"Эпические битвы последних дней"

 Рик Джойнер

 

Книга Рика Джойнера Эпические битвы последних дней

Назад Содержание Дальше

Глава 6. Твердыня незаконной власти

Одно из наиболее примечательных утверждений сделано в Новом Завете, где Петр сказал, что мы должны быть "Ожидающими и желающими пришествия дня Божия" (1 Петра 3:12). Очевидно, Петр бы не сказал этого, если бы нам было невозможно ускорить приближение дня Господа. Если мы можем ускорить пришествие Его дня, то, очевидно, мы можем и замедлить его. Мы можем быть также уверены, что поскольку враг знает, что ему осталось немного времени, он будет делать все, что он только может, чтобы помешать нам ускорить приближение дня Господня, и будет заставлять нас делать все, что может оттянуть пришествие этого дня.

Жатва придет. Она уже пришла во многие части мира, и прежде чем настанет конец. Дух будет излит на всякую плоть. Однако в духовном продвижении есть немалые камни преткновения, которые нам надо рассмотреть, если мы хотим получить пользу от приближающегося пробуждения. Эти камни преткновения не настолько большие, чтобы остановить пробуждение в целом, но они могут ограничить его размах, глубину, силу и плод.

Жатва в любом случае принесет урожай со всего, что было посеяно, как добра, так и зла. Жатва, которая отмечает конец времен, уже началась, но поскольку многие полагают, что жатва - всего лишь великое пробуждение, они не видят ее и не понимают. Писание учит, что жатва начинается с того, что сначала собираются плевелы (см. Матфея 13:38-40, 49), и это какое-то время будет продолжаться. Во многих случаях все выглядит так, будто мы пожинаем только плевелы. Это может быть болезненным какое-то время, но эта боль будет в полную меру оценена, когда начнется полная жатва, и мы сможем избежать многих ошибок, которые были сделаны ранее.

Один из аспектов жатвы плевел, который оказал в последние годы значительное воздействие на тело Христово в международном масштабе, связан со скандальными выступлениями телеевангелистов. Это не означает, что их участники были "плевелами", тем не менее, предлагались практические действия к теологические учения, которые благодаря этим событиям начали распространяться. К несчастью, эти плевелы были вскрыты не в церкви, а через светские средства массовой информации. Как заметил один из моих друзей на встрече за круглым столом, которую мы организовали, "Господь использует светские средства информации, чтобы наводить порядок в церкви, потому что мы отказываемся судить сами себя". В этом замечании заключена важная истина.

Господь не в первый раз использует внешние средства для приведения Своего народа в послушание. Когда Израиль отступал, Он позволял соседям побеждать его и угнетать. Это приносило покаяние, что позволяло Господу восстанавливать его суверенитет. То, что Господь позволяет мирским средствам массовой информации делать церкви замечания, должно восприниматься как очевидный признак нашего падшего состояния. Очевидно также, что большая часть церкви искренно отдала себя покаянию. Показателем того, что покаяния достаточно для Бога, будет восстановление нашего суверенитета - когда церковь способна будет судить саму себя.

Хотя Господь использовал языческие народы для наказания Израиля за отступничество. Он затем уничтожал эти народы за их гордость. Это может шокировать наши человеческие чувства, но ведь эти языческие народы оставались языческими. Они поклонялись идолам, и во время оккупации Израиля неизбежно пытались навязать ему поклонение идолам. То же самое происходит между мирскими средствами информации и церковью. Многие христианские средства информации обратились к мирским методам. Это не входило в дисциплинарные намерения Господа, и если мы не избавимся от этого, то последствия будут еще более серьезные.

Неверное покаяние

Журналистика перешла черту, после которой стала одним из основных плацдармов "клеветника братьев" и одним из равных преткновений для духовного продвижения. Это относится не только к мирским средствам массовой информации, временами многие христианские средства информации ^ступают даже менее честно и достойно, чем мирские. Многие из основных приемов христианских средств информации основываются скорее на гуманистической философии журналистики, чем на библейских принципах. Сегодня христианские средства информации являются величайшим источником смертельного яда, распространяющего разрушение в западной церкви - духа неправедного суда. Господь использовал средства информации потому, что мы не способны были судить сами себя, но решение для нас состоит не в том, чтобы подражать путям язычников, а в том, чтобы вернуться к Богу и Его праведному суду, помещенному в Его Слове.

