"Пробуждение начинается с меня"

Людмила Плетт

 

Людмила Плетт. Книга Пробуждение начинается с меня

Назад Содержание Дальше

ГЛАВА 5. ПРОБУЖДЕНИЕ НАЧИНАЕТСЯ С МЕНЯ

Дорогие друзья! Прежде чем перейти к рассказу о том, как Дух Божий начал действовать в нашей среде, я хочу рассказать вам ещё кое-что.

В то время, когда мы, собираясь ежедневно, занимались чтением Слова Божьего и искренне, от всего сердца взывали к Господу, прося Его начать действовать среди нас и даровать нам пробуждение, произошло то, чего мы не ожидали. Дух Святой взялся за самого большого и самого худшего грешника в нашей общине. И знаете кто это был? Это был я, Эрло Штеген. Именно с моей жизни начал Господь Своё дело.

То, что произошло тогда со мной, напоминает мне случай, произошедший с одним человеком, который был пастором одной общины в Америке. Этот пастор буквально стенал под тяжестью своего служения. В течение длительного времени в этой общине не наблюдалось духовного роста и движения вперёд. Всё выглядело мёртво и холодно. Молодёжь не хотела иметь ничего общего с Евангелием. Председательствующие в церкви были людьми на редкость жестокосердными и чёрствыми. Итак, этот пастор не видел выхода. По воскресеньям, стоя за кафедрой, он испытывал такое чувство, как будто его слова ударяются в каменную стену.

И вот однажды, он услышал о другом служителе Божием, у которого в общине было большое пробуждение, и через которого поистине действовал Господь. Узнав об этом, он тут же решил поехать туда, чтобы узнать секрет их духовного подъёма, и тем самым получить ключ к решению своей собственной проблемы.

Собравшись, он отправился в то место, находившееся на расстоянии двух тысяч километров от них. Приехав туда, он представился и поприветствовал того мужа Божьего. При этом он сразу же начал рассказывать ему о своей нужде, прося разрешения пробыть с ними две недели, чтобы посмотреть всё: как они собираются, как молятся, как планируют и проводят свои служения и так далее. "Моя община, - жаловался он, - духовно совершенно мёртвая! Дьяконы и старейшины такие чёрствые и холодные! Они вообще не хотят ничего слушать и знать! А молодёжь наша занята миром".

"Ах, дорогой брат! - ответил, выслушав его, этот муж Божий, который был довольно оригинальным человеком. - Тебе вовсе не нужно оставаться здесь так долго, потому что я могу уже сейчас сказать тебе причину этого и сразу же дать нужный тебе рецепт. Ты можешь сегодня уже возвратиться к себе домой, и, когда приедешь, войди в свою комнату или свой кабинет и вынеси оттуда мебель и всё, что там находится. После этого сядь на пол и, взяв в руку кусок мела, очерти вокруг себя окружность. Когда этот круг будет замкнут, начни искренне и серьёзно молиться, прося Господа, чтобы Он послал пробуждение именно в этот круг и действовал на этом самом месте".

Конечно, такие слова не могли ласкать слух того, к кому они были направлены. Нередко мужи Божий бывают не очень приветливы и поступают, не считаясь с правилами вежливости и хорошего тона. Этот совет был для пастора подобно горькой пилюле, которую ему пришлось проглотить. Он был глубоко возмущён, потому что это являлось далеко не комплиментом для него, и начал доказывать, что причина лежит не в нём, а в общине; что в данном случае виноват не пастырь, а его овцы. Он разнервничался как Нееман, который не желал пойти окунуться в Иордан, считая его грязной рекой, недостойной его омовения. Однако слуги уговорили его, и, когда он, смирившись, сделал это, то произошло чудо.

Так и этот пастор, в конце концов, успокоился и смирился. Возвратившись домой, он решил попробовать сделать то, что ему было сказано, и, сев на пол, исполнил всё буквально. После этого он начал искренне молиться, прося Бога начать дело с него самого. Теперь он понимал, что лично сам нуждался в этом. И когда в следующее воскресенье он, встав за кафедру, начал проповедывать, то вскоре заметил среди собравшихся, двух человек, которые всхлипывали и плакали. После собрания они подошли к нему и со слезами на глазах стали говорить, что их жизнь не в порядке, потому что они соединились с грехом. Так обратились эти двое молодых людей, которые проводили уже совершенно мирскую жизнь, забывая о том, что соединяющийся с миром становится врагом Богу. Это было началом, после чего Господь зажёг там Свой огонь.

Дорогие друзья! Приведя этот пример, я хочу сказать вам, что у нас в Южной Африке произошло точно также. Господь начал действовать так, как я этого не ожидал.

Бывало, когда меня спрашивали о том, что, по моему мнению, является причиной духовной холодности и отсутствия у нас пробуждения, у меня было на это много ответов и объяснений. Я говорил, что такой причиной для одних является богатство и материальное благосостояние, для других же наоборот - чрезмерная бедность, которая вынуждает их воровать. Я говорил также, что белому миссионеру нелегко трудиться среди чёрных людей, в которых живёт воинствующий и политический дух, и которые не желают оставлять своё язычество и собственные традиции, считая христианство религией белых. Кроме того, я был убеждён, что мужчины в этом мире не способны ни на что другое, как только блудить и пьянствовать. Молодёжь я обвинял в их мирской жизни, считая, что у девушек в голове только парни, а у ребят - девушки, секс и похоти плоти.

Таким образом, я постоянно обвинял в отсутствии пробуждения других и видел всегда грехи и ошибки в своих ближних, в общине, в проповедниках, которые сами-то являются едва тёплыми. Но когда мы действительно искренне молились о пробуждении, Господь начал с того, что осветил Своим светом мою собственную жизнь и заставил меня заняться моими собственными грехами.

