"Продолжая делать невозможное"

Орал Робертс

 

Книга Орала Робертса.Продолжая делать невозможное

Назад Содержание Дальше

Глава 15. Полемика вокруг восьми миллионов долларов и владельца собачьих бегов

В этой главе описано одно из самых тяжелых переживаний, которые были в моей жизни и служении. Я оказался в центре конфликта, едва не стоившего мне жизни.

Никогда еще мое служение не вызывало такого непонимания у такого количества людей из самых разных слоев общества, как в те двенадцать месяцев.

Строя Город Веры, мы ожидали, что студенты медицинского факультета Университета Орала Робертса смогут пройти в нем интернатуру.

Я взял на должность декана медицинского факультета лучшего в городе хирурга-ортопеда, который незадолго до того был крещен Святым Духом. Мы с ним объявили набор профессорско-преподавательского состава, пригласив тех, кто был или крещен Духом, или открыт для идеи о слиянии медицины и молитвы. Несколько человек приехали в УОР прямо с миссионерских полей. Они стали настоящей опорой в нашей работе и достойным примером для подражания.

За разрешением на открытие факультета я должен был обратиться в Американскую медицинскую ассоциацию. Ее председатель был рожденным свыше христианином и относился к божественному исцелению благосклонно. И вот я пришел на встречу с ним, чтобы обсудить детали открытия нашего медицинского факультета. Сначала было заседание Ассоциации, а потом мы с ним вдвоем пошли к нему в кабинет. Я взял свою Библию, а он — свою, и я показал ему места Писания в поддержку идеи миссий с участием медицинского персонала.

Я напомнил ему, что в Соединенных Штатах работает приблизительно 530000 врачей, но на всех миссионерских полях — всего лишь около 400 миссионеров-медиков.

Председатель Ассоциации был баптист. Его деноминация делила в то время с Ассамблеей Божьей первое место по количеству миссионеров, высылаемых в разные страны. Поэтому, услышав эти цифры, он буквально открыл рот от изумления. Он был потрясен, также как и я в свое время.

— Вот почему Бог поручил мне открыть в УОР медицинский факультет, — сказал ему я.

— Хорошо, — ответил он. — Я на вашей стороне, и если ваша главная цель готовить врачей, которые станут лидерами миссионерских команд, я вступлюсь за этот проект.

— Доктор, — продолжил я, — все это относится также к индейцам Северной Америки и изолированным областям США, где очень мало врачей. Кроме того, мы хотим использовать медицину для того, чтобы посылать команды в страны, закрытые для миссионеров.

Я сказал ему, что проводил служения в 70 странах, и мне довелось встретиться лишь с одной медицинской миссионерской командой. Эти люди работали в Африке, и я видел, как они сумели обратить в христианство целое многотысячное племя.

Я сказал: “Поскольку Бог призвал меня принести Его исцеляющую силу моему поколению, я не могу быть Ему полностью послушен, не открыв медицинский факультет”.

Бог расположил ко мне этого лидера Медицинской ассоциации, и в 1976 году мы получили необходимые документы. Факультет открылся в конце 1978 года, и на него поступили учиться горячие молодые студенты. Они откликнулись на мой призыв стать дипломированными медиками, чтобы впоследствии участвовать в работе миссионерских команд за рубежом. Я встречался с лидерами некоторых стран третьего мира, и они говорили мне, что если я дам им врачей, то они примут наших миссионеров..

К ноябрю 1981 года на территории нашего университетского городка мы успешно развернули работу медицинского исследовательского центра Города Веры. В УОР к тому времени уже имелся первоклассный штат ученых-преподавателей. Медицинский факультет готовился выпустить третий набор студентов, и я двигался вперед в своем видении с огромным ожиданием в сердце, хотя новый факультет и был самым дорогостоящим проектом в бюджете всего Университета.

Я старался проводить как можно больше времени и с преподавателями, и со студентами-медиками и был совершенно уверен, что они принимают мое видение от Господа о подготовке миссионеров-медиков.

Позже, когда наш первый выпуск пошел в интернатуру Города Веры, а также в другие медицинские учреждения, оказалось, что я не был понят.

