Крещенный огнем

 Джек Хайвэл-Дэвис

 

Книга Джека Хайвэл-Дэвиса Крещенный огнем

Назад Содержание Дальше

Глава 16. Пересекая далёкие моря

“Бог действует таинственным путем, чтоб чудеса Свои творить”

По всей вероятности эти слова часто приходили на ум Виглсворту во время его разъездов для служения. И, конечно, они подходят к его миссиям в Австралию и Новую Зеландию.

Шел 1921 год. Два человека, совершенно незнакомые между собой и жившие за многие тысячи миль друг от друга, должны были встретиться в Дании. Один был из юго-западной провинции Китая, граничащей с Бирмой и Вьетнамом. Другой же — с малоизвестной улицы в Брадфордс, Йоркшир.

Дж. Фуллертон был датским миссионером и работал в Китайской островной миссии (КОМ). За два года до этого, в 1919 году, он был в провинции Юньнань, где произошло излияние Святого Духа и христиане вдруг “заговорили на иных языках”. Фуллертон, благочестивый человек, проводивший много времени в молитве, приветствовал этот опыт. Но, как это часто случалось в тс дни, из-за этого он был освобожден от своей должности советом КОМ. Несломленный, он поехал на север и открыл свою миссию в Хэнане, провинции в центральной части Китая. Провинция занимает территорию примерно в 65 тысяч квадратных миль, и сегодня там проживает почт” столько же людей, сколько в Великобритании. Его начинание было очень успешным, и удивительно, что он не стал знаменит. Около девяти тысяч китайцев, поклонявшихся до этого идолам, вошли в состав тех церквей, которые основал этот человек.

Во время одной из вечерних молитв в своей маленькой часовне в Лояне он почувствовал “странное побуждение” молиться за незнакомую ему страну — Новую Зеландию. Британские миссионеры работали там уже более ста лет, и многие иммигранты привезли с собой туда христианскую веру. Кроме того там выступало множество выдающихся евангелистов-проповедников на пророческих съездах. В Новой Зеландии не было недостатка в здравом библейском учении, а потому та молитвенная ноша за эту страну, которая при-
шла к Фуллертону, не находила здравого объяснения.

В 1921 году во время отпуска Фуллертон вернулся домой, в Данию. “Случайно” в это же время Виглсворт проводил одно из своих служений в Копенгагене. Фуллертон и Виглсворт встретились. Фуллертон поинтересовался, не планировал ли когда-либо Виглсворт поехать в Новую Зеландию. Виглсворт ответил, что нет. Тогда датский миссионер рассказал о "своих молитвах.

После возвращения из Скандинавии Смит Виглсворт стал ждать указаний от Господа и вскоре убедился, что должен ехать в Новую Зеландию. Он написал об этом Фуллертону, который связался с некоторыми христианскими лидерами в Веллингтоне. Те, в свою очередь, начали приготовления для евангелизационных собраний.

Одновременно с этими событиями Виглсворту пришло приглашение посетить Австралию. Оно пришло от госпожи Джанет Ланкастер, лидера “Зала влагой вести” в Мельбурне. Она также прислала весьма внушительную сумму денег (250 фунтов), в качестве платы за морское путешествие. И в конце 1921 года Виглсворт отправился в Австралию и Новую Зеландию.

Эстрадный артист

“Я планирую вечернее развлечение для пассажиров, — сказал Смиту руководитель отдыха на судне, вскоре после того как корабль отправился в путь. — Вы хотите участвовать в программе?” “Естественно, — ответил Смит, — я сделаю что-нибудь полезное”. “Что вы можете делать?” — спросил руководитель. “Петь”, — сказал он. “Отлично, нам подойдет певец, — ответил руководитель, не вполне осознавая, что за этим последует. — Есть ли у вас предпочтение
к какой-либо части программы, где бы вы исполнили свое соло?” — спросил он, показывая Смиту расписание. Смит, обладая завидным чувством юмора и догадываясь, что гвоздем вечера будут танцы, задумчиво произнес: “Что ж, давайте посмотрим”. Затем проповедник указал на свободное место в программе прямо перед танцами: “Поставьте мое выступление сюда”.
“Конечно”, — пообещал ничего не подозревавший распорядитель.

И вот наступил вечер отдыха. Смит сидел вместе с другими пассажирами и несколько нетерпеливо ждал, когда подойдет его очередь. Наконец распорядитель вечера, который выступал в качестве конферансье, объявил: “А сейчас перед нами выступит с сольным пением мистер Виглсворт из Йоркшира”.