После этого у меня не было больше времени замечать грехи и ошибки других, потому что видел только свои. В это время я забыл всех людей и был занят, если так можно выразиться, только самим собой. До этого я был настолько духовно слепым и глухим, что, имея глаза, не мог видеть и, имея уши, не слышал. Я видел только то, что я дитя Божие, что спасён и являюсь проповедником Евангелия. Я был уверен также, что моё призвание состоит в том, чтобы говорить о покаянии другим, что и делал в течение 12 лет, призывая людей оставить их грехи и принять Иисуса как своего личного Спасителя. Таким образом, я ревностно трудился, говоря, что буду проповедывать до тех пор, пока огонь ни сойдёт с неба! Однако огонь не сходил, и так продолжалось до тех пор, пока Господь не открыл мне истинную причину этого, положив Свой перст на меня. С тех пор прошли многие годы, но до сих пор я помню всё так, как будто это было вчера. Думаю, что вам будет тоже интересно, если я расскажу об этом по порядку.

Итак, как я уже говорил, решив проводить углублённый разбор Слова и исследование Писаний, мы собирались с этой целью каждое утро и каждый вечер в продолжении двух или трёх месяцев. Наши богослужения проходили тогда в старом коровнике, который мы переоборудовали в дом для собраний, предварительно выбросив оттуда весь навоз и хорошенько вычистив и побелив его. В то время я ещё не способен был понять этого урока, которым Господь хотел сказать мне: "Эрло, если ты хочешь, чтобы Мой Святой Дух действовал через тебя, тогда и тебе тоже нужно пройти сначала через процесс очищения". Лишь после того, как Господь ввёл меня в этот процесс, я смог увидеть, как много навоза и грязи было в моей жизни, что огорчало Святого Духа Божия, мешая Ему совершить то, о чём мы так усердно молились и просили. Часто мы не являемся теми каналами, через которые могли бы протекать чистые живые воды; поэтому, рассказывая о себе, я хочу на своём собственном примере показать вам, почему Дух Божий не может действовать через нас, если мы представляем собой лишь негодные сосуды и испорченные инструменты, подобные тому, каким был когда-то я.

Так вот, однажды в субботу, после утреннего собрания ко мне подошли несколько Зулу христиан и попросили перенести вечернее собрание на два часа дня, чтобы те из них, которые жили далеко, могли засветло возвратиться к себе домой. Конечно, я охотно согласился на это.

Когда в назначенное время мы были уже собраны, я случайно взглянул в окно и увидел судью, городничего, начальника почты и начальника полиции, пришедших для игры на теннисную площадку, которая располагалась через дорогу, как раз напротив нашего коровника. Мне вдруг стало стыдно, и я подумал о том, что они скажут обо мне, когда увидят, как я тут вместе с чёрными, стоя на коленях, молюсь и плачу. Наверное, они решат, что у меня в голове не всё в порядке. Так что же делать? Неужели мне отложить это собрание, сказав чёрным, чтобы они пришли в шесть часов вечера, после того, как эти люди разойдутся. Но что тогда подумают обо мне Зулу, которым я уже обещал.

Так я продолжал размышлять, как вдруг мне в голову пришла хорошая идея: "Я закрою окно и тогда находящиеся на улице не смогут слышать, что происходит здесь внутри". Встав, я подошёл к окну, и в тот момент, когда я закрывал его, некий голос сказал мне: "Хорошо, Эрло, закрой окно. Тогда вы будете внутри, а Я останусь снаружи и не смогу войти к вам".

Дорогие друзья, этот голос я понял сразу. В одно мгновение мне стало ясно, что это было не окно и не стекло, не белые люди, находящиеся снаружи, а моя гордость и моё высокомерие, которые разделяли меня с Живым Богом!

Так, первый раз в своей жизни я познал, что Дух Божий является поистине Святым Духом. Сотни и тысячи раз до этого говорил я о Духе Святом, но никогда ещё не переживал Его святости. Я проповедывал о Духе Святом, не понимая сам, о чём собственно говорю. И вот теперь, в великой милости Своей, Господь открыл мне нечто о святости Своего Духа. В то же самое мгновение я понял, насколько ужасно и отвратительно выглядит гордость в глазах Господа. Сознание этого так потрясло мою душу, что, стоя перед этой небольшой группкой христиан, я горько плакал, как маленький ребёнок. Подняв глаза, я вдруг увидел перед собой, написанные крупными буквами слова: "Гордым Бог противится!"

О, дорогие друзья! Тогда мне стало понятно, где стою я и где стоит Бог. До этого я всегда думал, что причиной всех моих бед является дьявол, который постоянно противоборствует мне. Теперь же Святое Писание сказало мне, что противником моим является Сам Бог. Если бы мне противостоял только сатана, то у меня была бы надежда с помощью Господа победить его; но если Сам Бог противится мне, тогда у меня нет никакой надежды. Я никогда не думал, что в моей жизни были две противоборствующие мне силы, два великана: дьявол - князь мира сего и великий всемогущий Бог! "Эрло! - потрясённо говорил я себе. - Твоё положение безнадёжно!"

Дорогие друзья! Во всём, что встречается нам в нашей жизни, главным для нас должно быть одно, - чтобы Бог был за нас. Если Господь за нас, кто может быть против нас! Даже если весь мир ополчится против нас, но Бог будет на нашей стороне, победа всё равно будет за нами. Союз всего лишь одного человека с Всемогущим Богом есть сила неизмеримо большая, чем сила всего мира и тьмы бесов. Если же целый мир стоит за нас, а Бог против нас, - тогда для нас нет никакой надежды.

