Крещенный огнем

 Джек Хайвэл-Дэвис

 

Книга Джека Хайвэл-Дэвиса Крещенный огнем

Назад Содержание Дальше

Глава 6. Исполнение первого “пророчества” Смита Виглсорта

Евангелизациопная работа Cмита в Ливерпуле

По прибытии в Ливерпуль, Смит Виглсворт связался с Армией Спасения. Здесь этот замкнутый и внешне суровый йоркширец пытался найти способ проявить заботу о бедняках суетного ланкаширского морского порта. Но Смит не был подготовлен к ужасным сценам бедности, которые он увидел в Ливерпуле. Ни в одном городе не было такого, как в Ливерпуле, где, казалось, нищета проявлялась на каждом углу. Армия Спасения в Ливерпуле работала среди обездоленных людей, как в духовной, так и в социальной областях. Виглсворт энергично начал работать вместе с ливерпульскими частями.

Хотя многие полагали, что он человек суровый и грубый, ибо таким Смит казался, в действительности же он был нежным и сострадательным, особенно по отношению к детям. “У меня было большое желание помогать молодым людям”, — сказал он однажды Другу. Каждую неделю он отправлялся в поход по Улицам ливерпульского центра, приглашая множество “дно одетых, босоногих, голодных и нуждающихся мальчиков и девочек в арендованный ангар на верфи, работодатели восхищались его рвением и давали ему в пользование ангары. На собственные сбережения Смит покупал еду для приходивших детей. Сотни их следовали за ним, как крысы шли за Пестрым Дудочником из Гамлина; они не только впервые хорошо обедали, но также слушали истории о любви Иисуса.

Однако все это не вполне удовлетворяло потребности Смита в проявлении любви к людям из этого портового района. Виглсворт начал программу посещений госпиталей и судов. “Бог дал мне любящее бедняков сердце, — говорил он. — Я привык помногу работать и тратить на них все, что имел”. Но хотя Смит свободно мог говорить с людьми один на один, ему все еще было трудно выступать публично. Офицеры Армии Спасения в Ливерпуле просили Смита говорить на их собраниях, поскольку они восхищались его работой с детьми и бедняками. Но несмотря па то, что он всегда хотел выступать, все же сбивался и заканчивал слезами перед публикой.

В двадцать три года Смит вернулся в Брэдфорд к своей Полли. Он намеревался открыть собственное дело и посвятить все свободное время евангелизации. И эту задачу Виглсворт собирался осуществлять без промедления.

Смит и Полли женятся

Его бизнес процветал, и еще до конца 1882 года Смит и Полли поженились. Ему было двадцать три года, ей — двадцать два. Они очень любили друг друга, и “пророчество”, высказанное Смитом своему другу в зале Армии Спасения в тот вечер, около пяти лет назад, когда Полли отдала свою жизнь Христу, — исполнилось. Их дом на Виктор-Роуд в Брэдфорде станет йотом известен по всему свету, и мужчины и женщины потекут к нему со всех уголков земли, для того чтобы, увидев этого человека, получить вдохновение и помощь от его уникального служения.

В последние годы, вспоминая свою жизнь с Полли, Смит говорил: “Всем тем, чем я стал сегодня, я обязан через Бога моей драгоценной жене. Она была милой. Она сильно помогала мне в моей духовной жизни. Она всегда была вдохновением к святости. Но она также видела, каким я был невежественным, и сразу же начала учить меня читать и писать. К сожалению, ей не удалось научить меня произносить слова по буквам. Она была также великим ловцом душ. Я побудил ее продолжать служение евангелизации, а сам тянул свой бизнес водопроводчика”.

Начало “миссии” Виглсворта в Брадфорде

Бизнес Смита приводил его в разные районы Брэдфорда, и вскоре он начал видеть духовную жажду тех районов, где не было церквей. Виглсворт разговаривал об этом с Полли, когда возвращался домой по вечерам. Подбадриваемый своей женой, он начал подыскивать подходящее здание для аренды, где можно было бы вместе проводить собрания. Вскоре Виглсворт нашел подходящий зал. Но пока еще он не мог проповедовать без срывов. Поскольку Полли могла бойко говорить и была опытной евангелисткой, она взяла на себя заботу о собраниях, в то время как Смит сидел на сцене. Впрочем, когда люди выходили вперед после приглашения Полли, Смит вместе с ними молился у “скамьи грешника”. Как он сам говорил: “Задача Полли была закидывать сеть, а моя — вытаскивать рыбу на берег”.

