошо, пока!

Олег схватил фонарь, который стоял у выхода. Он ему уж точно нужен, так как тропинки в лесу вещь хитрая, им только и надо — запутать и оставить на съедение волкам.

— Влюбился мой мальчик, — Регина Васильевна расплылась в улыбке. — Твой папа всегда мне помогал уроки делать.

Но сын уже этого не слышал.

Олег не знал, что его ожидает. Встреча с психом, который то и дело прыгает с недопустимой высоты и остается жив или…

Он приготовился встретить друга всего подранного, а может и в крови. О чем они будут говорить, он не знал, но конец разговора должен свестись к тому, чтобы Саша вернулся в больницу. Но как это сделать?

Вот уже солнце последними лучами освещает вход в лес, где они условились встретиться. Еще минут пять и он добежит туда. Издали не видно Саши, может он где-то прячется? Ну и веселые события творятся! Хотя он и не трус, но не дай Бог, чтобы Саша надумал именно здесь провести разборки с хулиганами.

Вот он и на месте. Олег немного отдышался, осмотрелся по сторонам, и не увидев ни Саши, ни хулиганов, спокойно присел на желтеющую траву. Здесь было тихо и мирно, мягкий розовый закат придавал лесу сказочную красоту. Деревья, верхушки которых еще видели лучи солнца, нарядились как барышни в алые платья украшенные пестрой желтизной листвы. Издалека доносилось курлыканье журавлей, от порыва ветра деревья, словно на прощанье помахали им вслед своими головами и раскидистыми лапами. Новый порыв ветра заставил задрожать травинки. Некоторые упавшие листки взмыли вверх, будто отправляясь с журавлями в дальний путь.

— Спасибо, что пришел, — голос Саши ровный и холодный, немного испугал Олега увлекшегося созерцанием красоты.

— Тьфу на тебя, ты меня до смерти испугал! — Олег повернулся на звук голоса и обнаружил Сашу укутанного в какое-то странное истрепанное и грязное одеяло. Олегу было хорошо видно, что Саша стоит босиком и ноги до колен голые, а сверху эта ветошь.

— Ты пришел один? — Саша огляделся, проверяя нет ли слежки… и не дожидаясь ответа, кивнул в сторону леса и пошел по тропинке вглубь.

— Конечно один! Что с тобой случилось? — Олег пытался догнать его. — И что это за тряпка?

— Просто мне пришлось оставить мою одежду в палате.

— Я знаю, мне мама об этом рассказала.

— Я думал, что она уже ушла домой, — Саша отреагировал с удивлением, — ладно, надо будет что-то придумать.

— Да что с тобой? — Олегу становилось страшно. Сашу веселого и безобидного словно кто-то подменил — казалось, мыслями он был где-то далеко, а говорил все, как робот — автоматически.

— Я стал свободным… Сильным… И я счастлив! — говорил он, не останавливаясь.

— Ты можешь сказать, куда мы идем?

— Пойми, Олег, я не вру, просто поверь мне, — теперь Саша был больше похож на прежнего, — я не буду тебе ничего объяснять, а просто покажу тот мир, которым теперь живу.

— О чем ты? Опять о драконах? Давай лучше вернемся в больницу! Саша, тебе нужна помощь! — Олег по телосложению был крепче, так что если нужно, он замотает Сашу в эту тряпку, которая когда-то была одеялом, и дотащит до больницы.

— Хорошо, — будто почувствовав намерения Олега, сдался Саша, — давай договоримся так, я тебе кое-что покажу, твое дело верить или нет, а после этого вернусь в больницу, и пусть твоя мама делает мне уколы хоть по десять раз в день, я согласен на все. Только сначала я тебе кое-что покажу.

— Что? Другой мир? — Олег был согласен на такую сделку, но может ему удастся убедить Саню пойти сразу, — Что я должен увидеть? Мир драконов?

— Да, что ты заладил! Драконы, драконы, — Саше не нравилось, что ему не доверяют, но он понимал Олега. — Я не знаю, что это за существа, но они повсюду и невидимы для простого человека.

— А для какого?.. Что очки надо?.. — Олег хотел пошутить.

— Ты можешь не перебивать, а послушать?

Сказав это, Саша посмотрел прямо в глаза Олегу.

Олег знал взгляд Саши, но сейчас это было нечто другое. Словно кто-то со змеиными глазами был глубоко внутри рыжеволосого паренька. Комок подошел к горлу и стало по-настоящему страшно.