В УОР были миссионерские команды, желавшие пойти хоть на край света, но в них не было дипломированных докторов. Школа медсестер подготовила своих миссионеров, — они должны были сопровождать врачей. Но сопровождать было некого.

Большая часть профессорско-преподавательского состава поддерживала меня, и мы продолжали попытки переломить ситуацию. Однажды, когда я беседовал с преподавателями, жалуясь на свою беду, они мне объяснили, в чем скорее всего заключается причина наших трудностей. Они считали, что студенты не планируют ехать на миссионерские поля, потому что стоимость их обучения в Университете оказалась слишком высокой. Студенты наши были в основном из небогатых семей, и большинство из них к окончанию УОР имели долг в среднем 75-100 тысяч долларов. Чтобы рассчитаться с долгами, после интернатуры выпускники намеревались несколько лет заниматься врачебной практикой в Штатах.

Вновь и вновь мне приходилось объяснять принципы семени веры, благодаря которому появился и сам Университет, и медицинский факультет, и Город Веры. Я живу исключительно верой. Я был уверен, что если все в служении и Университете, включая студентов-медиков, будут действовать по вере вместе со мной, то мы сможем выполнить поставленные перед нами задачи. Если я мог начать строить медицинский факультет с нуля одной лишь верой, то почему не могли они действовать также?

Этот вызов, брошенный мной преподавателям-медикам, вернулся ко мне как бумеранг, — не от всех из них, но от большинства. Один врач выразился так: “Мы — ученые, врачи. Нам никогда не приходилось жить верой в евангельском смысле этого слова так, как вам. Мы просто пока еще не на таком уровне”.

Я ушел с этой встречи, обвиняя сам себя. Но к счастью, я привык следовать совету моей матери, любившей повторять: “Орал, всегда слушайся Бога”.

Я так и делал. Но теперь я понял, что в медицине ничего нельзя решить сразу, наскоком. Раньше я никогда об этом всерьез не задумывался. Я не прислушался к словам декана Винслоу, который говорил мне, что подготовка врачей и их работа в составе Божьих миссионерских команд совсем не будет похожа на подготовку церковных служителей. Я просто не услышал его. И был виноват в этом. Я допустил ошибку.

Вероятно, я думал, что раз любой ценой слушаюсь Бога во всем, что Он говорит мне, то все остальные верующие, работающие вместе со мной, будут делать то же самое. Какой же трудный урок мне пришлось усвоить!

Что произошло, когда вмешался Бог

Раздосадованный общением со своим медицинско-миссионерским персоналом, я пошел в Молитвенную Башню, попросил группу молитвенной поддержки ходатайствовать за меня, а сам закрылся в своей личной молитвенной комнате.

Физически в те дни я был не один, но чувство было такое, что я абсолютно одинок. Внутренняя боль искажала мои суждения. Я позволил проблеме овладеть собой. К Богу у меня были одни только вопросы. Начал я не с того. Я спросил Его: “Почему?”

Я знал, что только неудачники говорят: “Почему это случилось со мной? Чем я заслужил такое?” Победитель же, как правило, смотрит поверх всех проблем и спрашивает: “Что я могу сделать с этим?”

Только на второй день в Молитвенной Башне я сумел оставить свои “Почему” и начал возвращаться к Духу и вере. “Так что же я могу со всем этим сделать?” — спросил я Бога. Думаю, что я ожидал тогда легкого и быстрого ответа.

Своим ясным, знакомым голосом, который я слышал до этого много раз, Господь сказал: “Сын, Я говорил тебе послать медицинские и молитвенные миссионерские команды к народам земли. Это единственный способ открыть для Евангелия некоторые страны. Поэтому Я велел тебе открыть медицинский факультет. Но ты не справляешься. Я даю тебе время до конца этого года. Если до тех пор ты не добьешься прорыва, тогда тебе придется предстать передо Мной и объяснить, почему ты не посылаешь медицинские команды в народы, чтобы исцелять больных и спасать души”.