Смит немедленно подошел к роялю и вручил пианистке экземпляр “Песен искупления”, показав ей ноты к гимну под номером 809. Когда та увидела слова, то в ужасе отказалась принять ноты, уверяя, что она не сможет аккомпанировать. Не смутившись, он повернулся к аудитории, а многие из людей были в вечерних туалетах, и начал свое соло без музыки. Своим чудесным баритоном он запел:

Если бы я только мог рассказать
о Нем так, как я знаю Его,
Моего Искупителя,
Кто осветил мой путь.
Если бы я мог сказать,
как прекрасно Его присутствие,
То, я уверен, что Он стал
бы и твоим сегодня.


Затем, радуясь тому, как его голос наполняет судовой в салон, он исполнил припев:

Могу ли я сказать это?
Могу ли я сказать это?
Как сияние Его присутствия
озаряет мой путь.
Я сказал бы это, я сказал бы это,
И я уверен, что Он станет
твоим сегодня.


Атмосфера была наэлектризована. Казалось, что если бы кто-то чиркнул спичкой, то все вокруг взорвалось бы. Но Смит еще не закончил. Он перешел ко второму куплету.

Если бы я мог сказать тебе,
как Он любит тебя,
И если мы смогли бы пройти
через заброшенный сад.
Если бы я мог рассказать о Его
смертельной боли и о Его прощении,
То ты стал бы поклоняться
у Его израненных ног, я знаю.


Наконец, он перешел к последнему куплету:

Но я никогда не смогу рассказать
о Нем так, как я знаю Его,
Человеческий язык не в силах описать
Божественную любовь.
Я могу лишь умолять тебя
принять Его,
И ты сможешь узнать Его,
лишь когда Он станет твоим.


И вот подошел последний припев: “Могу ли я сказать это?..” И с еще большим воодушевлением он пропел ответ: “Я сказал бы это... И я уверен, что Он станет твоим сегодня”.

Когда он закончил свое соло, собравшиеся не смогли перейти к танцам. “Вы все испортили”, — жаловались некоторые пассажиры. Один священник, следовавший в качестве миссионера в Индию, пробился сквозь толпу и бесцеремонно обратился к Виглсворту: “Как вы осмелились спеть эту песню?” “А как бы я не осмелился петь эту песню? — отпарировал Смит. — Это была моя возможность. Как же я мог не сказать об этом?”.

Виглсворт позднее услышал, что этот миссионер из Индии послал письмо в лондонский офис своего общества: “Я полагал, что на борту судна у меня нет возможности проповедовать. Но там отыскался водопроводчик, который нашел отличную возможность проповедовать всем. И он сказал мне такие вещи, что я чуть не лишился рассудка. Он сказал, в частности, что Деяния Апостолов были написаны лишь потому, что апостолы делали деяния. И я не могу этого забыть”.

На следующее утро после концерта Смит стал объектом горячих обсуждений. Когда он совершал моцион на палубе, к нему подошла молодая чета. “У нас ужасное положение, — сказали они. — Мы заботимся об одном джентльмене и леди в первом классе. Она — христианский ученый, одна из видных учителей этого движения, и она серьезно заболела. Судовой врач говорит, что надежды мало. Мы сказали ей о вас, и она хотела бы повидаться с вами”.

Виглсворт согласился навестить леди. Он вошел в ее каюту и со своей обычной резкостью сказал: “Я не буду ни о чем говорить с вами. Ни о вашей болезни, ни о чем-то еще. Я просто возложу руки па вас во имя Иисуса, и в тот момент, как я это сделаю, вы будете исцелены”.

Затем он возложил руки на женщину и повелел болезни оставить се. Она была мгновенно исцелена и встала с постели. Этот результат привел ее в замешательство. Она ходила в сильной задумчивости по палубе целых три дня. Но Виглсворт сопротивлялся искушению поговорить с ней. Он ждал, чтобы Святой Дух вначале заговорил с ней. Чувствуя сильное беспокойство, она попросила Смита навестить се еще раз.

“Что я должна делать?”, — спросила она его.

“Что вы имеете в виду?” — ответил он.

“В течение трех лет я проповедовала христианские науки, но всей Англии. Мы живем с мужем в
большом доме в Индии, и еще один дом у нас есть в Лондоне. Но теперь моя жизнь изменилась. И это что-то настоящее. Я — новая женщина”. Она сказала ему, что у нее есть теперь новая радость, но затем она спросила: “Могу ли я продолжать курить сигареты?” К ее изумлению он ответил: “Да, конечно, вы можете. Курите столько, сколько можете. Курите день и ночь, сели можете”. Затем она сказала: “Вы знаете, мы играем в карты: бридж и другие игры. Могу ли я продолжать играть?”