Теперь, когда я познал, что Сам Бог противостоял мне, гордому и высокомерному, у меня, наконец, открылись глаза, и я в одно мгновение понял, почему в прошедшие 12 лет всё в моей жизни выглядело так, как это было; почему люди не каялись, почему почва человеческих сердец оставалась твёрдой и неподатливой, почему проповедь моя приносила так мало плода. Как я мог ожидать другого, если Бога не было со мной!

Не являясь по своей натуре человеком, который быстро и легко плачет, в тот момент я не стеснялся своих слёз. Я стыдился моих грехов. Моё сердце разрывалось от боли, и, стоя перед этой маленькой общиной, я рыдал, как маленький ребёнок. Все с недоумением смотрели на меня, не понимая что произошло. Тогда, не переставая плакать, я сказал им, что я - грешник, что в сердце моём живёт гордость, и что Сам Бог противится мне. Затем, не в силах больше говорить, я призвал всех к молитве и, упав на колени, вопиял: "Господь, прости меня! В этом мире нет человека, который был бы таким скверным и нечистым, как я! Я - самый большой грешник среди всех грешников! Смилуйся надо мною, Боже, Спаси меня!..."

Так, гордость и высокомерие были теми моими грехами, которые Господь первым делом вывел на свет, показав их во всей наготе. После этого Он начал открывать мне моё сердце и его глубины, показывая один грех за другим и совершая надо мной Свой труд очищения. Это было время Рождества. В былые времена для нашей семьи и особенно для нас, шестерых детей, это время было очень радостным и счастливым. Уже за месяц до наступления праздника мы пели рождественские песни. Мы ощущали в себе это чудесное время и ликовали, как ласточки, летящие к тёплому югу. Но Рождество 1966 года было особенным. После праздника ко мне подошёл один брат из Зулу и спросил, знаю ли я, что было Рождество. Нет, этого я не знал. Я просто забыл о нём. У нас не было проповеди на рождественскую тему, не было ёлки и украшений, не было рождественского чувства. Но это было самое благословенное Рождество в моей жизни! Бог был занят мною! Я думал только об одном и молил Господа простить меня и смиловаться надо мной. Всё остальное для меня больше не существовало.

Через несколько дней после случая в коровнике, когда наша маленькая община была снова собрана для разбора Слова и молитвы, я приехал туда с опозданием. Слышалось пение, и что-то побуждало меня сразу же пойти на собрание. Однако я остановил себя мыслью, что не могу этого сделать, потому что должен сначала переодеться. Ведь нельзя же мне, в моей повседневной рабочей одежде, без пиджака и галстука стоять перед собравшимися с Библией в руках! Что скажет тогда обо мне тот-то человек и что подумает другой и третий?! Какое впечатление произведёт это на них! ? В этот момент в моём сознании встали три личности, мнением которых я особенно дорожил.

И вдруг, как молния, ударили меня слова моего любимого пророка Илии, которые он сказал, стоя перед своим безбожным царём Ахавом: "Царь! Бог, перед Которым я стою..." Вдумайтесь в эти слова, друзья, и представьте себе положение, в котором находился тогда пророк! Знаете ли вы, что это значит, - стоять перед царём, перед правителем своей страны? Приходилось ли вам переживать подобное? Мне приходилось стоять перед царём, перед первыми министрами и президентами страны, поэтому я знаю, что это такое.

И вот пророк Илия, стоя перед царём, имеющим власть убить или освободить его, говорит с дерзновением: "Царь! Бог, перед Которым я стою..." Стоя перед своим земным царём, он настолько явно ощущал присутствие Бога, что видел только Его одного перед собой. Присутствие Царя всех царей было для него несравненно важнее, чем присутствие земного царя. А я?! Я не могу так сказать! А ведь я стоял не перед царём, а перед мнением людей, которые были старейшинами в общине! Меня волновало, что они будут думать и говорить обо мне! Получается, что я стою перед общиной и, проповедуя, спрашиваю себя о том, может ли это нравиться им, примут ли они это охотно или нет, пораню ли я их своими словами или нет. Я не спрашиваю себя о том, как смотрит на это и что скажет при этом Бог! Меня больше волнует мнение людей!

Тут я понял, друзья, в какой опасности находится проповедник и пастор церкви, когда, проповедуя Евангелие, старается нравиться при этом людям, подбирая слова по сердцу их. В ту же минуту Господь напомнил мне слова, сказанные апостолом Павлом: "Если бы я и поныне угождал людям, то не был бы рабом Христовым" (Посл, к Галатам 1:10). "Павел! - воскликнул я. - Ты говорил также, что не хочешь, проповедуя другим, самому оказаться недостойным! Но в каком же положении нахожусь теперь я, и как выгляжу пред светом Слова Божьего! Ведь я всегда говорил слушающим, что прихожу к ним как раб Господа Иисуса, в действительности же являлся таковым, что достоин был быть выброшенным из церкви!"

Вот так Слово Божие осудило меня. Иисус не зря говорил, что пришёл не для того, чтобы судить мир, но Слово, которое Он говорил, будет нам судьёю. В этом я смог убедиться, пережив на практике, что значит, проповедуя другим, самому быть отвергнутым.

