"Отряд скорби"

Тим Ла Хей Джерри Б. Дженкинс

 

Тим Ла Хей Джерри Б. Дженкинс Книга Отряд скорби

Назад Содержание Дальше

Глава 19

Что-то затевалось. На тайном собрании Бак встретился с американским президентом Джеральдом Фитцхью. Превратившись в чисто символическую фигуру, президент оказался в трагическом положении. После того как он прослужил своей стране почти два президентских срока, его перевели в обычное административное здание и лишили практически всех атрибутов прежнего положения. Его охрану составляли теперь всего три человека, сменявшие друг друга через сутки. Они состояли на службе в Мировом Сообществе.

Вскоре после того, как Бак сделал предложение Хлое, за две недели до свадьбы он встретился с Фитцхью. Президент брюзжал, что телохранители приставлены к нему только для того, чтобы Карпатиу становилось известно о каждом его шаге. Но сильнее всего его потрясло то, что американское общество совершенно равнодушно отнеслось к фактическому смещению президента. Все были очарованы Карпатиу. Остальное не имело никакого значения.

Отослав агента секретной службы, Фитцхью уединился с Баком. Президент заговорил о необходимости готовить переворот. По крайней мере, еще двое из глав государств были убеждены, что пришло время сбросить оковы Мирового Сообщества.

- Я рискую жизнью, говоря это наемному служащему Карпатиу, - подчеркнул Фитцхью.

- Мы все наемные служащие Карпатиу, - ответил Бак.

Фитцхью доверительно сообщил Баку, что Египет, Финляндия и патриотически настроенная муниципальная гвардия собираются предпринять решительные действия "пока не стало слишком поздно".

- Что это означает конкретно?

- Во-первых, это произойдет скоро, - ответил Фитцхью, - во-вторых, держитесь подальше от больших городов восточного побережья.

- Нью-Йорк, - спросил Бак, и Фитцхью кивнул в ответ. - Вашингтон?

- Вашингтон особенно.

- Мне это трудно, - ответил Бак. - После свадьбы я буду жить с женой в Нью-Йорке.

- Отложите переезд на некоторое время.

- Вы можете назвать приблизительные сроки?

- Этого я не могу сказать, - ответил Фитцхью. - Сообщу только, что рассчитываю вернуться в Овальный кабинет через пару месяцев.

Баку отчаянно хотелось сказать Фитцхью, что он играет на руку Карпатиу. Об этом говорится в пророчествах. Восстание против Антихриста будет подавлено и послужит началом третьей мировой войны, в результате которой наступят голод, мор и гибель четверти населения земли.

Двойная церемония в церкви Брюса спустя две недели была самой скромной свадьбой, какую только можно себе представить. В помещении было только пять человек. Брюс Барнс совершил обряд, поблагодарив Бога за все улыбки, объятия, поцелуи и молитвы, которые Он даровал им.

Бак спросил, нельзя ли им посмотреть подземное убежище, которое построил Брюс.

- Его ведь только начинали строить, когда я переезжал в Нью-Йорк, - сказал он.

- Это самый большой секрет у нас в церкви, - откликнулся Брюс и повел их через котельную к потайной двери.

- Будут ли пользоваться этим убежищем члены церкви? - спросил Бак.

- Ты видишь, какое это небольшое помещение, - ответил Брюс. - Я призываю всех строить собственные убежища. Если в минуту опасности здесь соберется большинство членов нашей церкви, будет невообразимый хаос.

Бака удивили размеры сооружения - оно было очень маленьким. Но было видно, что в нем есть все необходимое для того, чтобы прожить несколько недель. Отряд скорби состоял из людей, которые не собирались долго скрываться.

Все пятеро задержались, чтобы сверить свои планы и обсудить, когда они смогут увидеться в следующий раз. Карпатиу на ближайшие шесть недель составил для себя поминутный график перемещений, так что Рейфорд должен будет облететь с ним весь мир. Закончить это турне предполагалось в Вашингтоне. После этого Рейфорд мог получить несколько дней отпуска, а потом ему следовало снова вернуться в Новый Вавилон.

- Мы с Амандой могли бы приехать сюда из Вашингтона во время этого перерыва, - сказал он.

Бак сказал, что они с Хлоей тоже смогут приехать на это время в Чикаго. Брюс вернется после турне по Австралии и Индонезии. В конце концов они согласовали дату и время - ровно шесть недель спустя, в четыре часа дня. Пару часов они проведут, занимаясь интенсивным изучением библейских пророчеств в кабинете Брюса, а потом где-нибудь хорошенько поужинают.

Прежде чем распрощаться, они встали в круг, взялись за руки и снова помолились.

- Отец наш, благодарим Тебя за этот краткий миг радости накануне всемирной катастрофы. Мы молим Тебя, чтобы Ты благословил и защитил нас всех до того времени, когда мы снова соберемся здесь. Пусть наши сердца будут едины во время разлуки, ибо мы едины во Христе.