Я почувствовал, как внутри у меня все перевернулось. Меня начало трясти, словно в ознобе. Я был шокирован настолько, что вначале даже не понимал, что происходит.

Я рассказал Богу о проблеме. Я рассказал Ему о долгах студентов. “Господь, — сказал я, — я делаю все, что могу. Я верю о деньгах, необходимых для продолжения служения. Кроме того, я не знаю, сколько еще денег потребуется, чтобы назначить стипендии студентам-медикам для покрытия их долгов”.

Бог удивил меня: “Потребуется 8 миллионов долларов. Я хочу, чтобы ты поднял уровень своей веры и собрал эти деньги. Прямо сейчас Я вкладываю горячее желание в сердца твоих партнеров, старых и новых, помочь тебе выполнить Мой план, — вплоть до того, что часть своих пожертвований на миссию они направят на этот проект”.

Пока я пытался усвоить Его слова, Бог сказал: “Я также хочу, чтобы ты открыл Библию и изучил Мою систему воздаяния. Напиши и расскажи своим партнерам о Моей системе воздаяния. Скажи им, что их спасение — по благодати. Это дар Моей милости. Но скажи также, что их воздаяние будет по их делам, и не только когда они предстанут предо Мной на небе, но и пока они живут на земле. Скажи им, что Моя система воздаяния — это не только 30, 60 и 100-кратный урожай с семян, которые они сеют (Он имел в виду Марка 4:20), но семикратное возвращение того, что у них украл сатана” (см. Притчи 6:31).

В течение нескольких следующих недель я сделал в точности то, что Бог сказал мне. Но, казалось, мои отчаянные слова, обращенные к нашим финансовым партнерам, проходят мимо их ушей. Теперь я уж точно не знал, что делать. А слова Бога продолжали звенеть во мне. Я знал, что Он не шутил. Он собирался сделать то, что сказал.

Я поделился своими мыслями со студентами УОР. Все как один они начали молиться за меня. В то время я вспомнил, что однажды Бог показывал мне одну картину. Лука, врач-христианин, грек, путешествовал вместе с апостолом Павлом. Они стали медицинско-евангелизационной командой служителей, через которую Бог совершил огромную работу, утверждая Свою Церковь. Позже этот врач написал Евангелие от Луки и книгу Деяний апостолов. Павел стал автором больше половины книг Нового Завета. Я увидел, какую исключительно важную задачу поручил мне Бог, веля высылать команды такого рода.

К концу декабря Бог посетил меня еще раз. “Я велел тебе собрать 8 миллионов, чтобы исполнить Мою медицинскую миссионерскую работу. У тебя осталось время с 1 января по 31 марта. Если ты не выполнишь Мой план, твоя работа на земле окончится и Я отзову тебя домой. Ты предстанешь передо Мной, объясняя, почему не был послушен”.

4 января 1987 года я объявил в нашей национальной телепрограмме о восьмимиллионном дефиците нашего бюджета. Я сказал, что если не исполню Божьего слова, сказанного мне, мое служение на этом закончится и Бог призовет меня к Себе.

Казалось, мои слова были услышаны.

Я думаю, дьявол тоже смотрел ту передачу. Он, будучи “князем, господствующим в воздухе” (Еф. 2:2), начал действовать самым злейшим и лживым образом против меня, моего служения и Божьего призвания. Сатана откровенно извращал мои слова о том, что я услышал от Бога.

Вертолеты с репортерами и телекамерами стали кружить над моей Молитвенной Башней. Они знали, что я там молюсь, а Ричард готовит нашу ежедневную телепрограмму. Многие харизматические служители прилетали каждую неделю, чтобы стоять вместе со мной в молитве и демонстрировать свою поддержку. Они знали, что я никогда не искажу того, что говорил Бог.

СМИ уцепились за мои слова и, цитируя меня неправильно, публиковали заголовки типа: “Робертс говорит, что Бог убьет его, если он не соберет 8 миллионов долларов”. Затем к журналистам присоединились сотни высокопоставленных христианских лидеров. Фактически они провозгласили, что Орал Робертс — лжепророк, не имеющий права проповедовать Евангелие, а избавив мир от себя, он сослужит ему добрую службу.