— Они меняют свой облик, могут становиться маленькими как змеи, могут прятаться даже внутри человека, и тот ничего не почувствует. Они могут принимать вид обезьян со страшными человеческими лицами и крыльями как у летучих мышей, но их любимый образ — это драконы. Большие, чешуйчатые, с размахом крыльев у некоторых, больше чем наш школьный стадион.

Целое царство таких существ окружает нас, они разные и в тоже время — единое целое. Для них нет законов! Никаких правил! Не существует границ! И они правят нашим миром…

— Все, хватит нести бред! — Олег схватил обеими руками за плечи ополоумевшего друга и крепко встряхнул. — Надоело! Неужели ты сам себя не слышишь?

— Это ты послушай меня! Сколько можно терпеть все эти издевательства? Я терпел потому, что у меня не было силы, теперь же я больше никого не боюсь! У меня теперь сила дракона! — Саша дернулся, и в руках Олега осталось только одеяло.

Олег попытался схватить его снова, но Саша побежал. Он был почти голым, нижнее белье, разорванное в лохмотья, едва прикрывало наготу. Олег кинулся вдогонку, но это оказалось не так то легко. Саша словно превратился в дикое животное, которое, петляя, убегало от охотника. Хотя Олег был одним из лучших бегунов класса, догнать друга оказалось невозможно.

Одним прыжком Саша преодолел огромный овраг шириной не меньше четырех метров. Олег не рискнул прыгать. Он осторожно, но быстро сбежал вниз и вскарабкался на другую сторону оврага. Олег боялся потерять Сашу из виду, поэтому продолжал бежать дальше, хотя сил уже почти не оставалось.

Преследование длилось утомительно долго. Если бы не азарт погони и ответственность за друга — Олег бы плюнул на все еще пятнадцать минут назад. Но теперь, когда Саша бежал медленней и до него оставалось меньше десяти метров, Адвокат собрал последние силы. Вдруг преследуемый силуэт пропал. Олег оторопел. Как он мог упустить его из виду? Конечно, было темно и он в глубине леса, но где же Саша, ведь ему нужна помощь?

Олег достал фонарик и попытался его включить. Получилось с третьего раза и то после того, как он хорошенько стукнул по нему. Яркий желтый луч с трудом разрезал ночной мрак леса и уперся в две огромные сосны. Похоже, он далеко зашел, потому что этих сосен раньше не видел. В первую очередь пришла мысль залезть на одну из них и осмотреться, но подойдя ближе он увидел, что чуть поодаль в какой-то заброшенной сторожке теплился огонек. Может, это лесник дядя Ваня решил заночевать в лесу, он ему и поможет выбраться. Тот “старый лис” знает все тропки и травинки в лесу. В самую темную ночь пройдет с закрытыми глазами и не собьется. А может и Саша там?

Огонь и вправду горел внутри избушки, но, открыв дверь, Олег никого не увидел. В полуразрушенном камине ярко плясало пламя огня. Кто-то здесь есть — не мог же огонь загореться сам собой. Может, дядя Ваня пошел собрать дров и сейчас вернется? Олег вошел и огляделся. Здесь не пахло жизнью, только плесенью и червями, а сквозь разбитые окна гулял сквозняк. Вместо стола — огромная каменная глыба с интересной фреской. Олег наклонился, пытаясь разобрать, что там написано. Буквы казались знакомыми, но в то же время какие-то не такие.

— Это старославянский, — Сашин голос, как удар электричеством, прошелся по всему телу Олега.

— Ты с ума сошел. Мало того, что я бежал как загнанная лошадь, ты меня заикой еще хочешь сделать, — хотя Олег и испугался, но он был рад видеть Сашу живого и в здравом уме.

— Прости, я не хотел тебя напугать, — Саша подошел и взял другую тряпку, которых тут было предостаточно, и закутал свое полунагое тело.

— Чей это дом? — придя в себя, спросил Олег.

— Это не дом, а склеп.

— Какой склеп? Точнее, чей?

— А ты сам прочитай, — и Саша указал на фреску вокруг каменной глыбы, — это старославянский, но ты поймешь. Только надо читать как бы через зеркало, в обратную сторону и переворачивай буквы, это будто надпись на печати.

— Откуда ты это знаешь?

— По ранам на руках, — и он показал руки, на которых были раны в форме правильных старославянских букв, — осторожно эти штуки ужасно острые.

