"Выйди навстречу своим Голиафам"

Макс Лукадо

 

Назад Содержание Дальше

Глава 5. СЕЗОН ЗАСУХИ

Мертвое море постепенно высыхает. Капля за каплей, со скоростью чуть более девяноста сантиметров в год оно уменьшается в глубину. Галилейское море несет в него свои свежие воды через Иорданский канал, и его вода помнит крещение в ней Мессии. Но Мертвое море уничтожает ее, делая темной и кислой, превращая ее в соленое кладбище. В его водах практически нет жизни.

Вокруг этого моря тоже мало жизни. На западе возвышаются зловещие утесы, и на высоте шестидесяти метров они становятся плоскими. Эрозия изъела землю, создав череду пещер, впадин и разбросанные ущелья, где живут гиены, ящерицы, канюки... Там жил Давид. Однако учтите, там он жил не по своей воле. Не по своей воле он поменял жизнь в царском Дворце на скитания. Никто добровольно не выбирает жить в пустыне. В ней человек подвержен всем напастям дикой жизни - дождю и жаре, штормам и граду. Мы предпочитаем спать в комфортных условиях и вместо тупиковых ситуаций хотим безопасности.

Но иногда нам не из чего выбирать. Бывает, на нас обрушивается беда, и мы слышим раскаты грома. Поднимается ветер и вышвыривает нас в безводную пустыню. Не в пустыню на юго-востоке Израиля, но в пустыню души.

Так мы попадаем в сезон засухи. Саул регулярно и эффективно изолировал Давида, не давая ему ни малейшего шанса на стабильную, нормальную жизнь.

Его постоянные покушения на жизнь Давида положили конец военной карьере молодого человека. Его преследования положили конец браку Давида. После того как Мелхола помогла Давиду бежать, царь Саул, ее отец, потребовал от нее объяснения. “Он сказал мне: отпусти меня, иначе я убью тебя”, - солгала Мелхола (1 Цар.19:17). С тех пор Давид жене не доверял. Они оставались женатыми, но спали в разных постелях.

Давид бежит со двора Саула и направляется в дом к Самуилу. Но как только он прибывает туда, Царю докладывают: “Вот, Давид в Навафе, в Раме” (1 Цар. 19:19).

Давид бежит к Ионафану, своему близкому другу. Ионафан рад бы помочь, но что он может сделать? Оставить царство в руках сумасшедшего человека? Нет. Он должен оставаться с Саулом. Для Давида нигде нет места.

Нет места при дворе.

Нет места в войске.

У него нет жены, нет священника, нет друга.

Ему остается только бежать. Пустыня начинается с разобщения. И продолжается обманом.

Мы видели, как Давид солгал в Номве, городе священников. Город был священным, но Давид осквернил его. Он лгал каждый раз, когда открывал рот.

Прежде чем стать лучше, Давид становится хуже. Он бежит в Геф, родной город Голиафа. Он пытается подружиться на основании обоюдной вражды. Если Саул враг тебе и мне, тогда мы можем стать друзьями, не так ли?

Но в данном случае он неправ.

Жители той земли не были рады Давиду: “Не это ли Давид, царь той страны? не ему ли пели в хороводах и говорили: “Саул поразил тысячи, а Давид - десятки тысяч?” (1 Цар. 21:11).

Давид в панике. Он чувствует себя ягненком в стае волков. Высокие люди и еще более высокие стены. Пронзительные взгляды, острые копья. Мы бы хотели услышать молитву Давида, обращенную к его Пастырю, нам бы хотелось порадоваться его провозглашениям о силе Божьей. Однако не удивляйтесь. Давид не видит Бога. Он видит надвигающуюся на него беду. Поэтому он берет управление своей судьбой в собственные руки.

Он притворяется безумным, царапает двери и пускает слюну по бороде. Наконец, царь Гефа говорит своим людям: “Видите, он человек сумасшедший; для чего вы привели его ко мне? разве мало у меня сумасшедших, что вы привели его, чтобы он юродствовал предо мною? неужели он войдет в дом мой? И вышел Давид оттуда и убежал в пещеру Адолламскую” (1 Цар. 21:14-22:1).

Возможно ли представить такой портрет Давида? Можно ли вообразить его с остекленевшими глазами? Дрожащим, как желе? Он высовывает язык, катается в грязи, что-то бормочет себе под нос, ухмыляется, плюется, трясется и пускает изо рта пену. Давид изображает нечто вроде эпилепсии.