К таким заявлениям присоединялись все новые и новые лидеры различных деноминаций, богословских школ, политических партий. Казалось, на борьбу со мной поднялись все знаменитости, представленные на страницах справочника “Кто Есть Кто в Америке”. Тысячи и тысячи пасторов поместных церквей подхватывали негодующий вопль и вторили своему руководству.

Но я стоял в своем служении тверже, чем когда бы то ни было.

Что бы кто ни говорил и ни делал, я знал, что Бог сказал мне. И я посвятил себя исполнению Его слова.

Бог сказал: “Я отзову тебя домой”. Журналисты говорили: “Орал Робертс утверждает, что Бог убьет его”. Довольно разные заявления, не так ли?

То, что они представили все в таком ложном свете, только укрепило мою решимость слушаться Бога. За все предыдущие годы служения исцеления я еще никогда не переживал такую сильную сатанинскую атаку, высвобожденную против меня. Также никогда еще столько общественных лидеров и журналистов не выносили мою персону на всеобщее осмеяние.

Пока я проводил время в молитвенной башне, Ричард появлялся в телепрограммах, объясняя, что именно сказал мне Бог. Он, в частности, выступил в прямом эфире у Лэрри Кинга и в передаче “Доброе утро, Америка”. Но и это не остановило волну критики.

В своем духе к тому времени я достиг такого состояния, что чувствовал, как Божьи святые молятся за меня. Я действительно чувствовал их молитвы! Они заменяли мне пищу и питье, — потому что в то время я много постился.

Хозяин собачьих бегов

Срок, отведенный мне Богом, подходил к концу, и к тому времени я получил сверхъестественную способность узнавать сумму поступивших пожертвований еще до того, как кто-то сообщал мне об этом. Наш финансовый директор приходил или звонил в молитвенную башню, чтобы сказать мне, сколько пришло денег, а я останавливал его и говорил: “Позвольте мне назвать вам эту цифру”.

На какое-то мгновение он лишался дара речи от того, что Святой Дух открывал мне эти суммы. Я объяснял ему, что слово знания действует сегодня также, как оно действовало в дни первой Церкви, и что мы никогда не должны забывать, что Бога интересует каждая деталь, связанная с проповедью Евангелия.

Итак, мы все более приближались к назначенному Богом сроку исполнения Его поручения в отношении Города Веры и медицинского факультета. И тогда с одним человеком во Флориде произошло нечто совершенно необыкновенное.

Мы с Эвелин были в эфире ежедневной программы Ричарда. Жена поправила меня, когда я ошибся, называя разницу между общей суммой полученных пожертвований и необходимой нам суммой.

Студентам Университета очень нравится, когда Эвелин поправляет меня публично. Она любит меня, знает, что я хочу всегда поступать правильно, и как моя преданная жена имеет право сказать свое слово исправления.

Прямо в эфире Эвелин сказала:

— Подожди минуту, Орал. Ты ошибся.

— Дорогая, в чем я ошибся?

— Ты ошибся насчет того, сколько нам не хватает до 8 миллионов.

— Но я каждый день называл все цифры правильно. Почему я ошибся сегодня?

— Я не знаю, любимый, почему сегодня ты ошибся, — сказала она, — но нам не хватает всего миллион триста тысяч.

Во Флориде эту передачу смотрел один человек, у которого был свой бизнес — собачьи бега. Повернувшись к своему помощнику, он сказал, что думает, что мы, должно быть, честные люди. Ведь это, мол, сам Орал Робертс, а жена имеет смелость поправлять его... причем в прямом эфире.

Это произвело на того бизнесмена такое впечатление, что он встал, позвонил нам и сказал, что высылает нам недостающий миллион триста тысяч долларов. На следующий день он прилетел в Талсу с чеком. Я спросил его, Господь ли это сказал ему так поступить.

— Не знаю, — ответил он. — Но уж точно не дьявол. Все, кто был в моей личной молитвенной комнате, закричали и прославили Бога.

— Вы занимаетесь собаками? — спросил я.