Олег принялся читать, точнее он бубнил что-то под нос, пытаясь перевернуть в уме фразы и после этого расшифровать, а когда понимал, вслух произносил по-русски:

“Здесь заточен „Свободный дракон“, враг святой церкви, чьи злодеяния и сделки с тьмой навсегда погубили его душу и жизни многих, кто встретился с ним. Путник забудь об этом месте и берегись, дабы не разбудить легионы, служащие этому воину тьмы”.

— Что все это значит? — Олег был в полном недоумении.

Саша сидел в углу возле камина, укутавшись в ветошь. Он был чем-то опечален или думал о чем-то далеком, то ли вовсе был в не себе.

— Что здесь произошло? — присмотревшись, Олег увидел следы засохшей крови вокруг того места, где сидел Саша. — Что с тобой произошло?

— Я сам до конца не знаю. Я заблудился, поранился об эту штуковину так, что еле добрел к бабушке на следующий день. Затем прошлой ночью меня стало манить сюда. Дед Ваня рассказал мне легенду про этого воина, о том, каким он был сильным и непобедимым, и я решил, что может смогу найти источник его силы.

— Я не думаю, что мертвецы могут говорить.

— Но, тем не менее, что-то произошло, что — я не знаю, точнее не помню.

— Что произошло?

— Говорю тебе — не помню, — Саня стал нервничать и крикнул, — я проснулся на крыше своего дома в чем мать родила, а потом я стал видеть их…

— Кого? Драконов?

— Да я не знаю, кто они… — Саша встал и, повысив тон, стал выпаливать фразы как из пулемета. — Приходят моменты — мне становится даже страшно, страшно от того, что я их вижу, от того, что их слышу, даже от того, что чувствую их внутри себя. Но также я чувствую силу, которую получаю. Теперь я могу перемещаться как птица, все что мне было нужно — это принять одного из них в себя, — тут голос его стал меняться еще больше, из испуганного становясь более твердым, — благодаря этому, я не разбился сегодня, я могу парить в воздухе, да и физическая сила… Сила, которой я могу пользоваться… это стоит того, чтобы заключить с ними договор.

— Это звучит правдоподобно, но в голове не умещается, — Олег был напуган.

— Я докажу тебе, что не лгу и поделюсь с тобой всей силой и властью, которая по благосклонности судьбы досталась именно мне, — Саша окончательно помешался. Вдобавок ко всему, в его руке блеснул золотой слегка изогнутый ритуальный нож, — ты будешь мне благодарен, мы с тобой изменим весь мир!

— Что ты задумал? — Олегу уже было совсем не смешно. — Ты что, совсем с ума сошел? Я буду защищаться и не посмотрю, что ты мой товарищ!

— Не хнычь, как баба! Я не собираюсь тебя убивать, дай мне только твою руку, — Саша протянул свою руку, собираясь принять в союзники Олега, а в другой крепко сжимал рукоять ножа.

Непонятно почему, но Олег протянул свою правую руку ладонью вверх. Лезвие ножа полоснуло кожу, но он ничего не почувствовал, только увидел, как тонкой полоской в месте пореза выступила кровь.

— Теперь мы одно! Мы новый клан! — с этими словами он сжал руку Олега своей пораненной ладонью, и их кровь смешалась.

Вмиг по всем венам Олега словно побежал огонь, голова пошла кругом, а в глазах расплылась картинка. Он силился сконцентрировать взгляд, но странные чувства объяли его. Наконец, он сделал то, ради чего терпеливо выслушивал Сашин бред — левой рукой, в которой он держал полено, обгоревшее и очень похожее на ножку стола, он со всего размаха ударил Сашу так, что тот упал.

Олег кинулся в дверь. Земля под ногами ходила ходуном, внутри все горело и тошнило. Позабыв про фонарь, он кинулся бежать, не разбирая дороги, только бы подальше от этого места. Ему казалось, что его преследуют сотни существ — отовсюду слышались звуки и мерещились тени. Буквально перед носом кто-то, прошипев, вскарабкался на дерево, глазея на него.

— Кто вы и что вам от меня нужно?! — Олег упал, голова кружилась так, что уже не было никаких сил идти.

— Это наши друзья, это наша армия! — Сашин голос прозвучал в темноте.

Олег пытался увидеть его, но это было бесполезно.

— Что ты со мной сделал?

— Дурак, я дал тебе силу, которой не имеет никто, я дал то, о чем мечтают миллионы!