Филистимляне верили, что “эпилептики были одержимы демонами Дагона, и что этот демон делал мужчин импотентами, а женщин бесплодными. От воздействия этого демона Дети умирали, а у животных начиналась рвота”. Полагая, что каждая капля крови порождала еще одного демона, филистимляне изгоняли эпилептиков из своих городов в пустыню, где те умирали. То же самое они сделали с Давидом. Они вывели его из ворот города и оставили умирать в одиночестве.

Он не мог вернуться ко двору Саула или в дом к Мелхоле, в город Самуила или в безопасность Номвы. Поэтому он отправился в единственное оставшееся для него место, туда, куда никто добровольно не пойдет, потому что там нет жизни. Он отправился в пустыню. В ущелья на берегу Мертвого моря. Там он находит пещеру, называемую Адолламской. Там он находит тень, тишину и безопасность. Он растягивается на прохладной земле и закрывает глаза. С этого момента начинается десятилетие, проведенное им в пустыне.

Есть ли в твоей жизни что-то общее с историей Давида?

Может, и тебя твой Саул лишил положения, которое ты занимал, и людей, которых ты любил?

Пытаясь спасти себя, может, и ты тоже лгал? Или искажал факты?

Может, и ты пытался найти убежище в Гефе? При обычных обстоятельствах ты ни за что не отправился бы туда. Но теперь твои обстоятельства нормальными не назовешь, поэтому ты и околачиваешься в земле великанов. Это родина бедствий и несчастий. Ты ходишь по мрачным улицам этого города и по ее сомнительным местам. И пока ты там находишься, тебя терзают мучительные мысли. Если ее толпа тебя примет, то тебя оставят в живых, но тебе не станет от этого лучше. Ты просыпаешься в пещере у Мертвого моря, в Адолламе, на самом дне своей жизни, и чувствуешь себя между молотом и наковальней. Ты смотришь на безжизненное, суровое будущее без людей и думаешь: “Как мне теперь жить?”

Я предлагаю тебе записаться к Давиду в ученики. Да, конечно, некоторое время он притворялся сумасшедшим. Но в пещере Адоллама он взял себя в руки. Пастух снова вернулся к жизни. Покоритель великанов снова обретает смелость. Да, за его голову назначена большая цена, но каким-то образом ему удается сохранить свою голову.

Он снова фокусируется на Боге, и в Нем он находит убежище.

Давид любит слово “убежище”. Обратите внимание, как часто Давид использует слова “убежище” и “прибежище” в Книге Псалмов. Но особо трогательным образом это слово употребляется в пятьдесят шестом псалме. Введение к этому псалму поясняет его содержание: “Писание Давида, когда он убежал от Саула в пещеру”. Представьте сына Иессея в тени пещеры. Он стоит на коленях, а может, лежит ничком, глубоко погруженный в мысли. Ему некуда бежать. Если он отправится домой, он подвергнет опасности свою семью. Если придет в скинию, в опасности окажутся священники. Саул их убьет, и в Гефе он тоже никому не нужен. Он солгал в святилище и притворялся сумасшедшим перед филистимлянами. Теперь он находится здесь. Совсем один.

Но потом он вдруг вспомнил. Он не один. И из глубин пещеры на свет полился сладкий голос псалмопевца:

“Помилуй меня, Боже, помилуй меня, ибо на Тебя уповает душа моя, и в тени крыл Твоих я укроюсь” (Пс. 56:2).

Сделай Бога своим прибежищем. Тебя не сможет укрыть ни работа, ни твой супруг, ни репутация или пенсия. Сделай Бога своим прибежищем. Пусть тебя окружает не Саул, а Бог. Пусть Он станет покровом, защищающим тебя от палящих лучей солнца, стеной от бушующих ветров и основанием, на котором ты сможешь устоять.

Недавно к нашей церкви обратился один пещерный житель. От него пахло Адолламом. Он только что похоронил свою жену, а его дочери становилось хуже день ото дня. Но в той сухой земле он нашел Бога. На чистом листе в начале своей Библии я записал его откровение: “Ты никогда не поймешь, что тебе нужен только Иисус, пока ты не потеряешь все, кроме Него”.

Выжившие в пустыне находят убежище в Божьем присутствии.

Они также находят себе место среди Божьего народа.