Казалось, Карпатиу обеспокоила женитьба Рейфорда, и он настоял на встрече с новобрачной. Приветствуя ее, он взял обе ее руки в свои и пригласил их с Рейфордом в свои роскошные апартаменты, которые занимали весь верхний этаж здания Мирового Сообщества в Новом Вавилоне. Там было расположено несколько конфренц-залов, жилые комнаты и эскалатор на взлетную площадку для вертолета. Отсюда кто-нибудь из членов команды Рейфорда забирал правителя в очередной полет.

Рейфорд, пожалуй, мог бы сказать, что сердце Аманды ушло в пятки. Ее голос стал сдавленным, а улыбка натянутой. Встреча с тем, кто был олицетворением зла на земле, выходила далеко за пределы ее жизненного опыта, хотя она и говорила Рейфорду, что знакома с несколькими оптовыми торговцами готовой одеждой, бывшими, по ее мнению, отпетыми злодеями.

После обмена любезностями Николае дал согласие, чтобы Аманда сопровождала их во время ближайшего рейса в Соединенные Штаты, - повидаться с дочерью и зятем ее мужа. Рейфорд умолчал о том, кто стал его зятем, как и о том, что молодые живут в Нью-Йорке. Он лишь сказал - в полном соответствии с истиной, - что они с Амандой встретятся с молодой парой в Чикаго.

- Я буду в Вашингтоне, по крайней мере, четыре дня, - сказал Карпатиу. - Можете воспользоваться этим временем по своему усмотрению. У меня тоже есть новости для вас и вашей супруги.

Карпатиу извлек из кармана маленький пульт управления и включил переговорное устройство.

- Дорогая, зайди, пожалуйста, на минутку к нам.

"Дорогая? - подумал Рейфорд. - Больше не притворяются".

Хетти Дерхем, постучавшись, вошла.

- Да, любимый, - сказала она.

Рейфорд подумал, что он сейчас подавится от смеха.

Карпатиу поднялся и обнял ее так нежно, будто она была фарфоровой статуэткой. Хетти повернулась к Рейфорду:

- Я так рада за вас а Амалией, - сказала она.

- Амандой, - поправил ее Рейфорд.

Он заметил, что Аманда напряглась. Он рассказал ей все про Хетти Дерхем, и было видно, что они никогда не станут друзьями.

- Мы уже сделали объявление о помолвке, - сказал Карпатиу. - Хетти оставит службу в Мировом Сообщества до нашего возвращения.

Карпатиу лучезарно улыбался, как будто ожидая, что его сообщение будет принято с радостью. Рейфорд делал все возможное, чтобы не выдать своей неприязни и отвращения.

- Возвращения? - спросил Рейфорд. - А когда же состоится великий день?

- А он уже состоялся, - подмигнул ему Николае.

- Что это значит? - спросил Рейфорд.

- Я не знала, что вы женаты, - мягко сказала Аманда.

Рейфорд пытался держать себя в руках. Он-то знал, что они не были женаты.

- Мы поженимся, - сказала Хетти, сияя. - Он собирается сделать меня честной женщиной.

Хлоя потеряла самообладание, когда прочла сообщение отца насчет Хетти.

- Бак, мы потеряли эту женщину. Мы все ее потеряли.

- Это я познакомил их, почти совсем ее не зная.

- Но я знаю ее, и я знаю, что она знает истину. Я ведь была там, когда папа разговаривал с тобой, и она сидела за тем же столом. Он пытался что-то сделать, но мы все должны были сделать больше. Мы должны как-то добраться до нее, поговорить с ней.

- И рассказать ей, что я теперь тоже верующий, как твой отец? По-видимому, Карпатиу не придает значения тому, что его пилот - христианин. Но как ты думаешь, долго ли я продержусь в качестве издателя журнала, если он узнает, что я стал христианином?

- В один из ближайших дней мы должны добраться до Хетти, даже если для этого придется отправиться в Новый Вавилон.

- Что ты надумала, Хлоя? Сказать ей, что она несет в себе ребенка Антихриста? И что ей следует уйти от него?

- Может дойти и до этого.

Бак стоял за спиной Хлои, когда она печатала письмо Рейфорду с Амандой. Обе пары научились писать намеками, не называя имен.

"Есть ли шансы, - писала Хлоя, - что она будет с ним во время следующей поездки в столицу?" На следующий день они получили ответ: "Никаких".

- Когда-нибудь, как-нибудь, - сказала Хлоя Баку, - но обязательно до того, как ребенок родится.

Рейфорду было трудно привыкнуть к невероятным темпам изменений в Новом Вавилоне, с тех пор как он впервые посетил его после подписания договора с Израилем. Этим город был обязан Карпатиу и его огромным деньгам. Роскошная столица возникла из руин. Теперь там процветали торговля, промышленность, транспорт. Центр мировой активности перемещался на восток, а родина Рейфорда утрачивала свое значение.