Потрясённый, я стоял и плакал, когда вдруг внезапно перед моими глазами предстала картина, которую и сегодня ещё я мог бы нарисовать вам, если бы был художником. Я видел огромный языческий храм, с находящимися в нём многочисленными божествами и идолами. В этом храме я увидел одного человека, который переходил от одного идола к другому, вставал перед ними на колени и, склонившись лбом до самой земли, поклонялся и молился им. Когда он повернул лицо в мою сторону, я в ужасе обнаружил, что этим человеком был я. Так Господь показал мне, каким Он видит меня, и кем являюсь я в Его глазах.

От этого видения сердце моё разрывалось. Я готов был кричать... В течение двенадцати лет я говорил другим людям, чтобы они не поклонялись чужим богам, потому что только Господь является нашим единственным Богом, а всё другое есть идолослужение, которое исходит от дьявола. Теперь же я смог увидеть, как сам молился иным богам, как поклонялся людям и их мнениям, что в очах Божиих было ничем иным, как идолослужением.

Трудно передать словами, друзья, что я пережил тогда в эти минуты. От невыносимой душевной боли всё плыло и качалось перед моими глазами. Долго я стоял так, не в силах двинуться с места; наконец, развернулся и, пошатываясь, медленно вошёл в помещение собрания. В этот момент я не мог проповедывать, не мог проводить разбор Слова, мог только сквозь слёзы сказать: "Давайте будем молиться", и, упав на колени, плача, умолял: "Господь, прости меня! О, будь милостлив ко мне, грешнику!..."

Это было время в моей жизни, в которое я забыл, что когда-либо был обращенным и дитём Божиим. Одно дело - говорить о Боге, другое дело - самому повстречать Бога и пережить эту встречу с Ним!

"О, Господь!- взывал я. - Смилуйся надо мною, грешником! Разрушь всех идолов, которые есть в моей жизни!..." Теперь я уже не был занят бедностью и богатством других людей, грехами молодёжи и ошибками моих ближних. Я был грешником! Всё остальное я забыл.

Вот так, ещё до начала пробуждения, Бог взял меня в Свою мельницу, которая мелет медленно, но мелко. И кто ещё не прошёл через подобное, тот вряд ли поймёт, о чём я сейчас говорю. Но кто это уже пережил, тот знает, что я имею в виду.

Тогда я забыл, что в течение двенадцати лет был проповедником Евангелия, забыл моё духовное образование и молился только, как тот мытарь в храме: "Господь, помилуй меня, ибо я - грешник!" Как мытарь, я бил себя в грудь, сознавая себя самым большим и самым последним грешником, нуждающимся в глубоком покаянии и прощении. Я был настолько глупым, слепым и глухим, что Господу пришлось взять меня за шиворот и буквально ткнуть носом в каждый мой грех.

В один из таких дней я, как обычно, с Библией в руках шёл на молитвенное собрание. Дорога проходила около магазина, где собралось много народа. Минуя эту толпу, я случайно коснулся своего лица и тут только заметил, что не побрился. Мы были научены ещё в детстве, что для мужчины является позором, появляться на люди не побритым. От неожиданности я даже остановился. Сразу же невольно мелькнула мысль: "Что скажет мир, увидев меня в таком неопрятном виде!" И вновь, как молния, поразили меня слова: "Что скажет о тебе мир?! Но не говорит ли Библия, что вы умерли для мира и умерли для греха!?" Так опять Слово Писания проговорило ко мне, и снова свет пролился в мой разум и моё сердце.

Видите, друзья! Во время пробуждения Слово становится живым и действенным. Оно поражает нас, пронизывая насквозь наше сердце. В такое время мы уже не можем быть подобными гусю и утке, с которых вода скатывается, как только они вышли на берег, или камню, который годами лежит в воде, оставаясь внутри сухим. Во времена пробуждения Слово Божие является действительно таким молотом, который разбивает скалы.

"Господь! - говорил я. - Я верю в Тебя, но верю совсем не так, как сказано в Писании! Ведь оно говорит, что верующий в Тебя является мёртвым для мира! Я же - не умер для мира!"

Да, я не был мёртв для мира. Мир жил во мне и имел большое влияние на меня. Он восседал на троне моего сердца, управляя мною. Я был более мёртв для Живого Бога, чем для мира!

Так я получил ключ к разгадке. Оставаясь живым для мира и для греха, я не способен был верить так, как говорит Писание, а значит и не мог быть источником живых вод. Ведь Господь сказал совершенно ясно, что реки живой воды потекут из чрева только того человека, который верует именно так, как сказано в Писании. Теперь я мог понять, почему моя жизнь была подобна сухой, безводной пустыне, почему людские сердца были закрыты для Слова, которое я проповедывал, и почему в моём служении не исполнялись слова Божиих обетовании. Я понял также, почему у нас в Южной Африке нет пробуждения. Причиной этому был я, потому что сам стоял преградой на пути у Господа! Он не мог действовать через меня, так как в жизни моей и в моём сердце было столько сатанинских вещей, которые подавляли и угашали Духа Божьего. А ведь пробуждение является делом именно Духа Божьего - Духа Святого.

От сознания этого сердце моё сокрушалось и плакало. Я не находил покоя и начал умолять Господа помочь мне победить всё это, чтобы стать новым человеком и сосудом, годным для Его употребления. В ответ на это Он показал мне тёплое состояние моего сердца. Я видел три ступени. На нижней ступени было собрано очень много людей, на средней - значительно меньше, и их вытянутые, длинные лица выглядели удручённо и печально. На самой верхней ступени находилось всего несколько человек, но их лица сияли и лучились, как лица ангелов. Они были исполнены жизни и света. О, как я хотел быть таким, как те - на верхней, третьей ступени.