“Да, — ответил он. — играйте всю ночь напролет. Играйте дальше, если можете*. Наконец она сказала: “Вы знаете, мы пьем немного вина. Совсем немного с друзьями здесь, в нервом классе. Это нормально? Или надо бросить это?”

“Нет, — сказал он ей, — пейте все, что хотите, — и опять добавил: — если можете”.

Корабль продолжал свое плавание но Суэцкому каналу и Красному морю, затем остановился на дозаправку в Адене. К тому времени в жизни ученой женщины начали происходить важные перемены. Виглсворт был достаточно мудр, чтобы понять, что если он прикажет ей оставить эти так называемые 4предметы первой необходимости”, то перемены будут вызваны им, а не Святым Духом.

По прибытии в Аден она велела горничной отнести послание судовому телеграфисту. Оно отменяло закупку сигарет, которые она заказала перед отправлением из Лондона. “Моя жизнь изменилась. Я не могу больше оставаться со всеми этими вещами”, — так она объяснила свое решение.

Жемчужина Индийского океана

Шри-Ланка, или Цейлон, с любовью называют “жемчужиной Индийского океана”. Романист Хорас Уолпол, описывая Шри-Ланку дал английскому языку слово “serendipity”, означающее “счастливый шанс”. Похоже, что он “попал на остров благодаря счастливому шансу”.

Это красивый остров (я провел на нем два счастливых года), полный драгоценных камней и самоцветов, “золотых” пляжей и “золотой” воды (которую многие приземленно называют “чай”); сонных ананасовых и кокосовых лагун; это место добропорядочных людей и озорных обезьян.

Во время плавания судно, на котором путешествовал Виглсворт, зашло на Цейлон. Но для него это не было местом обзора достопримечательностей. Тс, кто “ знали, что он прибывает, так наполнили четыре дня его пребывания на острове проповедями и молитвами, что у него не было ни одной свободной минуты. Толпы людей осаждали его. “Вы знаете, четыре дня — это так мало для нас”, — сказали они. “Действительно это так, — согласился он, — но это хорошая возможность!”

Когда стали происходить чудеса исцеления, число людей, присутствовавших на собраниях, возросло до шести тысяч, несмотря на температуру 43°С. Тысячи не смогли войти в зал. Местные лидеры продолжали умолять. “Что нам делать, мы совсем не можем затронуть людей?” “Можете ли вы организовать собрание рано утром — в 8 часов?” — спросил он. Они сказали, что организуют его.

Одна из газет в Коломбо сообщила: “Как стало известно, люди съезжались со всех частей острова, включая больных, лишившихся всякой надежды и помощи. Они стояли часами у дверей зала, ожидая начала собрания. Большая часть (если не все) ушла домой здоровыми. Свидетельствуя о действенности молитвы и об исцелении от болезней, выступил Спельденвиндер из Канди, страдавший от вирусного рака желудка. Его случай был определен учеными медиками как безнадежный, но он заявил, что получил полное избавление от болезни через молитву мистера Виглсворта. Люди всех сословий, всех возрастов, различных религий и профессий посещали собрания господина Виглсворта, и хотя среди них были скептики, почти все ушли под сильным впечатлением его слов и действий... Учитывая разнообразие рас и вероучений на Цейлоне, можно сказать, что число принявших участие в этой кампании было рекордным”.

Сообщение также описывало различные виды исцелений, включая практику Виглсворта молиться над платками тех больных людей, которые не смогли посетить собрания. После молитвы платки отвозились больным и возлагались на них, что приводило к чудесным результатам.

Вот что сказал Виглсворт об этих собраниях, когда он достиг Австралии: “Я верю: чтобы затронуть людей, нужно быть чем-то большим, чем дым. Для этого нужно быть огнем. Там были тысячи, ожидавших снаружи, чтобы послушать Слово Божье. Там было около трех тысяч, одновременно взывавших о милости. И я скажу, это было зрелище. Но я скажу, что язычок пламени может сделать нечто! Все может измениться в огне. Это было тем переживанием, которое описано в 11-й главе послания к Евреям. Это пятидесятница! Нужно идти ВВЕРХ. Если пойдешь вниз, то уже не поднимешься. Как много тебя ждет впереди, если ты скажешь: "ГОСПОДЬ — ВЫШЕ!" А что же с твоими ногами? Не беспокойся о них, держи голову выше! И что бы та ни делал, не позволяй своему сердцу биться неверно, ибо оно там, где все освящено, и ты станешь огнем, воспламенившись внутри от Его силы.