За неделю до того, как Рейфорд с Амандой отправились в Вашингтон вместе с Николае и его свитой, Рейфорд послал Брюсу письмо по электронной почте, поздравил его с возвращением из путешествия и задал несколько вопросов:

"Меня тревожит несколько вопросов относительно будущего. Вообще-то их, конечно, много, но можешь ли ты разъяснить нам пятую и седьмую?"

Он не хотел писать слово "печати", чтобы не вызвать подозрений при возможном перехвате. Брюс должен был понять, что он имеет в виду.

"Я считаю, что вторая, третья, четвертая и шестая очевидны, но блуждаю в потемках относительно пятой и седьмой. Ждем не дождемся встречи с тобой. А. Шлет тебе свой привет".

Бак и Хлоя поселились в великолепном особняке Бака на пятой авеню, но были равнодушны к тем преимуществам, которые давало их положение и которыми не преминули бы воспользоваться любые нормальные молодожены. Хлоя продолжала свои занятия через Интернет, благодаря электронной почте они ежедневно поддерживали связь с Брюсом. Как сообщал Брюс, он чувствовал себя одиноким и скучал по своей семье больше, чем когда-либо. Но в то же время был рад и взволнован тем, что четверо его друзей обрели любовь и семью. Все они выражали надежду на радостную встречу друг с другом.

Бак мучился над вопросом, говорить ли Хлое о предостережении президента Фитцхью насчет Нью-Йорка и Вашингтона. Фитцхью был хорошо информирован и, вне всякого сомнения, точен, но не в характере Бака было бесконечно убегать от опасностей. В эти дни жизнь вообще была опасна, война могла разразиться где угодно. Его профессия заносила его в самые горячие точки планеты. Но сейчас он не хотел пренебрегать опасностью, чтобы не ставить под угрозу жизнь своей жены, хотя каждый член Отряда скорби знал, что идет на риск.

Рейфорд был рад, что благодаря электронной почте Хлоя стала сближаться с Амандой. Когда Рейфорд ухаживал за Амандой, он узурпировал почти все ее свободное время, так что, хотя женщины, по-видимому, симпатизировали друг другу, общались не много. Теперь, когда они ежедневно обменивались посланиями, Аманда все глубже узнавала Священное Писание. Хлоя передавала ей все, что знала сама.

Общаясь с Брюсом и Хлоей, Рейфорд пришел к собственным выводам о пятой и седьмой печатях. Это было не радостное открытие, но другого он и не ожидал. Пятая печать указывала на мученичество праведников времен скорби. С надежной почтой Брюс послал Хлое, которая в свою очередь переправила Рейфорду, тщательный анализ и объяснение тех мест Откровения, которые были связаны с пятой печатью:

"Иоанн видит под алтарем души тех, кто погиб за Слово Божие и свое свидетельствование. Они спрашивают Бога, долго ли им ждать отмщения за их смерть. Господь дает им белые одежды и говорит, что прежде должны мученически погибнуть еще некоторые их братья. Таким образом, суд пятой печати говорит о том, что поплатятся жизнью и те, кто стали верующими после восхищения. Это может относиться к некоторым из нас или ко всем нам. Перед лицом Бога я говорю, что почту за честь отдать мою жизнь за Спасителя".

Объяснение Брюсом седьмой печати показывало, что она пока осталась загадкой даже для него:

"Седьмая печать столь величественна, что когда на небесах объявлено о ее снятии. Там установилось безмолвие на полчаса. По-видимому, она представляет собой развитие шестой печати, величайшего в земной истории землетрясения, и служит тому, чтобы положить начало суду семи труб, которое, безусловно, будет значительно хуже, чем суды печатей".

Аманда попыталась резюмировать все это для Рейфорда. Нас ждет мировая война, голод, мор, смерть, мученичество праведников, землетрясения и затем безмолвие на небесах, когда мир будет готовиться к следующим семи судам.

Рейфорд покачал головой, опустил глаза.

- Брюс все время предупреждал нас об этом. Иногда я думаю, что я приготовился к будущему, а иногда хочу, чтобы скорее настал конец.

- Это цена, которую приходится платить за то, что мы пренебрегли предостережениями, когда у нас еще был шанс, - откликнулась Аманда. - И тебя, и меня предупреждала одна и та же женщина.

Рейфорд кивнул.

- Посмотри на последние строчки Брюса, - сказала Аманда. - "Обратите внимание на письмо по электронной почте, отправленное в понедельник. Чтобы все это не произвело на вас такое же тяжелое впечатление, как на меня, посылаю вам мой любимый стих. Пусть он успокоит ваши сердца".

Брюс послал это письмо так, чтобы обе пары получили его до того, как они отправятся на встречу с ним в Чикаго. Стих звучал коротко и просто: "Живущий под кровом Всевышнего под сенью Всемогущего покоится…"

Рейфорд повернулся, желая узнать, как Аманда переносит утомительный беспосадочный перелет из Нового Вавилона в международный аэропорт в Далласе. Ей хотелось как можно больше времени проводить в жилом отсеке Рейфорда за кабиной, но нужно было общаться в другими участниками полета, чтобы не показаться невежливой. Рейфорд понимал, что на деле это означало заниматься пустой болтовней.

