"Выйди навстречу своим великанам"

Макс Лукадо

 

Макс Лукадо. Книга Выйди навстречу своим великанам

Назад Содержание Дальше

Глава 18. РУХНУВШИЕ НАДЕЖДЫ

Я хотел...” Давид, который произносит эти слова, стар. Руки, которые когда-то стреляли из пращи без промаха, дрожат. Ноги, которые когда-то танцевали перед ковчегом, подгибаются. И хотя глаза его по-прежнему остры, его волосы поседели, и кожа на шее под бородой обвисла.

“Я хотел...”

Огромная толпа слушает. Придворные, советники, управляющие и слуги. Они собрались по команде Давида. Царь устал. Время его ухода близко. Они слушают речь царя.

“Я хотел построить...”

Странное начало для прощальной речи. Давид упоминает не то, что он сделал, а то, что хотел, но не смог сделать. “Было у меня на сердце построить дом покоя для ковчега завета Господня и в подножие ногам Бога нашего” (1 Пар. 28:2).

Храм. Давид хотел построить храм. Он хотел обеспечить для ковчега то же, что обеспечил для Израиля — защиту. Он хотел сделать с храмом то же, что сделал с Иерусалимом — построить его. И кто мог сделать это лучше него? Разве он буквально не написал книгу поклонения? Разве он не освободил ковчег завета? Храм мог бы стать его лебединой песнью, его знаковым делом. Давид надеялся посвятить свои последние годы строительству места поклонения Богу.

По крайней мере он этого хотел. “Было у меня на сердце построить дом покоя для ковчега завета Господня и в подножие ногам Бога нашего, и потребное для строения я приготовил” (1 Пар. 28:2).

Приготовил. Архитекторы были выбраны. Строители тоже. Чертежи и планы, рисунки и цифры. Колонны для храма рассчитаны. Ступеньки определены.

“Было у меня на сердце... и я приготовил”.

Намерения. Подготовка. Но храма нет. Почему? Неужели Давид передумал? Нет. Он по-прежнему хотел построить храм. Неужели люди саботировали его желание? Вряд ли. Они жертвовали на строительство щедро и с радостью. Может, материалов было недостаточно? Совсем нет. Давид “заготовил множество железа для гвоздей к дверям ворот и для связей, и множество меди без весу, и кедровых дерев без счету...” (1 Пар. 22:3, 4). Тогда в чем дело?

И здесь снова появился союз.

Союзы действуют как сигнальные огни в предложениях. Некоторые, такие, как союз “и”, зеленого цвета. Другие, как “однако”, имеют желтый цвет. А некоторые союзы красные. Пламенно-красные. Они останавливают тебя. Давид получил такой союз.

И стал Давид царь на ноги свои и сказал: послушайте меня, братья мои и народ мой! было у меня на сердце построить дом покоя для ковчега завета Господня и в подножие ногам Бога нашего, и потребное для строения я приготовил. Но Бог сказал мне: не строй дома имени Моему, потому что ты человек воинственный и проливал кровь... Соломон, сын твой, построит дом Мой и дворы Мои (1 Пар. 28:2, 3, 6; курсив автора).

Кровавая биография Давида стоила ему привилегии построить храм. Он мог только сказать:

Я все приготовил...

Но Бог...

Я вспоминаю о некоторых людях, которые произносили похожие слова. У Бога для них были иные, чем у них самих, планы.

Один мужчина ждал до тридцати с лишним лет, чтобы жениться. Полный решимости выбрать правильную жену, он много времени уделял молитве на эту тему. Когда он нашел ее, они переехали на запад, купили ранчо и начали совместную жизнь. Через три года она погибла в автокатастрофе.

Я хотел...

Я все приготовил...

Но Бог...

Молодая супружеская пара оборудовала детскую комнату. Они оклеили стены, заново отделали колыбельку, а затем у жены случился выкидыш.

Я хотел...

Я все приготовил...

Но Бог...