Так и будет, это точно. Но вот что затронуло меня больше всего — и я говорил сегодня утром с сокрушенным духом об этом, поскольку я не хочу сбить вас с толку. Тысячи людей пытались дотронуться до меня. Они были так вдохновлены тем, что сила Божья присутствовала там. Люди везде свидетельствовали, что от прикосновения они исцеляются. Это не было заслугой Виглсворта. Это была та же вера в Сына Божьего, что и у людей в Иерусалиме, когда они говорили, что тень Петра исцеляет их”.

Австралия

4друзья, я хочу, чтобы вы знали, что я собираюсь пророчествовать во имя Господа, что эта женщина будет ходить. Если это пророчество не сбудется, то я никогда больше не буду пророчествовать. А если оно сбудется, то вы узнаете, что среди вас есть пророк”. Этими словами Виглсворт начал свое служение в баптистской церкви в Сиднее, Новый Южный Уэльс.

Перед ним была женщина, приковаш1ая к инвалидной коляске. На сцене находился врач по имени Фаллон, член этой церкви. Именно по его рекомендации служитель — преподобный Виллиам Лэм, который стоял тут же на сцене, позволил Смиту Виглсворту занять место за кафедрой. Впрочем, этот служитель не знал, что Виглсворт — пятидесятник.

Некий Филип Дункан, описывая эффект от вступительного слова Виглсворта, позднее говорил: “Все диаконы смотрели на служителя. Доктор Фаллон смотрел на свои ботинки. А Виглсворт смотрел на Господа”.

В полной тишине, воцарившейся за этим, Виглсворт помолился за женщину. Напряжение в атмосфере стало почти осязаемым. Затем, смотря прямо на женщину, он сказал: “Во имя Господа, будь свободна!” Он поднял женщину со стула и велел ей идти. Она ответила, что не может. Тогда, как пишет об этом Барри Чант в своей книге “Огненное сердце”, “Виглсворт сказал ей, что Господь исцелил ее и что она может ходить. Чтобы доказать это, он подтолкнул ее в спину. Она пошла!”.

После Сиднея Виглсворт поехал в Мельбурн, туда, куда он был приглашен вначале. Он начал свою Мельбурнскую кампанию в “Зале Благой вести” госпожи Ланкастер. Люди во множестве стекались туда, прослышав об обращениях и исцелениях. Одним из исцеленных был мистер Харрисон, чей сын позднее стал ” ректором “Библейского колледжа содружества”. Харрисон вышел вперед для молитвы. У него было более тридцати раковых наростов на шее, и потому он не мог носить узкий воротник или галстук. Было определено, что хирургическое вмешательство не поможет. Виглсворт помолился за него, затем сказал: “Иди домой и спи. Утром сними повязки”. Затем английский проповедник ударил этого человека по шее и потребовал во имя Господа, чтобы наросты пропали. И они исчезли. На следующее утро от наростов не осталось и следа. Слухи об этом исцелении и о других подобных случаях распространились по Мельбурну, подобно степному пожару. “Зал Благой вести” не смог вместить людей, желающих увидеть Виглсворта. Тогда собрания были перенесены в гигантский зал “Вирта Олимпия”. Это здание занимал цирк с тем же названием.

Объявление, появившееся в одной из Мельбурнских газет носило знаки евангелистской смелости или веры:

ГЛУХИЕ СЛЫШАТ, НЕМЫЕ ГОВОРЯТ
Глухие слышат, немые говорят, хромые ходят,
парализовашшс встают с колясок.

УДИВИТЕЛЬНЫЕ ЧУДЕСА
ПРОИСХОДЯТ В “ОЛИМПИИ”

Когда йоркширский евангелист Смит Виглсворт помолился за миссис Джонсон из Спрингвсйла, которая была прикована к инвалидной коляске вот уже шесть лет, она встала и прошла по залу, и затем сама дошла до железнодорожной станции. Сцена в “Олимпии” была высотой почти в 2 5 метра. Однажды вечером Смит был более “подвижным”, чем обычно. Во время проповеди он подходил все ближе и ближе к краю сцены. И случилось неизбежное. Он подошел слишком близко к краю, пытаясь сохранить равновесие начал балансировать, и взмахнув руками, рухнул вниз, но все же каким-то образом ему удалось приземлиться на ноги. После этого он пронесся по проходу, взмахивая руками как крыльями ветряной мельницы, в отчаянных попытках сохранить равновесие. Все это время он продолжал проповедовать без перерыва. Чтобы не ' упасть, он наконец схватился рукой за плечо человека, сидевшего у прохода. К концу собрания этот человек вышел вперед, возбужденно рассказывая, что боль в его теле, о которой он хотел просить помолиться, сразу же исчезла, как только рука Смита Виглсворта оказалась на его плече.