Ее уже подробно расспросили об экспортно-импортном бизнесе, которым она начала заниматься. Неожиданно настроение в самолете стало меняться. Как-то, когда она осталась наедине с Рейфордом, она сообщила ему:

- Происходит что-то очень важное: Карпатиу все время получает сообщения, изучает их, хмурится и секретно проводит какие-то возбужденные обсуждения.

- М-да! - отреагировал Рейфорд. - Может быть, что-то серьезное, а может быть, и не очень. А может быть, и вообще ничего.

Аманда улыбнулась самоуверенной улыбкой:

- Не сомневайся в моей интуиции.

- Я уже понял это.

Бак и Хлоя приехали в Чикаго вечером накануне встречи с другими членами Отряда

Скорби, о которой они все заранее договорились. Они поселились в гостинице Дрейка и позвонили оттуда в церковь, чтобы оставить сообщение для Брюса о том, что они уже приехали и что встретятся с ним завтра в четыре часа. Из его сообщений по электронной почте они знали, что он уже вернулся в Америку из своей поездки, но больше никаких сведений о нем у них не было.

Они также сообщили ему, что Рейфорд и Аманда собираются завтра приехать в отель Дрейка на ленч, после которого они вчетвером проедутся по Маунт-проспект. "Если ты хочешь присоединиться к нам, будем рады", - написал Бак.

Пару часов спустя, когда не поступило никакого ответа ни на одно из посланных сообщений, Хлоя сказала:

- Как ты думаешь, что бы это значило?

- Это значит, что он собирается сделать нам сюрприз, появившись завтра во время ленча.

- Надеюсь, что ты прав.

- Рассчитывай на это, - ответил Бак.

- Но тогда это не будет сюрпризом.

Зазвонил телефон.

- Вот и кончились сюрпризы, - сказал Бак. - Это, должно быть, он.

Но это был не он.

Рейфорд включил сигнал "Пристегните ваши ремни". Оставалось пять минут до приземления в Далласе. В этот момент в его наушниках раздался голос одного из инженеров по связи:

- Правитель хочет что-то сообщить вам.

- Прямо сейчас? Мы уже заходим на посадку.

- Я сейчас спрошу.

Через несколько секунд снова раздался его голос:

- Он будет говорить с вами в пилотской кабине после того, как вы выключите моторы.

- Мы с первым пилотом и штурманом должны подписать полетные листы.

- Минуту!

В голосе инженера послышалось раздражение. Через некоторое время он сказал:

- Отошлите этих двоих сразу после посадки и играйте в ваши послеполетные игры после встречи в правителем.

- Хорошо, - пробормотал Рейфорд.

- Если вы узнаете мой голос и хотите ответить, позвоните мне по номеру таксофона, который я вам сейчас назову, и подтвердите, что тоже звоните из таксофона.

- Ответ положительный, - сказал Бак.

Он повесил трубку и повернулся к Хлое:

- Мне нужно на минуту выйти.

- Зачем? Кто это был?

- Джеральд Фитцхью.

- Благодарю вас, джентльмены, и простите меня за вторжение, - сказал Карпатиу, проходя мимо пилота и штурмана в кабину.

Рейфорд знал, что и они недовольны тем, что не соблюдаются обычные послеполетные процедуры, но это был хозяин. Карпатиу проворно уселся в пилотское кресло.

- Капитан, я должен вам довериться. Наша агентура раскрыла заговор, и мы должны дать ложное сообщение о моих передвижениях по Соединенным Штатам.

Рейфорд кивнул, и Карпатиу продолжил:

- Мы предполагаем, что в этом участвует муниципальная гвардия. Кроме того, даже состоялся сговор между недовольными кликами в Америке и, по крайней мере, еще двумя странами. Чтобы обеспечить безопасность, мы ограничиваем нашу радиосвязь, а прессе сообщаем противоречивые версии о том, куда я направляюсь.

- Это уже план, - откликнулся Рейфорд.

- Большинство людей думает, что в ближайшие четыре дня я буду находиться в Вашингтоне. Но сейчас мы объявляем, что в течение ближайших трех дней я также побываю в Чикаго, Нью-Йорке, Бостоне и даже, возможно, в Лос-Анджелесе.

- Значит, у меня не будет моего маленького отпуска? - спросил Рейфорд.

- Наоборот. Но я хочу, чтобы вы были наготове.

- Я оставлю адрес, куда мне можно будет позвонить.

- Я хотел бы, чтобы вы перегнали самолет в Чикаго, а там попросили бы кого-нибудь, кому вы доверяете, в тот же день переправить его в Нью-Йорк.