— Где ты? Покажись? — Олег нащупал камень, сейчас он покончит с этими глупыми играми, только бы найти в себе силы запустить его поудачней.

— Я тут, брат!

Из темноты появился силуэт. Олег не мог понять — он видел все того же Сашу в порванном нижнем белье или непонятное чудовище с телом человека и рогатой головой монстра, облеченного в балахон из тонкого шелка. За его спиной кружили и петляли в воздухе змееподобные существа.

— Теперь ты один из нас! — с этими словами глазеющее с дерева существо прыгнуло прямо на Олега, полностью накрыв его своими громадными перепончатыми крыльями.

* * *
Каждое утро Ирины начиналось с зарядки. С первыми же лучами солнца она с огромным удовольствием убегала из насквозь пропахшего перегаром дома. Иногда она бегала на озеро, а иногда собирала цветы и относила на могилу к матери. Самой огромной ее мечтой было убежать подальше из этого мира, наполненного только одним — пьянкой и издевательствами отца.

Она собралась, не боясь нашуметь. Ира знала, что отца все равно и пушкой не разбудить. Это вообще чудо, что он ночует дома, а не где-то на лавочке в парке. Кроссовки разбросаны по прихожей — опять он раскидал обувь, когда заходил домой, причем не только свою, но и ее. Ну ничего, скоро все закончится. Может когда-нибудь он уснет и не проснется? Нужно только потерпеть.

Она вышла во двор их частного дома и решила пойти покормить Шарика — своего трехлетнего пса. Странно, обычно он встречал ее каждое утро. Пес первым бежал навстречу, и не ради завтрака, а просто потому что любил свою хозяйку. Пусть он и не породистый, но верный на все сто.

— Шарик, Шарик ты где? — Ирина искала своего питомца. — Малыш, ты где? — она заглянула в будку, но не нашла его там. — Шарик, ко мне!

Она решила обойти дом, предположив, что он резвится где-то на заднем дворе, повернула за угол и остолбенела. Увиденная картина настолько шокировала ее, что миска с едой выпала из рук. Задний двор был похож на бойню — все в крови, а по сторонам разбросаны разодранные клочья бедного пса. Но еще больше поразило ее то, что на земле лежал абсолютно голый человек, весь грязный, в крови — своей или несчастного Шарика.

Ирина взяла грабли и стала подходить ближе. Будить отца было занятием бесполезным, так что она сама за себя постоит. Девушка нерешительно делала шаг за шагом, пока не приблизилась на расстояние вытянутых граблей. Аккуратно перевернула человека на спину. Это был Олег!

— Боже мой! — вскрикнула она, и грабли отлетели в сторону, — я убью этих негодяев, выдавила Ира сквозь слезы, — Олежка, ты меня слышишь? — она встала на колени около него. Ее не смущало в каком он виде, и то, что она вся уже в крови. В этот момент Ирину интересовало только одно — жив он или нет.

Олег шевельнулся и открыл глаза. Он пытался прийти в себя, но что-то не давало ему. Он прокручивал в памяти все, что с ним происходило прошлой ночью и не мог вспомнить. Олег посмотрел на улыбавшуюся сквозь слезы Ирину, и вмиг стеснение заставило его резко сесть и поджать ноги к груди.

— Что я тут делаю? И что произошло? — он огляделся по сторонам.

— Все в порядке Олег, я пойду вызову милицию, пусть теперь они разбираются с этими наглецами.

— Ты о ком?

— О Тимуре и его команде, это они с тобой сделали, я не сомневаюсь. Только эти звери могли поступить так с моим Шариком.

Олег осмотрелся по сторонам, увидев потроха питомца семьи Кравченко. Он хотел было что-то сказать, но в его памяти, словно черно-белые фотографии, всплыли кадры:

“Он словно видит пса с высоты примерно трех метров…”

Шарик, рыча, кидается …”

Цепкая хватка рук, пальцы просто впились в горло собаки и рывок…”

— Нет! — Олега всего передернуло, неужели он способен на такую жестокость.

— Что, что случилось!?

— Не надо милицию, я тебе все расскажу, только сначала… — он огляделся и заметил банное полотенце, которое сохло на бельевой веревке.

Ирина словно прочитала мысли приятеля, побежала и принесла его. Протягивая, она стыдливо отвернулась в сторону.

— Пойдем в дом, я дам тебе папины вещи.