— Да, у меня бизнес, собачьи бега.

— Вы спасены?

— Я не знаю.

Я взял его за руку и попросил его повторить молитву грешника. Во время молитвы он прослезился. Лицо этого бизнесмена изменилось, и мы все почувствовали, как присутствие Божие наполнило комнату. Мы с ним обнялись. Я подумал: “На Небе сейчас кричат от радости”.

После этого случая журналисты и некоторые религиозные лидеры набросились на меня за то, что я взял деньги у владельца собачьих бегов. Они не понимали, что в Библии Бог использовал самых разных людей, в том числе грешников и духовных изгоев, чтобы совершать Свою работу. Так было до пришествия Иисуса, во время Его земного служения, а также после того, как в день Пятидесятницы была основана Церковь. Это было время самого большого непонимания, неверия, гонений и даже мученичества некоторых Божьих избранных верующих.

На мой взгляд, очень немногие люди, в том числе в Церкви, и даже среди проповедников, понимают суть гонений.

Для многих Библия — книга сказок, в которой есть некоторые мудрые мысли. Например, десять заповедей, Нагорная проповедь Иисуса и несколько высказываний апостола Павла в его посланиях.

Многие сцены в Библии, где Бог дает Своим пророкам, апостолам, ученикам “слово Господне”, подразумевающее конкретные обязательства и последствия за их невыполнение, сегодня среднему верующему непонятны. Эти истории — лишь повод для насмешек со стороны мирской системы, подчиненной влиянию средств массовой информации.

Но мы, люди, имеющие непосредственный и ясный призыв от Бога, знаем, что Он никогда не играет со Своими словами. Он заповедует нам сделать то, что зависит от нас.

Если бы мы смогли воочию стать свидетелями свершений, подобных библейским, в нашем поколении и в нашей личной жизни, то я думаю, мы бы остановили стремительное хождение по своим накатанным путям, перевели бы дух и посмотрели, действительно ли мы стараемся слушаться Бога во что бы то ни стало.

Я процитировал своим критикам то, что сказал Бог: “Мое серебро и Мое золото, говорит Господь Саваоф” (Агг. 2:8).

Я сказал: “Все деньги принадлежат Богу. В деньгах ничего плохого нет. Плохое есть лишь в некоторых людях, которые имеют деньги. Что же касается этого человека, то мы сделали все, что могли, чтобы привести его ко Христу. Он почувствовал, что Христос вошел в его сердце, когда мы молились с ним в Молитвенной башне. Он верит, что должен был дать эти миллион триста на Божью работу”.

Мой ответ не удовлетворил самых жестких критиков, и тогда я спросил нескольких пасторов: “Вы бы отказались от этих денег?”

Все они сказали “нет”.

Самое странное во всем этом было вот что. Когда мы с Эвелин позже навестили того человека, чтобы лично поблагодарить его самого и его жену, он сказал, что после того, как дал нам миллион триста, он получил более четырех тысяч просьб помочь деньгами.

— Я прочитал все письма, — сказал он, — от церквей, от частных лиц и от разных организаций.

— Вы послали кому-нибудь деньги?

— Никому!

Божье повеление собрать определенную сумму денег для завершения Его миссии, крупное пожертвование, дополнившее тысячи более мелких, и прикованное ко мне внимание всего общества означали для меня только одно: Бог намерен соединить Свои исцеляющие потоки.

Бог не хочет отзывать меня домой. Больше всего Он хочет, чтобы наша работа развивалась. Мы чувствовали, что нам предстоит конфронтация, не меньшая, чем та, что переживал Неемия, когда Бог велел ему восстановить разрушенные стены Иерусалима (см. Неем. 2:5).

Враги смеялись над Неемией, издевались над ним, а потом собрались его уничтожить. А Неемия, с лопатой в одной руке и с мечом в другой, вместе со своими людьми, восстановил стены святого города Божьего.

Бог не перестал просить тех, кто слышит Его и повинуется Ему, совершать великие подвиги в Его имя.

Вскоре после того, как мы собрали все деньги, Эвелин была на одной женской лидерской конференции в Вашингтоне, и к ней подошли две дамы.