- У меня есть такой человек, - сказал Рейфорд.

- Потом я как-нибудь доберусь до Нью-Йорка, и оттуда мы вылетим по графику. Постараемся расстроить планы мятежников.

- Привет, - сказал Бак, когда президент Фитцхью взял трубку сразу после первого звонка.

- Хорошо, что вы не дома, - сказал Фитцхью.

- Что еще вы хотите мне сказать?

- Только одно: это хорошо, что вы не дома.

- Понял. А когда я могу вернуться домой?

- Пока это не вполне ясно. Вы сами поймете, когда можно вернуться. На какое время вы уезжаете?

- На четыре дня.

- Прекрасно.

Раздался гудок отбоя.

- Алло, это миссис Холлидей?

- Да, кто…

- Это Рейфорд Стил. Мне нужен Эрл, но, пожалуйста, не говорите ему, что это я. У меня для него сюрприз.

Утром Баку позвонила одна из женщин, прислуживавших при церкви.

- Мы беспокоимся о пасторе Барнсе, - сказала она.

- Простите, мэм?

- Мы беспокоимся, сможет ли он приехать на ленч.

- Мы думаем, что он приедет.

- Он чем-то заразился в Индонезии. Нам пришлось, чтобы мы никому ничего не говорили. Он считал, что у него легкое заболевание, что его там быстро вылечат, и он вернется сюда. Но сейчас он находится в коме.

- В коме?

- Я же сказала вам, что мы беспокоимся за него.

- Как только сюда приедут Стилы, мы поедем к нему. Где он?

- В Северо-Западной общественной больнице в Арлингтон Хейтс.

- Мы найдем его там, - сказал Бак.

Рейфорд и Аманда встретились с Эрлом Холлидеем в аэропорту "О`Хара" в десять часов утра.

- Я всегда буду благодарен тебе, Рей, - сказал Эрл. - Конечно, это не то ощущение, когда на борту сам правитель или президент, но я могу это представить.

- Тебя будут ждать в аэропорту имени Кеннеди, - сказал Рейфорд. - Позже я позвоню узнать, как тебе понравился самолет.

Пока Рейфорд брал на прокат машину, Аманда по пейджеру обменялась сообщениями с Хлоей.

- Мы должны захватить их там и ехать прямо в Арлингтон Хейтс.

- Зачем? Что случилось?

Когда подъехали Рейфорд и Аманда, Бак с Хлоей уже ждали их на тротуаре около гостиницы Дрейка. После коротких объятий они уселись в машину.

- Поезд к Северо-Западной общественной по центральной дороге, не так ли, Хло? - спросил Рейфорд.

- Да. Давай поспешим.

Несмотря на беспокойство о Брюсе, Рейфорд уже не чувствовал себя одиноким: он снова был членом семьи из четырех человек, с новой женой и новым сыном. Они поговорили о положении Брюса, поделились друг с другом собственными новостями. И хотя все четверо сознавали, что живут в очень опасное время, в этот момент они забыли обо всем и просто радовались тому, что они снова вместе.

Бак сидел на заднем сиденье рядом с Хлоей. Как же легко дышится рядом с людьми, связанными между собой узами родства, если они любят друг друга, заботятся друг о друге, уважают друг друга. Ему даже не хотелось вспоминать ограниченных, недалеких членов своей семьи, в которой он вырос. Как-нибудь, когда-нибудь он постарается убедить их, что они не были подлинными христианами, какими себя считали. Если бы они ими были, то не оказались бы оставленными, как и он сам.

Хлоя прижалась к Баку и взяла его за руку. Ему нравилось, что она относилась к нему так естественно, даже буднично. Хлоя была для него самым большим подарком Бога с тех пор, как он обрел Христа.

- В чем дело? - услышал он вопрос Рейфорда. - Мы ехали с нормальной скоростью.

Рейфорд пытался повернуть с Северо-Западного шоссе на дорогу к Арлингтон Хейтс.

Хлоя сказала, что этой дорогой они доедут почти до самой больницы. Но сейчас местная полиция, полиция штата и миротворцы Сообщества регулировали затор в уличном движении около поворотов. Движение остановилось. В течение нескольких минут они едва двигались. Рейфорд опустил окно и спросил полицейского, что происходит.

- Где тебя носило, парень? Давай, двигай!

- Что это значит? - Аманда потянулась к радиоприемнику. - Где тут станция новостей, Хлоя?

Хлоя отодвинулась от Бака и наклонилась вперед.

- Нажми первую или третью кнопку.

Их снова остановили. На этот раз солдат миротворческих сил Сообщества оказался рядом с окном Бака. Бак опустил стекло и показал журналистское удостоверение "Глобал Коммунити уикли".

- Что там случилось?

- Муниципальная гвардия захватила старую базу ракет "Найк", где находился склад контрабандного оружия. После нападения на Вашингтон наши ребята выбили их оттуда.