Есть позитивный скептицизм, стремящийся к вере, который продемонстрировали верейцы, исследовавшие Писание, чтобы найти подтверждение проповеди Павла и Варнавы. Есть другой вид скептицизма, поддерживающий сомнение; такие люди хотят видеть в других самое худшее, потому что это так или иначе помогает им возрастать в своих глазах или, по крайней мере, не так явно чувствовать свои недостатки. Такой вид сомнения - самый трагичный и губительный. Когда в великий день суда будет читаться история этой земли, мы, возможно, узнаем, что зло сомнения губительнее рака или СПИДа. Великие души сами поднимаются к еще большим высотам, поднимая выше других. Критика принимает вид мудрости, но это мудрость с темной стороны, это плод дерева познания добра и зла.

Начиная с 60-х годов средства массовой информации на Западе, включая христианские, почти полностью окутаны темной стороной скептицизма. Сейчас для христианского журналиста кажется немыслимым написать статью о церкви, движении или событии без хотя бы какой-нибудь критики. Слухи или даже самые низкие сплетни часто преподносятся как факты, и при этом тех, о ком идет речь, даже не спрашивают об их отношении ко всему этому. Распространитель сплетни несет такую же вину, как и ее автор. Все это обычно делается просто во имя того, что люди имеют право знать или что их надо предостеречь от ошибки, но предостерегаем ли мы от ошибки, когда сами совершаем одну из самых серьезных ошибок, становясь соблазном?

Писание предельно честно в раскрытии достоинств и недостатков даже великих духовных героев, но все это написано с целью наставления других путям Божьим, а не для того, чтобы просто показать грязь. Как может журналистика оправдать свое отступление от библейских увещеваний, таких как: "Никакое гнилое слово да не исходит из уст ваших, а только доброе для назидания в вере, дабы оно доставляло благодать слушающим" (Ефесянам 4:29), или "Если же согрешит против тебя брат твой, пойди и обличи его между тобою и им одним" (Матфея 18:15).

Как уже сказано, процедура, показанная нам в Матфея 18 для обличения брата в грехе, дана нам не для того, чтобы стать соблазном. Отказ от этой процедуры, особенно в журналистике, может произвести гораздо больший соблазн для чад Господа, чем какой-либо другой источник. Через такую журналистику и через так называемую охоту на ересь в церковь пришло гораздо больше вреда, чем через сами ереси, которые они пытались вскрыть.

Какой властью?

Александр Солженицын однажды сказал: "В западных странах пресса стала величайшей силой, превосходящей законодательную, исполнительную и судебную власти. Однако хочется задать вопрос: по какому закону она избрана и кому она подотчетна?" Вопрос Солженицына жизненно важен для западного общества, но еще более важен для церкви. Пресса обладает необычайной силой; но какой властью она избрана и поставлена? Господь поставил старейшин в церкви, чтобы дать ей защиту и направление. Для этих старейшин, которым предоставлено такое влияние в церкви, Он установил также высокие нормы. Но кому подотчетна христианская журналистик, и какие нормы она должна соблюдать?

Это важный вопрос. Как мирские средства информации могут сейчас манипулировать общественным мнением и диктовать политику иногда даже более успешно, чем избранные нами власти, так и христианские журналисты могут делать то же самое в церкви. Кто дал им эту власть? Получена ли она благодаря их способностям, или через помазание и поручение от Бога? Имеем ли мы право оказывать на церковь такое массированное влияние просто потому, что у нас есть способности к маркетингу и распространению журналов, газет и программ?

Иаков предупредил: "Братия мои! Не многие делайтесь Учителями, зная, что мы подвергнемся большему осуждению" (Иакова 3:1). Это крайне серьезный вопрос - иметь влияние в доме Господнем. Надо быть очень осторожным в его приобретении и использовании. Павел говорил, что он не превышал ту власть, которая была ему дана (см. 2 Коринфянам 10:14-18). Мы все имеем сферу власти, которая дана нам и если мы преступаем эту власть, то подвергаемся опасности " выхода за пределы благодати, которая была дана нам для того, чтобы мы устояли на Его пути.

Где старейшины?