Вначале они были очень счастливы. Совместная их жизнь была совершенно устроена, и молодые люди легко уживались друг с другом. Друзья и родные видели в них совершенную пару — “идеальный противовес”. Чего не хватало одному, было у другого. И они молились буквально обо всем. Они были благословлены пятью детьми, которые были “покрыты” молитвой еще до рождения: Алиса, Сиф (чей сын Лесли стал главой “Елимского Миссионерского общества”), Харольд, Эрнест и Джордж. И Смит был хорошим отцом, он заботился о детях, и Полли могла найти свободное время для своего служения. Ей сопутствовал успех в публичных выступлениях не только в и “Миссии”, но и гораздо дальше, так что ее деятельность стала широко известна. Смит, в свою очередь развил водопроводческое дело в Брадфорде и округе получив известность и хорошую репутацию за высококачественную работу и честность в вопросах бизнеса. Его компания стала одной из самых успешных этой отрасли в Брэдфорде и получила все больше заказов. Смит шел к тому, чтобы стать богатым человеком.

Успех ведет к провалу

Этот успех начал мешать его христианской жизни. Слишком много работы стало приходить к нему, и бизнес стал съедать свободное время. Вследствие этого у Смита оставалось все меньше и меньше времени, чтобы помогать Полли в их церковной работе. Во время особенно холодной зимы Смита и его работников вызывали на многочасовые работы. В случае аварий это продолжалось и по выходным. Бизнес не мог быть более легким, но воздействие, которое он оказывал на церковную жизнь Виглсворта и соответственно на его личную духовность, носило разрушительный характер. Его жена, зная о происходящем, все же по-прежнему вела свое служение. Более того, похоже, чем холоднее Смит становился по отношению к Богу и к ней, тем теплее становилась она. Он больше не помогал ей в их маленькой церкви. Она продолжала сражаться в одиночку. Но дела шли все хуже, и движение Смита к холодности и безразличию начало разрушать их семейную жизнь.

Всегда склонный к резкости, он стал грубым в словах. Вернувшись однажды вечером домой необычно поздно, Полли была встречена взбешенным мужем: “Я хочу, чтобы ты поняла, — ревел Смит, — что я — хозяин этого дома. И я не собираюсь терпеть твои столь поздние приходы домой”. Полли увидела, что это не тот человек, за которого она выходила замуж.
Он чувствовал обличение. Он знал, что жил вне Божьей воли, а ее посвящённость христианской работе высвечивала его отступничество. Полли не хотела, чтобы на нее кричали, и тихо ответила: “Я знаю, что ты — мой муж, но Христос — мой Господин”. Это взбесило Смита еще сильнее. В бесконтрольном гневе он схватил Полли и, открыв заднюю дверь, вышвырнул ее из дома. Но Смит не был готов к упрямству Полли. Обойдя вокруг дома, она заметила, что передняя дверь не заперта. Полли немедленно вошла в дом и, найдя, что это забавно, стала смеяться. Несмотря на плохое настроение и раздражение, Смит тоже начал смеяться вместе с ней.

Тем не менее, битва еще не была так легко выиграна, и Полли не склонила своего мужа изменить свои отношения с Богом. В течение двух лет блужданий в этой “духовной пустыне” она с любовью и молитвой “переманила” своего мужа назад к тому месту, где бы он горел огнем для Господа. Не раз говорилось, и это относилось как раз к нашему случаю, что за каждым – великим мужчиной стоит добрая женщина. И пришел тот день, когда Смит Виглсворт почувствовал необходимость восстановления. На своей “скамье грешника”, в тишине своего дома на Виктор-Роуд, он возобновил свои отношения с Богом.

Рассказывая несколько лет спустя об этом эпизоде своей жизни, Виглсворт говорил: “Я могу вспоминать то время, когда я ходил, полный злобы, и все вокруг швырял. Я не мог сдерживаться. Я служил Богу десять дней. За эти десять дней я был опустошен, и жизнь Господа Индуса Христа вселилась в меня. Моя жена стала свидетельницей того превращения, которое произошло во мне. “Я никогда не видела такой перемены, - говорила моя жена, - что бы я ни приготовила — все угождало ему. Ничего не было ни слишком горячим, ни слишком холодным, — все получалось, как надо”.

Долгая дорога назад к активной вере

Виглсворт на время забыл о своей христианской вере. Некоторые могут спросить, нуждался ли он в повторном “спасении”. Его точка зрения на этот счет была выражена несколько позднее. “Спасемся ли мы однажды и навсегда?” - спросили его. Хотя у Смита был опыт Армии Спасения, тем интереснее оказался его ответ: “Ты спасешься верой. Продолжай веровать, и ты достигнешь этого”. Ссылаясь на слова Павла к верующим в Риме (“Итак умоляю вас, братия, милосердием Божиим, представьте тела ваши в жертву живую, святую, благоугодпую Богу”. Рим.12:1), Смит говорил: “Нет конца освящению — оно бесконечно. Нет конца очищению Кровью. Это целый жизненный процесс — мы не спасаемся дважды, но мы выпадаем из общения с Богом много раз”.

Гостеприимство стало важной особенностью дома Виглсвортов. Ручеек посетителей, часто незваных, вскоре превратился в поток. Когда в зале “Миссии” проводились особые собрания, Полли называла их ливнем. Впрочем, она легко справлялась с этим наплывом посетителей, наряду с публичным служением я работой по дому.