Я не сразу понял глубины значения увиденного. Но через несколько дней, когда я, по обыкновению, открыл свою Библию, перед моими глазами стояли слова Господа: "О, если бы ты был холоден или горяч! Но так как ты не холоден и не горяч, а только тёпл, то извергну тебя из уст Моих. (Откр.3:15-16). Так Господь показал мне, что есть суть холодные, тёплые и горячие христиане, и как ужасно выглядит в Его глазах тёплое духовное состояние.

В дословном переводе с греческого подлинника слово "извергну" означает извержение содержимого желудка наружу и происходит от слова "рвота". Вы знаете, конечно, друзья, что рвота возникает у человека, когда он болен. При этом он не находит покоя и облегчения до тех пор, пока не вырвет, то есть не исторгнет из себя то, что находится у него в желудке.

Понимаете, почему я об этом говорю? Знаете ли, что всякий верующий человек, который духовно не холоден и не горяч, а только тёпл, приносит Господу только страдание. Если говорить образно, такой христианин, находясь в Господе, вызывает у Него тошноту, и Господь мучается до тех пор, пока в конце концов не извергнет его из Себя вон.

Данным сравнением я хочу сказать тебе, дорогой друг, что если ты находишься в Господе, то это не является ещё полной гарантией на пребывание с Ним в вечности. Являясь только тёплым, ты находишься на опасном пути. Господь говорит, что лучше уж быть холодным, чёрствым, закоренелым язычником, нежели всего лишь только тёплым христианином. Такой тёплый христианин является самым лучшим объектом для дьявола, и потому - самым худшим для любящего Бога.

Мухи собираются на навозной куче, а дьявол и его духи - там, где тёплые христиане. Тёплость является идеальным местом с нужным климатом для сатанинских сил. Ведь там им не слишком холодно и не чересчур жарко. Купаясь, мы смешиваем горячую и холодную воду. Точно так и сатана охотно "купается", используя сразу и то, и другое. В руках дьявола тёплые христиане бывают самым лучшим его орудием.

Если вы желаете познакомиться с худыми мыслями, с большими грехами и "маленькими грешками", тогда пойдите к тёплым христианам. Там вы найдёте всё, что есть и что только возможно придумать. Апостол Павел, обращаясь к коринфянам пишет, что у них есть такие грехи, о которых не слышно даже у язычников. И это действительно так. Я мог бы сейчас перечислить очень много таких грехов, для которых у язычников не существует даже названия. Однако среди тёплых христиан их можно найти!

Итак, если Иисус не обманывает, и Слово Божие не вводит нас в заблуждение, тогда горе тому из нас, кто является христианином, но по духовному состоянию своему не холоден и не горяч. Горе душе, которая не горит для Христа! Лучше бы ей быть холодной, чем только тёплой! Нет побуждения к молитве, к чтению Слова Божьего, в то время, как газета находится часто в руках. Гореть для Господа, приобретая для Него новые души, - нет, этого тоже нет; это стало чем-то второстепенным, есть дела поважнее. Таковы тёплые христиане с длинными лицами, христиане, не имеющие горящего сердца, путь которых идёт от одного падения к другому. Как часто жалуются они, что у них ничего не получается. Но ведь это и понятно! Как им может сопутствовать успех, если Бог не с ними! Таковые являются для Него только мерзостью!

Поймите меня правильно, дорогие друзья, и поверьте, что с нашей духовной тёплостью для нас не может быть неба, а только ад, который приготовлен для таковых. Сознание этого должно встряхнуть нас и вывести из духовного сна, чтобы мы, наконец, начали молиться: "Господь, помилуй меня, грешника!"

Именно так это случилось и со мной. Когда Господь открыл и показал мне тёплое состояние моего сердца, я понял, что все мои грехи исходят из этой духовной тёплости. Помню, как, бросаясь на постель, я плакал и кричал к Богу: "Господь, даруй мне пламенеющее сердце, горящее для Тебя день и ночь! Исторгни из меня эту тёплость, всю мою духовную лень и медлительность! Даруй мне сердце по Твоей воле! Господь, смилуйся надо мной! Ты пришёл для того, чтобы зажечь огонь! Так зажги его в моём сердце! Начни здесь, с меня, Господь! Я предаю себя Тебе! Предаю совершенно! Возьми мою жизнь! Сделай со мной то, что Ты хочешь, по Твоему усмотрению...!" И Господь шёл дальше и дальше, продолжая совершать надо мной Свой начатый труд.

Однажды мне на память пришли слова, которые много лет тому назад сказал первый министр нашей страны Генрих Фербут. Обращаясь тогда к нам, людям различных наций, живущих в Южной Африке, он говорил, что мы должны любить тех, кто рядом с нами так, как самих себя. И вот, спустя многие годы, Господь напомнил мне это. "Помнишь эти слова! - говорил Он мне.- Этого человека уже нет. Он убит. Но помнишь, как он говорил, что вы должны любить своих ближних так, как самих себя. Сегодня же тебе говорит об этом не первый министр твоего правительства, а Царь всех царей и Господь всех господствующих! Скажи Мне, Эрло, любишь ли ты своего ближнего, как самого себя?"

Да... Если ты оказываешься перед Живым Богом и Он задаёт тебе этот вопрос, то нужно хорошо подумать, прежде чем ответить Ему. "Господь! - сказал я. - Если говорить правду, то я свою жизнь отдал для чёрных. Ради них я пожертвовал всем, что имел; однако, несмотря на это, я не знаю, могу ли сказать, что действительно люблю их так, как самого себя". "Эрло! - слышал я снова голос Божий. - Я не спрашиваю тебя о том, отдал ли ты за них свою жизнь. Я спрашиваю тебя, любишь ли ты своего ближнего той любовью, о которой говорит Писание? Любишь ли его так, как самого себя?"