- Нападения на Вашингтон? - спросил Рейфорд, высовывая голову. - Вашингтон, округ Колумбия?

- Двигайтесь, - сказал офицер. - Если вы хотите вернуться обратно этим путем, вы можете добраться до пятьдесят третьей дороги, а там уже пытаться проскочить боковыми улицами. Но не рассчитывайте проехать вблизи бывшей ракетной базы.

Рейфорд продолжал вести машину. Они с Баком обращались с вопросами к каждому офицеру, мимо которых проезжали. Аманда в это время была занята радиоприемником. Наконец, она настроилась на станцию, где передавались новости.

Корреспондент радиосети Мирового Сообщества передавал репортаж из окрестностей Вашингтона:

Сейчас, когда Вашингтон лежит в руинах, судьба правителя Мирового Сообщества Николае Карпатиу остается неизвестной. Муниципальная гвардия восточного побережья осуществила массированное наступление с помощью Соединенных Штатов Британии и бывшего суверенного государства Египет, ныне являющегося частью Средне-Восточного Сообщества.

Правитель Карпатиу прибыл сюда вчера вечером и, как полагают, остановился в президентских апартаментах отеля "Кэпитэл нуар". По утверждению очевидцев сегодня утром этот роскошный отель был сметен с лица земли.

Миротворческие силы Сообщества немедленно нанесли ответный удар, уничтожив бывший ракетный центр в окрестностях Чикаго. Репортажи с места событий сообщают о тысячах пострадавших среди мирного населения и огромных транспортных пробках, препятствующих усилиям спасателей.

- О, Боже! - взмолилась Аманда.

Сообщают о вторжении египетских наземных сил в Ирак, - продолжал корреспондент, - направленном, очевидно, на захват Нового Вавилона. Однако эта попытка была быстро подавлена Военно-воздушными силами Мирового Сообщества, которое в настоящее время готовится к нанесению удара по Англии. Это будет актом возмездия за участие Британии в нападении американской муниципальной гвардии на Вашингтон. Подождите минуту… Нам только что передали, что правитель Карпатиу жив и собирается выступить с радиообращением. Как только это сообщение будет получено, мы немедленно передадим его в эфир.

- Мы должны добраться до Брюса, - сказала Хлоя, в то время как Рейфорд с трудом продвигался вперед. - Все едут по пятьдесят третьей на север; давай повернем на юг, а потом развернемся.

Остается еще несколько мгновений до того, как правитель Карпатиу появится в эфире, - сказал корреспондент. - Очевидно, служба безопасности принимает меры, чтобы невозможно было установить место передачи. А пока - еще новости из Чикаго об ударе побывшей ракетной базе. По-видимому, этому удар не только являлся актом возмездия, но был также упреждающим. Агентура Мирового Сообщества раскрыла заговор по уничтожению самолета правителя Карпатиу сегодня утром, когда он прибыл в международный аэропорт "О`Хара". В настоящее время самолет улетел в неизвестном направлении. Силы Мирового Сообщества направляются сейчас к Нью-Йорку.

Аманда схватила Рейфорда за руку:

- Нас могли убить!

Когда Рейфорд заговорил, Бак подумал, что он сейчас потеряет сознание.

- Я надеюсь, что, помогая Эрлу осуществить его мечту, я не убил его, - произнес он.

- Может быть, вы передадите мне управление машиной, Рейфорд? - спросил Бак.

- Нет, со мной все в порядке.

Репортаж продолжился:

Мы готовы передать лживую передачу, простите меня, живую передачу правителя

Мирового Сообщества Николае Карпатиу…

- Правильно он сказал в первый раз… - заметила Хлоя.

…а пока еще несколько слов из Чикаго. Пресс-секретарь миротворческих сил Глобального

Сообщества заявил, что при уничтожении бывшей ракетной базы атомное оружие не применялось. Далее он сказал, что миротворческие силы Глобального Сообщества выражают сожаление по поводу большого количества жертв среди гражданского населения в окрестностях базы и заявляют: "Вина за эти жертвы лежит на нелегальных отрядах муниципальной гвардии. Уже само по себе несанкционированное формирование вооруженных сил является незаконным, и, более того, результатом безумных действий по созданию подпольных складов оружия в жилых кварталах стало то, что на них обрушился ураган огня". Повторяю: нет никакой опасности выпадения радиационных осадков в окрестностях Чикаго, хотя миротворческие силы запретили автомобильное движение вблизи мест, подвергшихся разрушению. А теперь слушайте прямую передачу выступления правителя Николае Карпатиу.

Рейфорду, наконец, удалось свернуть на пятьдесят третью дорогу, благополучно миновать поворот, где можно было проезжать только по пропускам, и теперь он направился на север, к Роллинг Мидоуз.

Лояльные граждане Мирового Сообщества! - послышался голос Карпатиу. - Сегодня я обращаюсь к вам с разбитым сердцем. Я даже не могу сказать вам, где я нахожусь и откуда говорю. Более года мы работали над тем, чтобы создать наше Сообщество под знаменем мира и согласия. К сожалению, сегодня нам снова напомнили, что среди нас есть и такие, кто мечтает о конфронтации.