Олег переоделся в чистые, но пропахшие алкоголем вещи Ирининого отца, взял в руки чашку горячего чая и начал свое повествование. В первую очередь он рассказал о разговоре в машине скорой помощи, затем о том, как Саша пропал из больницы и как он сам обманом выбрался из дома. Радовало Олега одно, что Регина Васильевна должна была уйти в ночь на дежурство и вернется не раньше чем в полдень, поэтому она и знать не будет, когда он придет домой.

Он описал погоню и все разговоры, которые ей предшествовали. До мелочей описал странный дом в глубине леса и неуправляемые поступки Саши, который из запуганного ребенка превратился в ужасного монстра.

— Я не верил, пока не увидел своими глазами. Они есть, правда, кто они я не знаю, но один из них внутри меня. Ты, наверное, мне не веришь, но я это чувствую, сейчас он словно спит, и дает мне возможность побыть собой, но этой ночью, это был не я, это было оно — то, что внутри меня.

Ирина не говорила ни слова, пока не допила свой чай. Она прокручивала в уме каждое слово рассказа, походившего на бред сумасшедшего. Потом она посмотрела в сторону комнаты, где храпел ее пьяный отец и улыбнулась тому, как смешно смотрелся в его одежде Адвокат.

— Так он сказал, что это дает силу?

— Да, но какой ценой? — Олег был удивлен таким вопросом.

— Это моя мечта, стать свободной. Пойми, Олег, кто имеет силу, тот прав и свободен.

— Я не узнаю тебя, словно и в тебе живет такой зверь, как в Саше. Сила никогда не заменит правду, пойми и ты меня.

— Послушай, мой отец имеет силу, поэтому и убил мою маму. Я не хочу быть следующей, — с этими словами она закатала рукав, на руке был четко виден темно-фиолетовый след от пяти пальцев, — ты бы только знал, что делает со мной отец. Я готова на все что угодно, лишь бы прекратить это.

— Ирина, подумай… — Олег пытался взывать к её здравому смыслу.

— Пойдем, нам надо убрать в огороде и похоронить Шарика, а после этого ты отведешь меня к Саше, — прозвучало строго и категорично.

— Хорошо, только потом не говори, что я тебя не предупреждал, — Олег чувствовал вину за сделанное с Ириным псом, поэтому не мог сопротивляться.

* * *
Все в том же полуразрушенном камине горел огонь.

— Мы избраны, для того чтобы изменить этот мир, — Саша очень повзрослел за эту неделю, — Сергей, мы готовы поделиться с тобой нашей тайной. Да, ты новичок, и мы мало что о тебе знаем, но если наш враг, твой враг, то ты наш друг. Нас уже семеро, ты можешь стать восьмым и последним. Мы откроем тебе тайну другого мира, ты получишь силу, способную перевернуть всю твою жизнь. Больше никто не сможет тебя обидеть, потому что ты примешь силу дракона, и мы станем одним целым.

Сердце Сергея готово было выскочить от страха. Мало того, что заманили в лес, вырядились в ужасные балахоны, покрывающие лица, еще и несут маразм, от которого столбенеют все мышцы. Он прекрасно знал всех семерых, присутствовавших здесь. Главным был Саша, после падения с карниза школы, у него явно поехала крыша. Олег — будто не изменился, но он подчинен Саше, словно верный пес. Ирина — сущая ведьма, никогда он не видел ее такой, как на этой неделе. Она словно собрала все зло, скопившееся за ее недолгую жизнь и готова выплеснуть на каждого, кто не на ее стороне. Тимофей, из старосты тихони, стал горделивым глупцом, совершавшим необдуманные поступки. Света подстригла длинные волосы и чуть не придушила Тимура, когда тот попытался что-то сказать в ее сторону. Коля и Стас — … он видел, как они кулаками за пять минут растрепали кожаную грушу, говорят, висевшую лет десять со дня открытия школы.

Они все сошли с ума. Он старался пропускать мимо ушей весь этот бред, который нес Саша. Единственное, что пугало его, была даже не маска с рогами на голове, а остро заточенный золотой нож. Сергей то и дело косился на двери, в голове он уже раз сто совершил побег, но в реальности не мог и пальцем пошевелить.

— Протяни свою руку, и мы станем одним целым…

Сергей настолько увлекся своими мыслями, что прослушал призыв.

— Ну же! — еще тверже сказал Саня.