Многое из того, что делается сегодня христианской журналистикой и охотниками за ересью относится к сфере авторитета, которая была дана старейшинам церкви. Само значение слова "старейшина" говорит о некоторой степени продолжительности пребывания в служении и верности церкви, прежде чем человеку дается такое влияние. Старейшина (пресвитер) было высшим и наиболее уважаемым положением в библейской церкви. Сегодня журналисты, которые могут быть неподотчетны никому, кроме главного редактора, и которые могут не подходить ни под один из библейских стандартов для лидерства в церкви, могут тем не менее иметь больше влияния через средства информации, чем даже наиболее помазанные и истинные служители церкви.

Умение писать может быть одной из сторон библейского служения, и есть журналисты, проводящие, без сомнения, духовное служение как учителя, пасторы и т.д. Некоторые из них остаются верными библейским нормам, которые требуются от лидеров церкви, и они должны признаваться в церкви как старейшины. Для таких людей журналистика является подходящей трибуной для выражения данного им авторитета. Тем не менее, они тоже могут оказаться соблазном, если не соблюдают библейскую процедуру, установленную для того, чтобы вносить в церковь исправление.

Многие из тех, кто являются источником преобладающего духа критиканства или неправедного суда, стоят не в истинном помазании, а на позиции влияния, приобретенного иными методами. Одни приобрели такую позицию после учебы в школах, основанных на гуманистической философии журналистики. Эта философия действительно имеет претензию на мудрости и истину, но фактически противоречит Самой Истине. Другим можем быть дано истинное поручение от Бога, но они отдают себя путям и духу этого мира.

Иоанн сказал: "...весь мир лежит во зле" (1 Иоанна 5:19).

Пути мира - не пути Божьи, а Павел увещевал в послании к Ефесянам:

Отложить прежний образ жизни ветхого человека, истлевающего в обольстительных похотях,

А обновиться духом ума вашего

И облечься в нового человека, созданного по Богу, в праведности и святости истины (Ефесянам 4:22-24).

Если мы хотим быть "созданы в праведности и святости истины", мы должны облечься в новое сознание и жить философией, которая отличается от философии этого мира.

Добрые намерения

Многие христианские журналисты выходят на это поле с намерением попытаться обеспечить источник информации, альтернативный средствам мирской информации. Это достойное видение, и оно на самом деле нужно. Церковь призвана к тому, чтобы быть столпом и утверждением истины. Однако уровень точности информации в христианской журналистике не выше, чем в мирской - он лишь имеет более духовный уклон. Сообщения христианских журналистов о событиях, которым я был лично свидетелем, или о людях, которых я знаю, бывают потрясающе недобросовестными и недостойными. Некоторые из них настолько склонны к использованию сплетен, слухов и даже очевидных домыслов, что могли бы конкурировать с бульварными газетенками. Истина - самое драгоценное, чем мы владеем, и мы не можем больше позволять компрометировать ее, иначе мы будем судимы, как это обещано за подобное обольщение.

Те, кто попали под влияние гуманистической философии журналистики, возможно, думают, что мы поверхностны, слепы или просто простофили, если не выставляем напоказ недостатки других, когда пишем о них. Однако, гораздо лучше быть осмеянным людьми, чем оказаться соблазном в глазах Божьих. Мирские методы поиска истины очень сильно отличаются от того пути, по которому мы можем действительно дойти до истины, которую можно найти только в Иисусе и которая может быть найдена только в том случае, если мы водимы Святым Духом. Светские школы могут научить нас технике письма или дать другие необходимые технические знания, касающиеся средств массовой информации, но та философия, которую они сеют в своих читателях в христианских средствах информации, становится разрушительной.

Суд над журналистикой

Последние несколько лет христианские телевизионные служения подвергаются довольно суровому суду. Благодаря телевидению отдельные люди получили гораздо большее влияние в церкви, чем им дал Бог. Всякий раз, когда мы выходим за рамки того авторитета, который был предназначен для нас Богом, мы выходим за рамки благодати и поэтому неизбежно падаем. То же самое испытание Господь применит к христианским средствам массовой информации, только в других формах. Господь разберется и с мирскими средствами информации, но "время начаться суду с дома Божия" (1 Петра 4:17). Христианская журналистика вскоре подвергнется такому же суду, какой испытали телевизионные проповедники.

Было время, когда доверие и уважение к телевизионным проповедникам упало, пожалуй, ниже, чем к какой-либо другой профессиональной группе, включая политиков и юристов. Есть политики и юристы, живущие по высочайшим стандартам честности, но они все равно несут ответственность за всю свою профессию. Это потому, что исправлению должны подвергнуться сами корни этих профессий. Точно так же есть много журналистов, которые искренно стараются жить по высочайшим стандартам истины и честности, но часто делают это на основании, которое просто не поддерживает истину. Вот почему основания поколеблются, чтобы могло остаться только то, что непоколебимо.