В общей сложности тысяча человек обратились в веру во время этих собраний.

После Мельбурна он поехал в Аделаиду, где сформировался, хотя и немногочисленный, центр пятидесятнического движения в Южной Австралии. Все началось с исцеления человека, который должен был пройти лечение в госпитале по причине сильного воспаления руки. Когда Виглсворт подошел к нему в очереди на исцеление, то спросил его, в чем состоит его болезнь. Молодой человек ответил ему. Смит сказал: “Все в порядке, сынок. Господь знает об этом. Уповай на Господа. Все с тобой будет хорошо”.

Молясь за остальных, Виглсворт двигался вдоль очереди. Через несколько минут он вернулся и сказал: “Эй, сынок, сними-ка эти повязки”. Тот снял. Не было ни опухоли, ни следа, и не было нужды ложиться в госпиталь.

Для австралийцев Виглсворт был человеком неординарным. В. А. Бьюканан, зять Джанет Ланкастер, ставший позднее известным лидером христианской книготорговли, путешествовал вместе с Виглсвортом в поездке по Австралии, и иногда им приходилось ночевать в одном помещении. Некоторые из забавных эпизодов он рассказал своему сыну Кларри. “Особенно замечательным было то, — писал Кларри, — как "Вигги" (так в нашей семье нежно называли Смита Виглсворта) готовился отходить ко сну: надев свою старомодную ночную рубашку, он прыгал в постель, быстро говорил "Спокойной ночи, Господь" и мгновенно засыпал”. Бьюканан объяснял, что Смит буквально весь день ходил и говорил с Господом, и не было необходимости ждать особого общения перед отходом ко сну.

Новая Зеландия

Нет сомнения, что из всех тех мест, которые предстояло посетить Смиту Виглсворту, Новая Зеландия была уникальна.

Датский миссионер Фуллсртон и его жена запланировали свое возвращение в Китай через Новую Зеландию, так чтобы это совпало с прибытием туда Виглсворта. Однако этого не произошло. Виглсворт задержался в Австралии, и Фуллертонам пришлось продолжить свой путь в Китай. Однако этот миссионер выполнил часть того, что, как он верил, является Божьим планом для Новой Зеландии, и этот план включал Смита Виглсворта.

Бьюкананы стали теперь помощниками Виглсворта, поэтому они поехали в Веллингтон, чтобы сделать там необходимые приготовления. Но при очень ограниченных финансовых ресурсах можно было сделать совсем немного, чтобы люди узнали о прибытии Виглсворта. Все, что удалось успеть, это дать объявления, которые сделала маленькая группа, называемая “Общество христианского завета”.

Шел конец мая 1922 года, когда Смит Виглсворт добрался наконец до Веллингтона. Едва ли кто-то знал о нем и о том, что происходило во время его собраний на Цейлоне и в Австралии, так что его первое собрание проходило в маленьком зале воскресной школы рядом с баптистской церковью на улице Вивиан.

В этой скромной обстановке он встретился с относительно небольшой группой людей. Было проведено два собрания, одно утром, другое — вечером. Никто тогда бы не поверил, что это станет местом рождения сегодняшнего пятидесятнического движения Новой Зеландии.

Утром Виглсворт сосредоточил свое служение на изучении Библии. Главной темой были дела Святого Духа, особенно наделение силой от Духа и дары для назидания и возрастания церкви. Названия проповедей его первых собраний определяли намерения Смита: вера, крещение Святым Духом, дары Святого Духа, освящение верующего, второе пришествие Христа, чудесное исцеление больных, изгнание бесов.

Вечерние собрания включали молитвы за больных”. На носилках в зал внесли женщину в коматозном состоянии. У нее был туберкулез в поздней стадии. В своей обычной прямолинейной и бесстрашной манере Смит велел болезни уйти. Женщина мгновенно села. Затем, пока изумленная община взирала на происходящее, она сошла с носилок и пошла по залу. Когда до людей дошло, что они стали свидетелями чуда в наши дни, аудитория взорвалась криками крайнего изумления и восхищения.