Винсент хотел проповедовать. К двадцати пяти годам он пережил достаточно много, чтобы понять, что он готов к служению Богу. Он продавал произведения искусства, учил языки, торговал книгами. Он мог зарабатывать на жизнь, но это была не жизнь. Все его мечты были связаны с церковью. Он страстно желал работать с людьми.

Страсть молодого человека привела его на угольные копи южной Бельгии. Там весной 1879 года этот молодой голландец начал служить простым горнякам Боринажа. Его страсть была испытана в течение первых же недель. В результате обвала в угольной шахте многие горняки были ранены. Винсент ухаживал за ранеными и кормил голодных.

После того как завалы расчистили и похоронили мертвых, молодой проповедник занял достойное место в сердцах этих людей. Крошечная церковь наполнялась людьми, которые жаждали его простых посланий любви. Молодой Винсент делал то, что всегда мечтал делать.

Но...

Однажды его навестил вышестоящий служитель. Образ жизни Винсента привел его в шок. Молодой человек ходил в старой солдатской шинели. Его брюки были сшиты из мешков, а жил он в простой хижине. Винсент отдавал свое жалованье людям. Церковный чиновник был неприятно удивлен. “Ты выглядишь хуже, чем люди, которых ты приехал учить”, — сказал он. Винсент спросил: “А разве Иисус не сделал бы то же самое?” Посетителю все это не понравилось. Служителю так жить не подобало. Поэтому Винсента уволили.

Молодой человек был в отчаянии.

Он только хотел построить церковь. Он только хотел почитать Бога. Почему Бог не дает ему выполнить эту работу?

Я хотел...

Я все приготовил...

Но Бог...

Что делаешь ты, когда в твоей жизни возникает такое “но”? Когда Бог нарушает твои добрые намерения и планы, как ты реагируешь?

Человек, потерявший свою жену, отреагировал плохо. Сейчас, когда я пишу эти строки, он переполнен гневом и обидой. Молодая пара лучше справляется со своей бедой. Они активно участвуют в делах церкви и молятся о том, чтобы у них родился ребенок.

А Винсент? У него своя история. Но прежде чем я расскажу тебе эту историю, хочу закончить мысль о Давиде. Когда Бог изменил планы Давида, как он отреагировал? Думаю, тебе это понравится.

В своей прощальной речи после фразы “но Бог” он продолжил — “однако же Бог...”

Однако же избрал Господь Бог Израилев меня из всего дома отца моего, чтоб быть мне царем над Израилем вечно, потому что Иуду избрал Он князем, а в доме Иуды дом отца моего, а из сыновей отца моего меня благоволил поставить царем над всем Израилем (1 Пар. 28:4).

Если сократить этот абзац до одной фразы, тогда мы получим следующее: “Кто я такой, чтобы жаловаться?” Давид от низкого положения дошел до царского трона, от статуса пастуха до военачальника, от жизни на пастбище до жизни во дворце. Когда вам дают сливочное мороженое с фруктами, сиропом, орехами, взбитыми сливками и тому подобное, вы не станете жаловаться на то, что сверху отсутствует вишенка.

Давид встречал гигантских размеров разочарования со словами “однако Бог”... Давид доверял Богу.

То же самое сделал Винсент. Сначала он испытывал гнев и боль. Он задержался в том поселении, не зная куда податься. Но однажды он заметил старого шахтера, согнувшегося под тяжестью огромного мешка с углем. Охваченный состраданием, Винсент быстро набросал усталую фигуру старика на бумаге. Первая попытка была грубоватой, но он попробовал снова. Тогда он этого не понимал, но именно в этот момент Винсент обнаружил свое истинное призвание.

Не одежда священника, но фартук художника.

Не кафедра проповедника, но мольберт живописца.

Не служение словом, но служение образом. Молодой человек, которого не признал лидер, стал великим художником, которого признал весь мир, — Винсент Биллем Ван Гог.

“Но Бог” в его жизни превратилось в “однако Бог”.

Кто знает, может, и твое “но Бог” имеет такую же концовку?

Библиотека христианской литературы

Назад Содержание Дальше