— А… Что? — Сергей вернулся из иллюзорного мира планов побега.

— Протяни руку! — Саша был неумолим.

— Знаете ребята, если вам нравится — играйте, но я не хочу. Простите, я не буду вступать в ваш, как он… а орден, — он хотел было улыбнуться.

— Ты много видел, у тебя нет другого выбора.

— Всё ребята, подурачились и хватит, мне игры в “казаков-разбойников” больше нравятся. Не бойтесь, я про ваш штаб никому не расскажу, будьте спокойны, всем пока! — он выпалил последние слова и кинулся к дверям.

— Глупец! — закричал Саня и начал что-то бормотать на латыни или на каком-то другом древнем схожем языке, а стоящие кругом друзья взялись за руки.

Сильный порыв ветра ворвался в сторожку и вмиг потушил пламя. На ребят обрушилась темнота. Слышен был только свист усиливающегося ветра и голос Саши продолжавшего взывать на непонятном языке.

Сергей бежал, что было силы!

Свет луны освещал путь. Сергей обязательно бы заметил, если бы его преследовали. Пробежав минут десять, он понял, что погони нет, но куда идти он понятия не имеет, однако с рассветом обязательно что-нибудь придумает. Присев под деревом отдышаться, он все равно старался вести себя тихо.

— Вообще с ума сошли, завтра же пионервожатой расскажу, будут тогда им и галстуки, и лагерь у моря, и “казаки с разбойниками”. Их уж воспитают, как следует.

Шум, перерастающий в гул, приближался к нему — от сильного ветра деревья гудели, казалось, что в его сторону мчится поезд.

Ветер объял его целиком!

Сергей встал на ноги и принялся бежать. Его преследовали, теперь он это знал, хотя никого не видел. Он бежал, не останавливаясь. Ему казалось, что вот-вот кто-то схватит его за плечо. Преодолев заросли дикой ежевики, он весь исцарапанный оказался на большой опушке, хорошо освещаемой луной.

На краю поляны лежала стопка бревен. Сергей кинулся к ним и выбрал такое, что как раз было ему по силам для защиты. Он вышел в самый центр, ожидая нападения.

— Ну же, трусливые зайцы! — кричал он. Крик придавал ему смелости. — Что испугались? А ну кто первый? Смотрите, увалю любого!

Над головой проносились какие-то тени. Поднял голову — ничего кроме луны.

Может это совы, испуганные ночным гостем? А может осенняя листва тронутая резким ветром? Но кто-то будто заграждал луну и по земле, то и дело, плясали огромные тени. Или это были редкие облака? Но даже если это совы, то это были самые гигантские совы в мире.

— Я вас не боюсь! — закричал он в никуда.

— А зачем бревно тогда взял? — послышался за спиной голос Саши.

Он словно вырос из-под земли. Мгновение назад его там точно не было.

— Только тронь меня и завтра же тебя вытурят из пионеров, ты меня понял!? — Сергей собрал последние силы, чтобы казаться твердым, но голос дрожал.

— Ты уже никому ничего не расскажешь! — в руке Сани сверкнул золотой меч, которым он с легкостью как масло, разрубил полено на две части.

Сергей понял — это последнее, что он слышит в своей жизни.

Словно гигантских размеров птица, нечто на огромной скорости приближалось к ним откуда-то с неба. Все было как в замедленном фильме ужасов, где главную роль играл он сам. Чем ближе нож был к груди, тем стремительнее к ним приближалась птица. Луна вынырнула из-за облака и осветила существо.

Молниеносно и грациозно, в шелковом балахоне, расставив руки, летел человек. Не было ни тросов, ни веревок, но кто-то словно держал его в воздухе, он мчался как ястреб, летящий за добычей. На фоне луны парило, расставив руки словно крылья, еще пять существ. Сергей не мог поверить, что это его одноклассники. Каким чудом они добились этого, наверное, ему никогда не узнать.

Острие меча коснулось груди на уровне сердца, но, не успев вонзиться, полоснуло его и соскочило к плечу…

Между Саней и летающим человеком завязалась драка. Не теряя времени, он нащупал обрубок полена и с размаху огрел обоих, так что они разлетелись в разные стороны.

— Ты что совсем очумел? — это был Олег, его голос нельзя было спутать ни с чьим другим, и обращен он был к вожаку. Каким-то образом меч теперь был в его руках. Хотя сам он был на коленях.