— Вы — жена Орала Робертса?

— Да, это я, — ответила она.

— Тогда объясните нам, почему Бог собирался убить брата Робертса, если он не соберет 8 миллионов.

— Бог не говорил такого, — сказала моя жена. — Бог сказал ему собрать 8 миллионов для продолжения работы медицинского факультета, чтобы подготовить миссионеров-медиков. Он должен был объявить об этом по телевидению, чтобы наши партнеры смогли участвовать в этом. Бог сказал ему: “Если ты не соберешь 8 миллионов, твоя работа на земле закончится, и Я отзову тебя домой”. Господь не говорил, что убьет его. Это выражение пошло от журналистов. Мой муж послушался Бога. Деньги пришли, и мой муж жив и по-прежнему в служении.

Женщины были поражены. До этого они верили тому, что говорили журналисты, но теперь их глаза открылись.

То же самое произошло с миллионами людей. Они читали ложь дьявола вместо того, чтобы слушать слова Божьи, подкрепленные Библией.

С тех пор прошло более 15 лет. Наши медицинские миссионерские команды работают во многих странах мира. Некоторые построили больницы.

В Гане я заложил фундамент медицинского центра “Манна”. Стройка велась на земле, которую один местный вождь выделил под больницу доктору Сету Албору, выпускнику медицинского факультета УОР 1985 года. Центр процветает, а молитва и медицина полностью объединены в его работе. Руководители страны говорили мне, что гордятся доктором Албором и этой необычной больницей.

В Нигерии мой сын Ричард в присутствии лидеров страны перерезал ленточку на церемонии открытия нового медицинского центра, основанного доктором Марком Бабо, также выпускником медицинского факультета УОР 1983 года.

В 1988 году я с нашими миссионерами-врачами ездил в Гватемалу к Джиму Серклу. Я молился за тех, кого он обеспечивал там медицинской помощью. Мне редко в жизни приходилось видеть настолько тяжелобольных людей. Джим Серкл и его сотрудники начали работать в Гватемале благодаря помощи врача, также выпускника УОР. В работе их миссии были объединены медицина и чудеса.

Во время своего последнего крусейда в Африке я был польщен приемом руководства страны, отношением американского посла, а также добрыми отзывами в прессе. Для меня это было что-то новое.

На битком набитом стадионе разместилось около 300 000 человек. Я проповедовал и молился за больных. Было приятно, что рядом со мной были доктор Сет Албор и другие врачи. Когда собрание закончилось, ко мне попытался пробиться высокий молодой человек, также выпускник медицинского факультета УОР. Он узнал, что я провожу здесь евангелизацию, и решил использовать этот шанс, чтобы встретиться со мной лично. Он сутки пробыл в дороге, чтобы повидаться со мной.

Я помнил его фамилию, но к тому времени уже давно ничего о нем не слышал. Он рассказал, что руководит медицинской миссионерской станцией вместе с еще одним выпускником УОР, проповедником. У них была своя клиника, и их команда регулярно ездила по маршруту протяженностью 100 миль в один конец. Они делали именно то, что я определил как главную миссию медицинского центра.

— И как сейчас идут дела? — начал я.

— Никогда еще не был так счастлив, — ответил он. — Это нелегкая работа, но того стоит. Ради Бога и людей. Это и есть моя настоящая награда.

Я понял, что время — очень важный фактор. Бог говорит, что для Него “тысяча лет — как один день” (2 Пет. 3:8). Время на Его стороне. А когда мы послушны, и на нашей тоже.

ВАЖНЫЕ МЫСЛИ

1. У Бога есть система воздаяния для послушных Ему детей.

2. Посвятите себя исполнению тех слов, что сказал вам Бог, чего бы это ни стоило.

3. Пусть критика только укрепит вашу решимость слушаться Бога.

4. Бог Сам выбирает пути и людей, которые будет использовать. Они помогут вам исполнить призвание на вашу жизнь.

5. Время — важный фактор в исполнении Божьего видения.

Все книги

Назад Содержание Дальше