Новости об этом и других исцелениях мгновенно облетели город. Зал воскресной школы стал слишком тесным для всех желающих, и собрания пришлось перенести в главную церковь. И этот зал быстро заполнили восемь сотен людей. Тогда пришел черед Городского зала, где количество собирающихся быстро достигло трех тысяч. Несмотря на это, многие оставались снаружи, не имея возможности попасть в зал из-за нехватки места. В Городском зале были не только обращения и исцеления, происходившие порой сенсационным образом, но многие были крещены Духом. Виглсворт продолжал свои проповеди и молитвы, ни на йоту не меняя своих методов. К изумлению людей, впервые попавших на его собрания, он перемежал свои проповеди высказываниями на языках, давая затем истолкование.

Веллингтонская еженедельная газета “Доминион” опубликовала 31 мая подробный репортаж с собраний в Городском зале под заголовком, набранным большими буквами: “Исцеления верой. Необыкновенные сцены в Городском зале. Глухие начинают слышать”. Е. Е. Пеннингтон, бывший тогда президентом “Новозаветной евангелической миссии” сообщал: “Евангелист Виглсворт приехал в Веллингтон, будучи мало кому известным. Не было звуков фанфар, возвещающих об этом событии. Сообщали об этом лишь несколько скромных объявлений в местной прессе... Его послание было поистине чудесным. Если со времен Филиппа, проповедовавшего людям Христа, можно кого-либо назвать проповедником праведности, так это, конечно, брат Виглсворт. Автор никогда не был свидетелем сцен, которые последовали за представлением Слова Божьего этим исполненным Духа человеком, хоть он (автор) и сотрудничал с такими мощными евангелизационными служениями, как служения докторов Торри, Генри Чапмена и других в Новой Зеландии. На собраниях Виглсворта иногда каялись 100-500 человек в день, и целые семьи входили в Царство Божье”.

X. В. Роберте в своей книге “Величайшее пробуждение в Новой Зеландии” повествует о случае с офицером Армии Спасения из Брисбена, который, как и еще примерно тысяча человек, не смог попасть на одно из собраний в Городском зале. Несмотря на то, что он проделал долгий путь, его просьбы остались без ответа.

В зале не нашлось ни одного сидячего или стоячего места для него. Однако он сумел и из этого извлечь пользу, начав проповедовать стоявшим снаружи людям, двадцать из которых в результате уверовали.

Виглсворт поехал затем в Крайстчерч по приглашению “Евангельской миссии в Сиденхаме”. За два года до этого они приняли пятидесятнические учения и благословения.

В то время рекламная кампания шла полным ходом. Крупно набранные объявления в прессе задавали вопрос: “Наделены ли вы силой свыше?” Это служило привлечению многих христиан, не удовлетворенных своей бесплодной церковной жизнью, а также любопытствующих неверующих. Опять огромные толпы посещали собрания, наполняя залы; опять многие не могли попасть в зал. Но теперь, когда успех собраний Виглсворта вырос, сообщения прессы стали недостоверными и в конце концов очень критическими.

Редактор “Сан” использовал свою колонку, чтобы выплеснуть насмешки лично на Виглсворта и на его учения. Его критиковали за акцент и, конечно, за методы. Он изображался, как “человек необыкновенной физической и ораторской силы”, который “сначала заводил [аудиторию] до состояния религиозного экстаза”. Его предложение исцеления “неизлечимым больным и обещание им излечения, когда не могло быть никакого шанса на успех” было окрещено как “самый жестокий вид пытки”. “Когда, — продолжал автор, — слепой пациент, которого он
обрабатывал, не начинал видеть, то это его вина, а не целителя. "У вас недостаточно веры", — говорит он неизлеченному страдальцу”. Далее в статье безапелляционно утверждается, что “он — обыкновенный знахарь, исцеляющий верой, знакомый с психологией толпы и владеющий, возможно, даром внушения выше среднего”. Затем, разоблачая больше себя, чем Виглсворта, автор заключает: “Время чудес прошло”.

Несмотря на плохую реакцию прессы, которая не оставалась без возражений со стороны исцеленных, кампания собраний вместе с обращениями, крещениями и исцелениями продолжала привлекать все большее число людей. Среди них были, как любила выражаться пресса, “деловые люди нашего города, и в том числе уважаемые и зажиточные бизнесмены”.

После Крайстчерча Виглсворт отправился на юг, в Данидин, используя “Зал первых поселенцев” для своих собраний по будням и “Зал Берне” но воскресеньям. Энтузиазм людей был здесь так велик, что те, кто не попал внутрь, залезали по стенам к верхним окнам, чтобы наблюдать за происходящим внутри хотя бы через окно.