Не секрет, что я всегда был, есть и останусь пацифистом. Для меня неприемлемы войны, для меня неприемлем милитаризм, для меня неприемлемо кровопролитие. Однако, с другой стороны, я сознаю, что на мне лежит ответственность за всех вас, объединившихся в Мировое Сообщество.

Наши миротворческие силы уже подавили сопротивление. Смерть невинных граждан тяжелым грузом лежит на мне. Но я гарантирую, что все враги мира немедленно предстанут перед судом. Прекрасная столица Соединенных Штатов Северной Америки разрушена. Вам еще придется слышать рассказы о разрушениях и жертвах. Но нашей целью остается мир и восстановление. В свое время я вернусь в надежную штаб-квартиру Мирового Сообщества в Новом Вавилоне и буду часто выступать перед вами.

Призываю вас, прежде всего, не бояться. Живите с твердым убеждением, что никакая угроза спокойствию больше не будет допущена. Не останется в живых ни одного врага мира.

Пока Рейфорд искал дорогу, которая позволила бы подъехать ближе к Северо-Западной общественной больнице, корреспондент продолжил сообщение новостей.

Последние известия. Муниципальная гвардия, выступившая против Мирового Сообщества, угрожает нанесением ядерного удара по Нью-Йорку, в первую очередь, по международному аэропорту имени Кеннеди. Гражданские лица бегут оттуда. Образовались самые большие пешеходные и автомобильные пробки в истории города. Миротворческие силы заявляют, что располагают средствами перехвата ракет, но их беспокоят последствия этой акции для окружающих районов.

А теперь сообщения из Лондона. Бомба мощностью в сто мегатонн разрушила аэропорт "Хитроу". Ядерные осадки угрожают населению на многие мили вокруг. Бомба была сброшена миротворческими силами после того, как на взлетно-посадочной полосе в "Хитроу" были обнаружены египетские и британские истребители-бомбардировщики. Сообщается, что эти самолеты имели на борту ядерное оружие и были нацелены на Багдад и Новый Вавилон, но их успели уничтожить на земле.

- Это конец света, - прошептала Хлоя. - Спаси нас Бог!

- Может быть, мы попытаемся добраться до церкви? - предложила Аманда.

- Не раньше, чем узнаем, что с Брюсом, - отрезал Рейфорд.

Он расспрашивал ошеломленных прохожих, можно ли добраться до Северо-Западной общественной больницы пешком.

- Можно, - ответила одна женщина, - если пройти по краю этого поля, а потом через холм. Но я не знаю, разрешат ли вам пройти к тому, что осталось от больницы.

- А в нее было попадание?

- Попадание? Мистер, да как раз через дорогу от нее расположена бывшая ракетная база. Люди говорят, что первая бомба угодила как раз в нее.

- Я иду, - сказал Рейфорд.

- Я тоже, - присоединился Бак.

- Мы все пойдем, - решительно сказала Хлоя.

Но Рейфорд удержал ее за руку.

- Все мы не пойдем. Пройти через оцепление сил безопасности довольно трудно и одному. У Бака или у меня больше шансов пройти, потому что у нас документы Мирового Сообщества. Я думаю, что один из нас пойдет, а второй останется с женщинами. Нужно, чтобы здесь был кто-нибудь, если придется проходить проверку документов.

- Пойду я, - сказал Бак, - а ты останешься.

- Нет, ты оставайся, но только поставь машину так, чтобы можно было выбраться отсюда. Если я не вернусь через полчаса, рискни попробовать разыскать меня.

- Папа, если Брюсу хоть немного лучше, попытайся привести его с собой.

- Не беспокойся, Хлоя, - ответил Рейфорд, - я уже подумал об этом.

Рейфорд побрел через заросли грязной травы. И пока капитан не исчез из поля зрения, сердце Бака наполнялось сожалением, что он согласился остаться. Он всегда был человеком действия. Он не мог спокойно смотреть на толпы бессмысленно бродящих людей, которые пережили шок бомбардировки.

У Рейфорда замерло сердце, когда он поднялся на холм и увидел больницу. За исключением одного сохранившегося крыла от нее осталась груда камней. Развалины были окружены машинами "скорой помощи", туда-сюда сновали спасатели в белой форме. Вокруг территории больницы вытянулся полицейский кордон. Когда Рейфорд оказался в поле его зрения, к нему подбежал полицейский с оружием на взводе.

- Стой! - крикнул он. - Это запретная зона!

- У меня есть пропуск! - крикнул Рейфорд, размахивая своими документами.

- Стой на месте! - продолжал кричать полицейский.

Он подбежал к Рейфорду, взял его документы и стал рассматривать их.

- Так! Допуск уровня "два а". Вы работаете непосредственно у Карпатиу?

