Божественное откровение об аде

 Мэри Катрин Бакстер

 

Книга Мэри Катрин Бакстер Божественное откровение об аде

Назад Содержание Дальше

Глава 8. Камеры в аду

Иисус и я стояли на земляном валу у первого яруса камер. Вал был шириной в четыре фута (1 м 20 см). Я взглянула вверх и, насколько я могла видеть, другие такие земляные валы (дорожки) были вокруг по большому кругу, который выглядел, как гигантская яма. Рядом с земляным валом, или дорожкой, были камеры, вырытые в земле. Как тюремные камеры, они все были в один ряд, и отделялись друг от друга двумя футами (60 см) земли.

Иисус сказал: "У этого камерного отсека высота, семнадцать миль, начиная с низа ада. Здесь, в этих камерах, находится много душ, которые занимались колдовством или оккультизмом. Некоторые были чародеями, медиумами, распространителями наркотиков, идолопоклонниками или злыми людьми с такими духами. Эти души совершили величайшую мерзость против Бога – многие из них находятся здесь сотни лет. Они – именно те, кто не покаялся, особенно те, кто обманывал людей и уводил их от Бога. Эти души сделали великое злодеяние против Бога и Его народа. Зло и грех были страстными увлечениями для них, и они любили это".

Когда я шла за Иисусом по дорожке, я посмотрела в центр ада, где происходила самая большая и активная деятельность. Тусклый свет наполнял центр все время, и я могла различить движение многих форм. Насколько я могла видеть, впереди нас были камеры.

Я подумала про себя, что мучение в камерах, конечно, не может быть ужаснее, чем в ямах. Вокруг нас я слышала вопли, и стоны, и крики проклятых. Я почувствовала себя плохо. Великая печаль наполнила мое сердце.

Иисус сказал: "Я не позволял тебе слышать эти крики до сих пор, чадо. Но теперь Я хочу показать тебе, как сатана приходит, чтобы украсть, убить и разрушить. Здесь, в аду, существуют разные мучения для различных душ. Сатана управляет этими пытками до дня суда, когда смерть и ад будут сброшены в огненное озеро. Также огненное озеро проявляется через ад временами".

Когда мы шли по земляному валу, звуки становились громче. Сильные вопли неслись изнутри камер. Я шла рядом с Иисусом. Он остановился перец третьей камерой, Яркий свет освещал внутренность камеры. В камере сидела старая женщина в кресле-качалке, раскачиваясь и плача так, как будто сердце ее разорвется. Я не знаю почему, но я была шокирована, обнаружив, что эта женщина была настоящим человеком в теле.

В камере ничего не было, кроме женщины в кресле-качалке. Стены камеры были отбелены глиной. Передняя часть полностью перекрывалась дверью. Она была сделана из черного металла с решеткой и замком. Поскольку решетка была широкой, Иисус и я имели почти неограниченный обзор всей камеры.

Цвет старой женщины был пепельный, плоть – с сероватым оттенком. Она раскачивалась взад и вперед. И, когда она раскачивалась, слезы катились по ее щекам. Я знала по ее страдальческому выражению, что она испытывает сильную боль от невидимого мучения. Мне было интересно знать, в чем она обвинялась, за что посажена сюда.

Вдруг прямо перед моими глазами эта женщина начала менять свои формы – сначала превратилась в старого-старого мужчину, потом в молодую женщину, в женщину средних лет и затем снова в старую женщину, какую я видела вначале. В шоке я наблюдала, как она проходила через все эти изменения один за другим.

Увидев Иисуса, она закричала: "Иисус, будь милостив ко мне. Выпусти меня из этого места мучения". Она наклонилась вперед и потянулась к Иисусу, но не смогла дотянуться до Него. Превращения продолжались. Даже одежда ее менялась, то была одета, как мужчина, потом, как юная девушка, как женщина среднего возраста и как пожилая. Все эти превращения, казалось, происходили в несколько минут.

Я спросила Иисуса: "Отчего так, Господь?"

Снова закричала она: "О, Господь, выпусти меня отсюда прежде, чем они вернутся". Сейчас она стояла, вцепившись в решетку. Она говорила: "Я знаю, Твоя любовь реальна. Я знаю, Твоя любовь истинна. Выпусти меня!" Затем женщина стала кричать в ужасе, и я увидела, как что-то начало срывать плоть с ее тела.

"Она представляет собой не то, что есть на самом деле", – сказал Иисус.

Женщина вернулась в кресло и начала раскачиваться. Но теперь только скелет сидел в кресле-качалке – скелет с грязным туманом внутри. Там, где минуты назад было одетое тело, теперь были почерневшие, обгоревшие кости и пустые глазницы. Душа женщины стонала и вопияла к Иисусу в покаянии. Но вопль ее звучал слишком поздно.

"Пребывая на земле, – сказал Иисус, – эта женщина была ведьмой и поклонницей сатаны. Она не только занималась колдовством, она еще и других учила этому. Со времени ее детства ее семья занималась черной магией. Они любили тьму больше, чем свет".

"Много раз, – сказал Иисус, – Я призывал ее к покаянию. Она насмехалась надо Мной и говорила: "Мне нравится служить сатане. Я буду продолжать служить ему". Она отвергла истину и не покаялась за свое зло. Она отвернула много людей от Господа, некоторые из них сейчас в аду с ней. Если бы она покаялась, я бы спас ее и многих из ее семьи, но она не слушала.

Сатана обманул эту женщину, заставив ее поверить, что она получит свое собственное царство в награду за служение ему. Он сказал ей, что она никогда не умрет, и будет жить с ним всегда. Она умерла, восхваляя сатану и, придя сюда, спросила его о своем царстве. Сатана, отец лжи, засмеялся ей в лицо и сказал: "Ты думала, что я разделю мое царство с тобой? Это твое царство". И запер ее в этой камере и мучает ее день и ночь.

На земле эта женщина обучала многих колдунов, как белой магии, так и черной. Одним из ее колдовских приемов было – превращаться из молодой женщины в женщину среднего возраста и даже в старика. В те дни это было забавно – превращаться и пугать своим колдовством менее опытных колдунов. Но теперь она страдает от болей ада, и плоть ее срывается с каждым превращением. Она не может контролировать это сейчас и постоянно меняется из одной формы в другую, но ее настоящий вид – затуманенная душа внутри скелета. Сатана использует ее для своих злых целей, издевается и насмехается над ней. Иногда ее уводят к сатане, чтобы он мучил ее ради своего удовольствия.

Я звал ее много раз, и Я бы спас ее. Но она не желала быть со Мной. Сейчас она просит и умоляет о прощении, но уже поздно. Теперь она безнадежно потеряна".

Я смотрела на эту женщину, безвозвратно потерянную, в страдании, испытывающую боль, и хотя она была злой, мое сердце разрывалось от сострадания. "Господь, как страшно!" – говорила я в слезах.

А затем грязный, коричневый демон с обломанными крыльями, размером и видом похожий на большого медведя, подходит к ее камере так, как будто ни Иисуса, ни меня там нет, и открывает камеру ключом. Делает он это с сильным шумом, чтобы напугать ее. Женщина, подавленная страхом, пронзительно закричала, когда он начал нападать на нее и вытаскивать из камеры.

Иисус сказал: "Этот демон пытает ее часто". Я смотрела, как он вытащил ее волоком из камеры и утащил.

"Дорогой Господь! – спросила я, – неужели мы ничего не можем сделать?" Я чувствовала такую жалость к ней.

"Слишком поздно! – ответил Иисус, – слишком поздно".

Библиотека христианской литературы

Назад Содержание Дальше