И вышел Давид оттуда и убежал в пещеру Адолламскую, и услышали братья его и весь дом отца его, и пришли к нему туда. И собрались к нему все притесненные и все должники и все огорченные душою, и сделался он начальником над ними; и было с ним около четырехсот человек (1 Цар. 22:1, 2).

Конечно, собравшихся к Давиду людей нельзя назвать выпускниками лучших военных академий. Все они оказались в беде и в долгах, и все роптали. Да, это была незавидная компания. Отстой общества, без сомнений. Отверженные обществом. Неудачники. Пораженцы.

Точно так, как церковь. Разве нас нельзя назвать оказавшимися в беде людьми, должниками и ропщущими?

“Посмотрите, братия, кто вы, призванные: не много из вас мудрых по плоти, не много сильных, не много благородных; но Бог избрал немудрое мира, чтобы посрамить мудрых, и немощное мира избрал Бог, чтобы посрамить сильное; и не знатное мира и уничиженное и ничего не значащее избрал Бог, чтобы упразднить значащее” (1 Кор. 1:26-28).

Сильные собрания верующих заполнены настоящими и бывшими обитателями пещер, людьми, которые хорошо знают окрестности Адоллама. Они тоже не раз лгали в Номве. Они притворялись глупцами в Гефе. И ничего из этого они не забыли. И поскольку они все помнят, они подражают Давиду, и в этом для тебя есть надежда.

Разве Давид мог отправить всех этих людей обратно? Он не пытался занять среди них место архиепископа. Он, как магнит, притягивал к себе людей с обочины дороги жизни. Так ему пришлось создать общину из неудачников, которые искали Бога. Из них Бог создал могущественную команду: “Так с каждым днем приходили к Давиду на помощь до того, что его ополчение стало велико, как ополчение Божие” (1 Пар. 12:22).

Геф. Пустыня. Адоллам. Безрассудство. Одиночество. Восстановление. Давид прошел через эти три этапа. Так же, как в свое время через них прошел Уит Крисвелл. Он родился в штате Кентукки в христианской семье. Будучи молодым человеком, он исполнял служение в христианской церкви. Но потом отступил от веры, стал играть в азартные игры, каждый день, рискуя своими деньгами, делал ставки на бейсбольные матчи. Он проигрывал больше, чем зарабатывал, и задолжал букмейкеру крупную сумму. Тогда он решил украсть деньги из банка, в котором работал. Добро пожаловать в Геф.

Прошло немного времени, когда очередная проверка выявила недостачу, и в связи с этим должно было начаться расследование. Крисвелл знал, что его обнаружат. Накануне этого Крисвелл не мог заснуть. Он решил пойти тропой Иуды. Оставив жене записку с объяснением причины самоубийства, он выехал за пределы Лексингтона, припарковал машину и приставил к виску пистолет. Он не мог нажать на курок, поэтому сделал пробный выстрел из окна машины. Он снова приставил курок к голове и бормотал: “Ну же, стреляй, ты, ни к чему не пригодный червяк. Ты заслуживаешь только этого”. Но он не смог выстрелить. Страх оказаться в аду помешал ему свести счеты с жизнью.

Наконец, на рассвете он явился домой совершенно разбитый. Его жена обнаружила записку и позвонила в полицию. Она обняла его. Полиция надела на него наручники, и его увели. Он был одновременно унижен и освобожден. Унижен во время ареста на глазах семьи и соседей и освобожден от лжи и неправды. Больше ему не нужно было лгать.

Уит Крисвелл оказался в тюремной камере. Там он пришел в себя и снова вернулся к вере. После освобождения он с головой ушел в работу поместной церкви, делая все, что от него требовалось.

Через несколько лет он стал штатным служителем в церкви. В 1998 году другой филиал этой церкви пригласил его на пост старшего пастора. На данный момент его церковь является в штате Кентукки самой быстро растущей церковью.

Восстановился еще один Давид.

Ты тоже в пустыне? Ползи к Богу так, как беглец мог бы ползти к пещере. Найди прибежище в Божьем присутствии.

Найди утешение в Его народе. Иди в собрание людей, которые по дару благодати избавились от бедствий и трагедий, от зависимости и катастроф. Ищи общину в церкви Адоллама.

Найди убежище в Божьем присутствии. Утешься Божьим наодом. В этом твои ключи к выживанию в пустыне. Сделай это - и кто знает, может, посреди этой пустыни ты напишешь свои самые лучшие псалмы.

Все книги

Назад Содержание Дальше