В Первом Послании к Коринфянам в 13 главе, в 3 стихе написано: "И если я раздам всё имение моё и отдам тело моё на сожжение, а любви не имею, - нет мне в том никакой пользы".

"Господь! - признался я. - Если быть совсем честным, то я не могу сказать, что люблю своего ближнего точно так, как самого себя. Ведь если мне приходится где-нибудь ночевать и мне предлагают постель, или когда наступает время обедать и мне дают покушать, у меня при этом не возникает даже мысли о том, чтобы спросить, есть ли у всех других место, где им поспать, и есть ли также и у других пища, чтобы поесть. Если я что-то получаю, тогда я доволен и для меня неважно, имеет ли точно то же мой ближний или нет. О, нет, Господь! Я не люблю своего ближнего, как самого себя!"

А Бог продолжал начатое и делал следующий шаг. Он говорил мне: "Как хочешь, чтобы с тобой поступали люди, так и ты поступай с ними; и то, что хочешь, чтобы тебе сделали другие, то самое делай им ты. Так ли ты поступаешь, Эрло?"

"О, Господь! - почти стонал я. - И это у меня не так! О, мой Бог! Нет, этого я тоже не делаю! Приходя в какое-либо место, я как проповедник всегда получаю лучшее. Люди так дружелюбны ко мне. А если они неприветливы, тогда я не могу им этого забыть и говорю об этом. О своих собственных грехах я, конечно, не говорю, а о грехах других - безусловно! Об ошибках других - да, но о моих собственных, - разумеется, нет!"

"Эрло! - обращаясь ко мне, снова говорил Господь.- Первый должен стать последним, и кто из вас больший - должен быть меньшим и слугою всем. Я Сам дал вам в этом пример. Разве не умывал Я ноги другим?! Как наименьший, разве Я не был всем слугою?!"

"Господь! - сокрушался я. - И это у меня не так! Другие моют мне ноги, а не я им! Нет, я не наименьший!" (О, как легко и даже легкомысленно я мог об этом раньше говорить! Но когда Господь ставит тебя лицом перед фактом, тогда это уже серьёзно).

"А как обстоит у тебя дело с чёрными? - следовал новый вопрос. - Действительно ли ты являешься им слугою? (Да, друзья, перед людьми можно увильнуть в сторону от подобного вопроса, но перед Живым Богом это невозможно).

"Господь! - взмолился я. - Только не это!! Я просто не могу этого сделать! Ведь если я куда-то приезжаю, то ко мне подходит какой-нибудь человек и берёт мой чемодан. А теперь, значит, если приедет чёрный или кто-то другой, то я сам должен подойти и, взяв его чемодан, помочь его нести! Нет! Быть мне самым меньшим!? Нет, Господь, нет! Слугою всем!? Я должен служить каждому!? Это же невозможно, Господь! Ведь люди сядут мне на шею и будут играть мною! У меня не будет тогда никакого авторитета! Что при этом произойдёт! Нет, Господь, этого я не могу! Если мне нужно так жить, то я просто не смогу существовать! Ведь тогда я потеряю свою собственную жизнь!"

"Это как раз то, чего Я хочу! - ответил Господь. - Разве ты не знаешь, что тот, кто сбережёт свою жизнь, - потеряет её, а кто потеряет её ради Имени Моего,- получит жизнь вечную! Эрло иди в смерть!"

"О, Господь! Есть ли что-нибудь, что было бы так тяжело, как умереть! Умереть! Всё оставить! От всего отказаться! Отречься от самого себя! Быть готовым войти в смерть!"

И снова слышал я голос Господа: "Эрло! Если ты не готов быть слугою всем, быть меньшим, быть ничего незначащим, тогда перестань молиться о пробуждении!" Так я оказался в тупике, в тисках...

День и ночь продолжалась эта борьба. Просыпаясь по ночам, я был весь мокрый. В это время я не был болен, у меня не было гриппа, не было температуры. Нет, причиной этому была борьба, происходившая в моём сердце. Иногда казалось, что я этого не выдержу. А Господь, не переставая, шёл дальше.

Однажды, через Своё Слово, Он сказал мне: "Эрло, то, что ты делаешь наименьшему, верующему в Меня, то ты делаешь Мне. И потому в день суда Я буду судить так: Я возьму наименьшего в твоих глазах, и знай, что то, что ты сделал этому человеку, то ты сделал Мне".

Я был потрясён: "Что... Господь?!..." (Знаете, друзья, если Господь говорит с тобой, то Слово, которое ты, казалось бы, знал, начинает вдруг открываться как-то по-особенному, и тогда тебе становится понятным его истинное значение).

И вот я спросил себя, кто же является меньшим в моих глазах. Задайте и вы себе этот вопрос. Кто в ваших глазах выглядит наименьшим? Хотите вы проверить свою духовную жизнь, насколько она глубока? Хотите ли измерить свою любовь к Господу и узнать, насколько вы близки к Нему? Тогда посмотрите на ваши отношения к самому меньшему в ваших глазах, который верит в Иисуса Христа. Знайте, что ваше отношение к Господу нисколько не ближе, чем к этому человеку, и любите вы Иисуса ничуть не больше, чем его. Эта и есть действительная и верная картина вашего христианства в свете вечности! Всё остальное - только ложь и обман и является лишь наружным, "святым" блеском, потому что истина, сказанная Господом, такова: "То, что ты сделал меньшему, то ты сделал Мне".

Да, дорогие друзья, если всё увидишь в свете Божием, то это может глубоко потрясти, перевернув в тебе всё. Но это и хорошо, потому что то, что находится в твоём сосуде, выльется наружу.