Мы вскоре войдем в период, когда христианские журналы, газеты и бюллетени подвергнутся интенсивному давлению испытаний. Выставляющие других напоказ будут сами выставлены напоказ и получат ту же меру суда, которой они измеряли других. Даже те, кто пытались быть честными и достойными, но при этом действовали на гуманистическом основании, увидят, как поколеблются их основания.

Можно ли избежать этого суда? Писание ясно учит нас, что суда можно избежать искренним покаянием. Мы "можем судить себя сами, чтобы не быть судимыми". Покаяние - больше, чем просто просьба о прощении за ошибки, покаяние означает возврат туда, где мы свернули на неверный путь, чтобы пойти по правильной дороге. Это также часто включает исправление того, что было сделано неправильно, если это причинило вред другим.

Нам надо помнить, что во время жатвы мы пожинаем то, что посеяли и что "каким судом судите, таким и будете судимы; и какою мерою мерите, такою и вам будут мерить" (Матфея 7:2). Если мы сеяли неправедный суд, тогда суд вскоре придет и на нас. Если мы хотим пожать благодать, мы должны использовать каждую возможность, которую только можем, чтобы сеять благодать. Если мы хотим пожать милость, мы должны использовать всякую возможность, чтобы сеять милость. "Не обманывайтесь: Бог поругаем не бывает. Что посеет человек, то и пожнет" (Галатам 6:7).

Благодать истинной власти

В соответствии со многими примерами в Новом Завете бывают времена, когда необходимо обращаться к заблуждениям некоторых движений или сект. Сам Господь Иисус сказал Своим ученикам: "Берегитесь закваски фарисейской" (Матфея 16:6). Почти вся книга послания к Галатам и основная часть других апостольских посланий посвящены исправлению ошибок в учении и действиях. Основная разница здесь в том, что те, кто это делал, имели власть вносить такие исправления.

Причина, по которой творится неверный суд, а исправления, даже очень нужные, делаются в неверном духе или манере коренится в существующем вакууме, который создается потому, что те, кому дана власть, уклоняются от правильного ее использования. Это не оправдывает тех, кто использует власть неверно или самоуверенно, пытаясь внести в церковь исправление, не имея на это авторитета, но это можно понять. Мы можем даже оценить мужество некоторых из них в решении вопросов, которыми никто другой не хочет заниматься, но это все равно не исправляет дела. Хуже того, это подвергает смелых людей опасности стать соблазном. Стенание Павла коринфянам относится и к сегодняшней церкви:

Разве вы не знаете, что святые будут судить мир? Если же вами будет судим мир, то неужели вы недостойны судить маловажные дела?

Разве вы не знаете, что мы будем судить ангелов, не тем ли более дела житейские? (1 Коринфянам 6:2-3).

Возможно, основная причина, по которой церковь настолько заполнена неправедным судом, состоит в том, что в церкви нет образца праведного суда. Пока старейшины не займут своего должного места у ворот, церковь будет продолжать попадать под влияние суда светских средств информации и охотников за ересями, которые, независимо от того, насколько добры их намерения, сеют разделения и неправедный суд, который ранит тело Христово больше, чем ошибки, которые они выставляют напоказ.

Господь дал церкви поручения, которые мы не сможем выполнить без единства. Праведный суд - одно из них. Вопрос должен решается лидерами церкви на каждом уровне, если мы хотим выполнить свое поручение на данный час. Неправильный суд можно рассматривать как источник большинства конфликтов в мире. Поскольку церковь призвана быть светом миру, мы должны иметь ответы на проблемы мира. Как мы можем помочь праведному суду в мире, если мы не можем судить даже самих себя?

Учитывая многие эксцессы в прошлом и склонность отдельных людей брать на себя власть, выходящую за рамки того, что им назначено, можно понять, почему остальные предпочитают держаться подальше от этого трудного вопроса. Однако наше продолжающееся небрежение в этом главнейшем поручении будет стоить нам очень дорого. Пока мы не принесем праведный суд в церковь, а затем через церковь в мир, мы будем продолжать находиться под влиянием неправедного суда этого мира.

Все книги Рика Джойнера

Назад Содержание Дальше