Сотням людей приходилось уходить, не попав на служения, потому спонсоры кампании арендовали огромный “Принцесс театр”. Большое число народа, желавшего посетить собрания Виглсворта в Данидине, нельзя было приписать недостаточному количеству религиозных собраний в городе. Фактически субботний вечерний выпуск газеты “Ивнинг стар” в Данидине содержал объявления о 48 различных церковных богослужениях. Однако пресса и здесь начала атаку на Виглсворта, хотя один репортер, описывая случай изгнания бесов в газетной статье от 15 июня 1922 года, вынужден был признать: “Когда евангелист понял исходя из сути мольбы, что бес крепко держится за человека, он повелел свирепым тоном сатане "выйти вон" и насколько репортер мог видеть, бес вышел, и вышел поспешно (не было потрачено много времени впустую). Каждый случай изгнания занимал лишь несколько секунд, и глухие начинали слышать, а немые — говорить”.

Виглсворт продолжал собрания в Данидине до конца июня, затем он отправился назад в Веллингтон, чтобы 2 июля начать свою кампанию в этом городе.

Местные организаторы уже имели за плечами некоторый опыт и знали, что число желающих посещать собрания английского проповедника будет велико, поэтому они решили зарезервировать Городской зал для воскресных собраний, а зал методистской церкви на улице Таранаки для будничных вечерних служений. Хотя последний зал имел 1200 посадочных мест, многим не хватало сидячих мест. Зал был так переполнен, что понадобилась полиция, чтобы Виглсворт мог добраться до кафедры.

Чудесные исцеления были уже в порядке вещей, как и множество верующих, получающих крещение Духом. Старый смотритель методистской церкви сказал, что эти сцены напомнили ему лондонских методистов его молодости, которые ломали стулья и кричали свои молитвы хриплыми голосами. Неверующие на собраниях перепрыгивали через стулья и скамьи, чтобы пробраться к алтарю для молитвы.

Пресса снова начала травлю Виглсворта, что привело к тому, что некоторые из видных христианских лидеров Веллингтона организовали дачу письменных показаний теми, кто свидетельствовал о своем исцелении. Они были подписаны в присутствии известного и весьма уважаемого мирового судьи А. Бейкера. Затем они были изучены журналистом “Доминиона”, который писал в своем сообщении: “Письменные показания подлинны... Первое из них подписано работником молочной фермы, страдавшим от хронического гастрита и паралича обеих йог ниже бедра. Он мог передвигаться лишь на костылях. После молитвы за него нужда в костыле отпала, и он ушел домой самостоятельно”.

Далее он рассказывал о несчастье одной молодой женщины, у которой было двойное искривление позвоночника, и она страдала всю свою жизнь. Она могла встать с пола с большим трудом. Одна нога была короче другой на 3 дюйма (7,6 см). Виглсворт возложи;! на псе руки, помолился, велел ей встать, затем — идти. И она пошла. Репортер, который был прежде настроен цинично, писал: “Ее позвоночник выпрямился, нога удлинилась, и больное бедро исцелилось. Следующим воскресеньем исцеленная женщина смогла пройти на собрание дорогу в несколько миль”. Он заключил: “Есть еще несколько письменных показаний подобного рода, но отсутствие места не позволит нам опубликовать их”.

Смит продолжал молиться над платками, приносимыми от больных, которые не могли прийти на собрание лично. Размеры этой части его служения видны из объявления в прессе, что к концу собраний примерно тысяча платков еще осталась не забранной своими владельцами.

Спустя несколько дней после завершения второго этапа евангелизационных собраний, комитет, отвечавший за их проведение, решил самораспуститься. Они посчитали спою работу законченной.

В окрестностях Веллингтона к тому времени начало действовать много молитвенных собраний — прямой результат визита Виглсворта. Для координации деятельности этих собраний был сформирован комитет из шести человек. Собрания продолжали расти сами по себе. Тогда комитет посчитал необходимым дать название этой разрастающейся организации. Она была названа “Веллингтонская городская миссия”, и она-то и положила начало пятидесятнической церкви
в Новой Зеландии.