Рейфорд кивнул.

- В какой должности?

- Это секрет.

- Он где-то здесь?

- Нет. А если бы и был, я бы вам этого не сказал.

- Все в порядке, - сказал полицейский, и Рейфорд направился к зданию.

Люди, занятые работой, не обращали внимания, есть ли у кого-то допуск. Один за другим они укладывали трупы в аккуратные ряды и накрывали их.

- Есть ли живые? - спросил Рейфорд санитара "скорой помощи".

- Пока только трое, - ответил тот. - Женщины. Две сестры и врач. Они вышли на улицу перекурить.

- И ни одного внутри?

- До нас доносятся голоса, - ответил тот, - но пока мы ни до кого не смогли добраться.

Прочитав молитву, Рейфорд раскрыл свой бумажник так, чтобы были видны его документы, и сунул его в нагрудный карман. Он прошел в устроенный на улице временный морг, где несколько санитаров сновали между останками, делая заметки и сверяя списки больных и служащих с останками тел и личными браслетами.

- Или помогайте, или уйдите с дороги, - сказала коренастая женщина, проходя мимо Рейфорда.

- Я ищу Брюса Барнса, - ответил Рейфорд.

Женщина, на нагрудной табличке которой было написано "Патриция Девлин", остановилась и стала, прищурившись, просматривать свой список. Просмотрев три страницы, она покачала головой.

- Он из персонала или больной? - спросила она.

- Больной. Доставлен в больницу "скорой помощью". Последнее, что мы знаем о нем, это то, что он находился в коме.

- Тогда, скорее всего, это отделение интенсивной терапии, - сказала она. - Посмотрите там.

Патриция указала на шесть трупов в конце ряда.

- Минуту, - добавила она, перевернув еще одну страницу. - Барнс, отделение интенсивной терапии. Да, он был там. Там еще остались люди.

- Значит, он может оказаться здесь, а может и внутри. Если его здесь нет, он, безусловно, мертв. А если он внутри, они уже никогда не найдут его. Значит, относительно тех, кто был в отделении интенсивной терапии, шансов нет?

- Выходит так. Ваш родственник?

- Ближе чем брат.

- Вы хотите, чтобы я поискала для вас?

Лицо Рейфорда исказила гримаса, он почти не мог говорить.

- Я был бы благодарен, - промычал он.

Патриция Девлин двигалась очень быстро, удивительно живо для своей комплекции. Ее туфли на толстой белой подошве были в грязи. Она наклонялась на телами, проверяя их одно за другим, а Рейфорд стоял чуть поодаль, закрывая руками рот, потому что к горлу подкатывали рыдания.

Оказавшись около четвертого тела, мисс Дэвлин задержалась и проверила повязку на запястье еще раз. Она обернулась к Рейфорду, и он все понял. У него полились слезы. Она подошла к нему.

- Вы можете посмотреть на вашего друга, - сказала она. - Некоторые из этих тел я не решилась бы вам показать, но на него вы можете посмотреть.

Рейфорд приблизился к телу. Женщина подошла сзади и медленно стянула простыню.

Рейфорд увидел Брюса, с открытыми глазами и без признаков жизни. Рейфорд сдержался, сжав зубы. Он хотел закрыть Брюсу глаза, но санитарка остановила его.

- Вам не нужно этого делать.

Она протянула руку в перчатке.

- Это сделаю я.

- Не могли бы вы проверить пульс, - сказал Рейфорд, овладев собой.

- О, сэр, сказала она с глубокой симпатией в голосе, - сюда никого не доставляют без заключения о смерти.

- Пожалуйста, - прошептал он и заплакал, не скрывая слез. - Ради меня.

Рейфорд стоял в свете раннего утра в предместье Чикаго, прижав руки к лицу, а женщина, которую он не встречал раньше и никогда не встретит вновь, прижала руку к сонной артерии его друга.

Не глядя на Рейфорда, она накрыла тело Брюса Барнса простыней и вернулась к своим обязанностям. Ноги Рейфорда подкосились, он опустил колени на грязную землю. Вдали были слышны сирены, мелькали огни машин "скорой помощи", а поблизости его ждала семья. Они остались одни. Без учителя, без наставника - только вчетвером.

Когда Рейфорд поднялся и с трудом поплелся через холм со своей страшной новостью, из каждой проезжавшей машины он слышал радио. Вашингтон был стерт с лица земли. Также и "Хитроу". Поступали сообщения о жертвах в Египетской пустыне и в небе над Лондоном. В Нью-Йорке была объявлена тревога.

Бак уже почти собрался отправиться за Рейфордом, когда увидел на горизонте высокую фигуру. Бак понял все по его походке и ссутуленным плечам.

- О, нет, - прошептал он, а Хлоя с Амандой стали плакать.

Все трое поспешили навстречу Рейфорду, а потом вернулись к машине.

Красный конь Апокалипсиса неистовствовал.

Все книги

Назад Содержание Дальше