— В сторону, а то и тебе достанется! — Саня был другим, совсем не тем, с кем Сергей не так давно прятался в подвале от хулиганов. Рыжий тихоня стал монстром.

— Нет, ты не можешь убивать только потому, что тебе так захотелось.

— А ты что хочешь, чтобы завтра об этом весь город узнал. Я к этому не готов, мы же поклялись отомстить!

— Да! Но причем тут он, — Олег был еще не в силах встать после удара, но заступался за Сергея, как только мог.

— Он не один из нас, значит он враг! — Саня шипел, как гремучая змея.

— Тронешь его, и тебе придется убить всех нас, я тебя покрывать не стану!

— Олег, ты послушай себя! Ты готов отказаться от силы, способной поработить весь мир, не хочешь пожертвовать одним слабаком? — Саня не боялся Олега, ему просто не хотелось терять напарника, первого, кто встал с ним в одной упряжке мести.

— Этой силой мы должны пользоваться для защиты, а не для нападения, мы клялись, что едины и ты не можешь сам принимать решения!

Саня рассмеялся, доставая свой ритуальный нож и, повернувшись спиной к Олегу, пошел доделывать начатое.

— Саша мне придется использовать против тебя силу для защиты.

Но психа это нисколько не остановило, он уверенно двигался к цели. Сергей, поняв, что Адвокат потерпел поражение, собрал все свои силы для защиты.

— Эй ты, куда направился, а ну прочь! — закричал он угрожающе и пару раз махнул деревяшкой перед самым лицом рыжеволосого.

Саня улыбнулся и решительней двинулся к жертве.

— Кем ты себя возомнил, червь! Ты кому это угрожаешь? НА КОЛЕНИ!!! — заорал он.

Словно сама земля зашаталась от крика. Не удержав равновесие. Сергей рухнул. Силы оставили его, перед глазами завертелась карусель, и стали мерещиться жуткие картины. Словно опять заплясали небесные тени, которые приземлялись возле Олега. Словно со всех сторон его, то и дело хватали мерзкие лапы, пытаясь оторвать кусок живой плоти, то страшные существа с издевкой смеялись над ним.

— Да ты знаешь кто я? Я — Арбахан! Повелитель легионов! И не позволю плотскому выродку нарушить мои планы, — он вновь замахнулся ножом, но, оглянувшись, увидел, что вся его команда стоит с Олегом и готова кинуться в бой против него, — но ради нашей клятвы! — эти слова дались ему с трудом. — Я оставлю тебя в живых, а ты никому уже ничего не расскажешь.

Крик от ужасной боли оглушил пол-леса, переполошив сов, взмывших черными тенями в небо. На фоне луны промелькнуло семь огромных теней полуптиц-полулюдей, которые паря в небе, удалялись прочь от освещенной опушки.

* * *
По городу поползли странные слухи.

Их было много и все очень противоречивые. Но любимой темой для сплетен была причина отъезда из города семьи одного инженера. Поговаривали, что их единственного сына нашли в лесу всего израненного. Кто-то даже говорил, что ему отрезали язык, и будто бы врачи подтверждали, что это было сделано чрезвычайно острым скальпелем, которого нет даже в хирургии Москвы. Но страшней всего было то, что мальчик потерял рассудок. Он то и дело тыкал пальцем, указывая на кого-то невидимого. А когда его пришли проведать друзья из класса, у него начался припадок, и его пришлось изолировать. Родители были вынуждены переехать.

Другая сплетня облетела город спустя неделю. Тогда заговорили о маньяке, который издевается над молодыми мальчиками. Через неделю с трудом поймали доведенных до истерии и беспамятства еще троих из этого же класса. Некогда сорванцы и забияки, они попали в переделку, которая лишила их рассудка. Они говорили, что в лесу завелись демоны и колдуны способные передвигать предметы взглядом, и независящие от силы притяжения. Якобы, их на руках носят страшные уроды с крыльями, как у летучих мышей, с рогами и мордами то ли человека, то ли обезьяны. И слуг у них целая тьма. От такого бреда ни одна психбольница не возьмется лечить.

Еще говорили, что один алкаш до того допился, что собаку свою долго бил и издевался, пока кишки по двору не пораскидал. Говорили и о странном парне Саше, который стал примером для многих. На глазах он из робкого парня превратился в серьезного и ответственного мужчину. Только мать говорила: “Это не мой сын”, — но об этом никто не знал.

Все книги

Назад Содержание Дальше