Так и я вынужден был признаться пред Господом, что у меня всё совсем не так, как должно быть по Слову. Хватает ли ребёнку одеяла, чтобы укрыться, тепло ли ему, - это меня не волнует, пока мне самому тепло. Если я не сплю рядом с человеком, который храпит, - тогда всё хорошо; пусть с таким спят другие. Но ведь придёт тот день, когда Господь скажет: "Знаешь ли, что это Я был с тобою, и Я храпел". И тогда не останется ничего другого, как только сказать: "О, Господь! Если бы я это знал в то время, то охотно бы спал рядом с Тобою..."

Вот так мы можем быть испытаны Богом. Испытаны в тот час, когда мы этого не ожидаем. Господь явится нам в образе больного, калеки, слепого и нищего, в образе униженного нами брата или сестры и будет ожидать от нас любви и сострадания. В тот момент мы будем взвешены на весах Слова Божьего, и тогда будет измерена наша истинная любовь. Всё это действительные факты, друзья, и если мы не готовы принять это серьёзно сейчас, если мы сегодня не посмотрим этому честно в глаза, тогда нам придётся сделать это в день суда. Это произойдёт непременно, если Бог - не лжец, и если слова Священного Писания являются истиной.

Однажды, стоя под деревом, я мог наблюдать такую картину. Несколько чёрных людей, которых я не знал, смеясь, разговаривали между собой, показывая на меня. "Посмотрите-ка, как выглядит этот белый! - говорили они. - Наверняка, он - пьяница, но, пожалуй, ещё не из самых худших!" Не знаю, как я выглядел тогда, но вот так может Господь унизить и смирить гордого и высокомерного. Раньше я смотрел на других сверху вниз, но когда Господь начал надо мной Своё дело, тогда другие люди смотрели на меня сверху вниз.

Шли дни, а Господь всё ещё продолжал проходить по моей жизни, открывая мои дела и выводя на свет всё сокровенное. Он говорил мне: "Эрло, когда ты говорил с тем ребёнком, с этой женщиной и с твоим братом, делал ли ты это так, как это делал бы Иисус? Было ли твоё существо и твоё поведение Его существом и Его поведением?... Что же ты молчишь, Эрло?! Скажи Мне, как у тебя выглядит это, и как обстоит дело с тем?..."

И я не выдержал: "Господь! Я не могу больше!... Господь, я больше так не могу!!..."

Тогда я услышал Его слова, обращенные ко мне: "Эрло! Не ты ли молился о пробуждении?!... А теперь говоришь Мне, что больше не можешь! Что ж, хорошо. Тогда оставь это. Тогда Я не приду! Ты просишь о пробуждении, умоляя Меня прийти к вам, а когда Я прихожу и начинаю действовать, ты говоришь, что не можешь! Разве ты не знаешь, что когда Я прихожу, то начинаю суд с дома Божьего, а не с тех, кто находится вне его!"

Можете вы теперь понять, дорогие друзья, почему так много людей молятся о пробуждении, но очень и очень немногие получают просимое. Многие из них заканчивают свой жизненный путь и умирают, так и не дождавшись пробуждения. И знаете почему? Потому что у некоторых таких благочестивых, молитва о пробуждении является не чем иным, как только игрой благочестивых слов на их устах. Но Господь не любит театра! С лицемерами Он не хочет иметь ничего общего! Я верю от всего сердца и говорю это всем открыто, что если наша жизнь | соответствует Слову Божьему, тогда нет нужды просить о пробуждении, потому что оно неизбежно придёт как естественное последствие такой жизни и такой веры. Не нужно также молиться о потоках воды живой, потому что, как только наша вера начнёт соответствовать Писанию, они тут же, незамедлительно сами потекут из нашей жизни и из нашего чрева. Так что, если уж молиться, то давайте лучше умолять Господа о том, чтобы Он помог нам привести свою жизнь в порядок и приобрести веру, которая была бы действительно такой, как говорит о ней Священное Писание.

Итак, Господь совершал надо мной Свою работу до тех пор, пока я, в конце концов, не сказал: "О, Господь! Делай то, что Ты хочешь! Я готов заплатить любую цену, даже если мне придётся вкусить смерть! Я готов! Я хочу быть готовым! И если Ты видишь, что это ещё не так, то сделай меня таковым!"

Однако при этом я осмелился сказать Богу нечто такое, за что и сегодня ещё мне очень стыдно. Я просил Его: "Господь, пошли нам пробуждение, только, пожалуйста, сделай так, чтобы во всём был порядок; чтобы всё шло по обычаям, к которым мы привыкли; чтобы всё было ясно и трезво, без надуманного и вымышленного". (К тому времени у нас уже были свои порядки и законы, своя установленная схема благочестивой христианской жизни).

В ответ на это Господь строго сказал мне:"Эр-ло! Кто есть ты и кто есть Я?! Разве ты - Мой учитель, а Я - твой ученик? Можешь ли ты указывать Мне, как поступать?! Если Мой Дух действует, и Я начинаю Своё дело, то делаю так, как Я хочу, а не так, как ты этого хочешь! И потому, если ты не смиришься, склонясь предо Мною, если не оставишь свои пути и свои представления, тогда Я не приду. Ибо твои пути - не Мои пути, и мысли твои - не Мои мысли!"

О, да... Такое способно разбить и сокрушить сердце!