Джеймс Ворсфолд в своей шгтересной и содержательной книге “История харизматического движения в Новой Зеландии” пишет: “По завершению Веллингтонских служений евангелист [Виглсворт] уехал из Новой Зеландии проводить другие собрания, но комитет уже сформулировал определенное желание верующих пригласить евангелиста вернуться в Новую Зеландию. И он сделал это в 1923 году. Хотя нет оснований полагать, что лидерами были предприняты
какие-либо особые усилия по созданию повой организации, она все же фактически появилась. Дело в том, что многие, пережившие обращение, чудесное исцеление, освящение и крещение Святым Духом с последующим знамением языков [глоссалия], были встречены — печально об этом говорить — враждебностью со стороны прихожан их церквей, а в отдельных случаях и со стороны служителей. Как обычно, это лишь объединило их, и евангелист уже провел служение хлебопреломления [причастия] в “Парамаунт театр” воскресенье, в 11 часов утра. Это стало знаменательным событием для многих”.

В дополнение к главным собраниям в центре столицы лидеры вскоре решили подготовить собрания в наиболее удобных для этого местах вокруг Веллингтона. По воскресеньям появился выбор между тремя утренними служениями, тремя воскресными школами и двумя вечерними собраниями. За исключением понедельника собрания проводились в разных частях города каждый вечер.

Второй визит в Новую Зеландию

Смит Виглсворт вернулся в Новую Зеландию в октябре 1923 года и провел успешные евангелизационные собрания в Окленде, Палмерстон-Норте, Бленеме и, наконец, в Веллингтоне.

Несмотря на подписанные свидетельские показания, которые газеты опубликовали в прошлом году, реакция прессы опять была весьма разной. Его необычный метод, похоже, противоречил их верованиям. Репортер из Блснсма сообщал: “Его метод замечателен, ибо он не признает каких-либо церемоний. Сняв пиджак, он с силой возлагал руки на пораженные части тела разных людей, и зычным голосом обращался к бесам, веля им выйти вон. Однажды он так хлопнул одну хрупкую, пожилую леди по животу, что она почти согнулась пополам. Его пациенты, однако, вставали, словно не чувствуя его ударов, и в каждом случае говорили, что при этом их здоровье улучшилось.

Один случай, который произошел с женщиной, страдавшей три года от болей в ноге и от других болезней, был поистине удивительным. Бедная женщина ковыляла перед проповедником, опираясь на палку, но прежде чем миссионер закончил говорить, она уже смогла прямо идти и весьма бойко пробежаться по залу”.

Это была последняя серия собраний Виглсворта в Бленеме. 16 декабря он пересек пролив Кука и направился в Веллингтон, где он проповедовал на первом , пятидесятип1ческом слете, проводимом в Новой Зеландии. Он продолжался с 23 по 30 декабря, и за ним последовала четвертая и последняя серия евангелизационных и исцеляющих собраний, на которые он смог выделить лишь две недели.

Одну историю происшедшего на новозеландских собраниях Вигслворт любил рассказывать — историю об очень крупной и дородной женщине. Из-за ее размеров эту даму трудно было не заметить в очереди ” на исцеление. “Бог открыл мне, что в се теле присутствует дьявол”, — говорил он. В своей обычной манере, когда подошла ее очередь, он велел бесам оставить се. “Вы убиваете меня”, — закричала она, падая в проходе. “Поднимите-ка се, — приказал Смит помощникам. — Бог еще с ней не закончил”. Полная дама была избавлена от демонической силы и от раковой опухоли. Рассказывая эту историю по прибытии в Северную Америку, место своего следующего визита, он добавил: “Мудро доверять Богу. У Бога есть место для мужчины и для женщины, которые осмеливайся доверять Ему. Человек, на котором Божья рука, это не объект суждения остальных. Наш отец Авраам находил, что это будет по плоти. Пусть же Бог увеличит число тех, кто верит во всяких обстоятельствах”.

Перед отъездом Виглсворта из Новой Зеландии там начала формироваться деноминационная организация, но он не принимал в ней участия, отказываясь посещать все собрания исполнительного или административного комитетов. Таково было его отношение ко всем конференциям, сотрудничающим с церковной администрацией. Отказался он и стать зарегистрированным членом какого-либо религиозного течения или движения. Многие полагали, что Смит является членом “Божьих ассамблей”, поскольку он часто с ними работал, но этот великий человек оставался независимым.

Виглсворт больше не возвращался в Новую Зеландию, хотя он раздумывал о визите в ответ на настойчивое приглашение церквей после окончания второй мировой войны. В течение мая 1972 года новозеландские пятидесятнические церкви провели памятные богослужения, на которые был приглашен выступить ныне покойный Перси С. Брюстер из Великобритании. Это было пятьдесят лет спустя после первого визита Смита Виглсворта в Новую Зеландию, который теперь считается началом пятидесятнического движения в этой стране.

Все книги

Назад Содержание Дальше