Сегодня я понимаю, конечно, что только то, в чём пребывает Бог и что совершается Богом, - является истинным. Всё остальное - это только плод ума и вымыслов человеческих. Порядок есть только там, где есть Бог. Где нет Бога - там нет и порядка. Даже, если внешняя обстановка выглядит спокойно и все молчат, как мыши, то в мыслях всё мечется, роется и копошится. Только там может быть истинный порядок, где над всем господствует и всем руководит Господь. Без этого - порядка быть не может.

Когда действует Бог, Он делает так, как хочет. Мы не можем Ему предписывать и диктовать, не можем указывать, что это должно быть так или иначе. Бог есть Господин, и Его действия - суверенны. Руководство - это только Его право! Он - не раб наш, не наш ребёнок и не наш ученик! Он не является нашей маленькой собачкой, которую мы зовём и ведём на поводке так, как хотим. Нет, Он - Бог Живой, Господь господствующих! И только тогда лишь, когда мы дадим Ему возможность действовать в нашей среде как Живому Богу, Он может прийти к нам. Иначе мы будем напрасно молиться о действии Божием.

Вот так и в этом вопросе Господь подвёл меня к тому, что я способен был сказать Ему о своей готовности принять Его Божество и безраздельное господство.

Дорогие друзья! Всё это время, пока Бог был занят мной, я даже не предполагал, что, открывая грехи во мне, Он одновременно начал действовать через это на сердца других. Та же волна раскаяния охватила остальных, и Дух Святой совершал свою работу среди общины, открывая каждому его греховность и приводя к осознанию этого и покаянию. Один шёл к другому, прося прощения за свою неприветливость. Другой осуждал себя за то, что, вразумляя своего ребёнка, делал это не в правильном тоне и без мира в сердце. Муж мирился со своей женой, жена - с мужем, дети - с родителями, друзья - с друзьями. Они говорили друг другу: "Прости меня, я говорил о тебе плохое. Прости мне, в моём сердце была горечь против тебя. Прости, потому что я осуждал тебя, вместо того, чтобы прийти к тебе лично, как этому учит Писание". Так они приводили свою жизнь в порядок и заключали мир с ближними.

Кто-то писал мне письмо и просил: "Брат, прости меня! Я говорил про тебя неверно. Пожалуйста прости меня, ибо ты - слуга Божий..." О, теперь я не имел никакого права взыскивать с других, потому что сам был грешником, который молился: "Господь, помилуй меня! Спаси меня от моих грехов!" Молились об этом и другие, говоря: "Господь, спаси нас, - или мы здесь умрём!"

Так Бог работал тогда в наших сердцах и продолжал Своё дело до тех пор, пока не очистил нас от всего того, что огорчало Его Духа. И когда из нашей жизни были убраны все греховные сатанинские вещи, когда был приготовлен путь Господу, чтобы Он мог действовать, тогда вдруг однажды, в момент, когда мы совсем не ожидали этого, расторглись небеса, и Дух Святой сошёл на нас со своей высоты так, как это произошло в дни Апостолов.

В Первом Послании Петра 14:17 мы читаем, что дело Господа всегда начинается с суда над домом Божиим. Именно здесь начинается труд Святого Духа. При этом Он начинает не с грехов других людей, не с грехов наших детей и не с грехов наших родителей, а с наших собственных грехов. Дорогая жена! Это начинается не с грехов мужа! Тогда тебе придётся мести у своего порога! И ты, муж, забудь грехи твоей жены! Очищай свою собственную жизнь! Друзья мои! Это и есть Благая Весть! Не нужно ждать ближнего! Это может начаться с меня и с тебя! И тогда необходимо будет оставить свои любимые грехи и убрать из своей жизни и из своего собственного сердца всё, что огорчает Духа Святого. Ведь дело в том, что чужой грех, неверные поступки и пороки наших ближних и наших так называемых "врагов" не могут угасить горения Духа Святого в нашей собственной жизни.

Слово Божие говорит нам не случайно, чтобы мы не огорчали Духа Святого и не угашали Его, потому что это факт, что именно познавшие Господа способны делать то, чего не могут сделать безбожники. Ведь не они, отвергающие Бога, а именно мы, христиане, огорчаем и угашаем Духа Божьего своей нечистой жизнью и своими грехами.

Мы не можем ожидать, что неверующие обратятся, если собственная жизнь у нас, обращенных, - не в порядке. А если даже это и произойдёт, и кто-то вдруг уверует через нас, тогда исполнится Слово, которое говорил Иисус к фарисеям: 'Торе вам, книжники и фарисеи, лицемеры, что обходите море и сушу, дабы обратить хотя одного; и когда это случится, делаете его сыном геены, вдвое худшим вас" (Ев. от Матф. 23:15).

Церковь и община не может быть дальше своих руководящих. Если же община и члены её находятся на более высоком духовном уровне чем пастор, тогда он уже не является их руководителем. Собственная жизнь проповедника должна быть чистой, и отношения его с Богом - правильными, чтобы Бог мог через него действовать.

Если нет пробуждения, то мы не можем обвинить в этом никого другого, как только самих христиан. Если Господь не действует там, где вы находитесь, кто в этом виноват? Не мир, не блудники, не гомосексуалисты, а благочестивые, которые называются домом Божиим! Поэтому с них должен начаться суд Божий, хотят они этого или нет. И это - истина! Будь то сладкое известие для вас или горькая пилюля, но нужно проглотить её! Вы стоите на пути веяния Духа Святого, может быть, точно так же, как и я когда-то! Приезжайте к нам в Южную Африку, и я покажу вам то место в Мапумуло, где я стоял и плакал, поняв, что именно я стою преградой на пути к пробуждению! И я каялся тогда!...

Библиотека христианской литературы

Назад Содержание Дальше