Смит Виглсворт вернулся к служению личного свидетеля с особым пылом. “Я готов был в любой день ждать не по одному часу, чтобы побеседовать с кем-нибудь о спасении его души”, - сказал он своему другу Стэнли Фродсхэму, Однажды, Оказавшись в центре города, Смит ощутил желание свидетельствовать об Иисусе. Тогда он попросил Бога направить его к человеку, которого Бог изберет. По этой дороге шло множество людей, но Виглсворт не тронулся с места, пока не почувствовал, что Дух Божий побуждает его. Не отличаясь особым терпением и будучи очень занятым бизнесменом, Смит был недоволен задержкой в полтора часа. Поэтому он нетерпеливо помолился: “Господь, у меня нет времени — пожалуйста, покажи мне этого человека!” Виглсворт был прямым человеком, и многие критиковали его за это.

Вскоре после этой молитвы он заметил повозку с лошадью, двигавшуюся по главной улице в окружении других экипажей. Смит вдруг понял, что извозчик — это его человек. Не испугавшись сильного движения, и прорвавшись сбоку, словно ловкий игрок регби, Виглсворт быстро оказался рядом с сидевшим на повозке мужчиной. Смит вспрыгнул на повозку и сел с извозчиком. Безо всякого умного вступления Виглсворт начал излагать план Божьего спасения жизни этого человека. “Почему бы вам не заняться своим делом? Почему вы пристаете ко мне со своими разговорами?” — проворчал незнакомец. Смит засомневался, не ошибся ли он, и молча произнес молитву: “Это тот человек, Господь?” Уверившись, что это именно тот человек, он продолжал разговор и молил человека обратиться ко Христу. Извозчик начал плакать, и Смит понял, что Бог смягчил его сердце. Веря, что работу сделана, Виглсворт спрыгнул с повозки, а человек по, ехал по своим делам.

Спустя три недели мать рассказала Смиту замечательную историю. Прошлым вечером она навещала умирающего человека. Бедняга был прикован к постели ужё три недели. Она спросила его, хотел ли бы он, чтобы за него1кпомолились, и тогда тот рассказал матери Смита о странной встрече с человеком в центре города. “В последний раз, когда я выходил на улицу, — сказал больной, — какой-то юноша сел в мою повозку и заговорил со мной об Иисусе. Я вел с ним себя очень грубо, но парень был настойчив. Потом Бог обличил меня в моих грехах и спас меня”. Извозчик умер той же ночью.

Государственный палач на “скамье грешника”

Одним из препятствий, стоящих перед христианскими лидерами сегодня, является барьер между ними и людьми с улицы. Виглсворт был земным человеком, с руками, знающими тяжелый труд. Он был человеком для других. Один из самых злых и всеми ненавидимых людей вошел однажды в его жизнь, и теперь имя Виглсворта представлено у Мадам Тюссо, в Зале почета в Лондоне. 13 февраля 1904 года Джеймс Берри, придя на одно из собраний Виглсворта, почувствовал вдруг глубокое осознание своих грехов, встал на колени рядом со Смитом на “скамье грешника” и отдал свою жизнь Христу.

Берри был королевским государственным палачом с 1884 по 1892 год. Он был так испорчен, а его язык так грязен, что даже самые безбожные люди в городе избегали встреч с ним. Берри был ответственным за все казни в районе. Позже он рассказал Виглсворту, что демоническая сила из повешенных им убийц после их смерти входила в него. Берри казался домом для легиона демонов.

Хотя он ушел в отставку с поста палача за несколько лет до того, мысли о людях, которых он повесил, преследовали его день и ночь. В конце концов, палач решился убить себя. Он намеревался сесть на поезд в Брэдфорде и броситься c него на встречные рельсы,"думая, что таким образом он сведет быстрые счеты со своей ничтожной жизнью. Но у Бога были иные планы.

Один молодой служащий железнодорожного склада, обратившийся к Богу прошлым вечером на служении Виглсворта, случайно оказался на месте происшествия. Юноша был полон свежего энтузиазма свидетельствовать о своем Спасителе; увидев Берри, стоявшего в одиночестве на станции, он решил свидетельствовать ему.

Молодой человек убедил палача пойти с ним на вечернее собрание в “Миссии”. Там Берри пережил сильное обличение в грехах. “Два с половиной часа, — говорил Смит, — с грешника градом катился пот под действием обличения, и был виден пар, поднимавшийся от него”. Затем палач отдал свою жизнь Богу.

Виглсворт вознес тихую молитву: “Господь, скажи мне, что делать”. И услышал, как Бог сказал ему: “Не оставляй его. Иди с ним домой”. Оба человека направились в дом новообращенного, где тот сказал своей жене: “Бог спас меня”. Она была ошеломлена и выплакала много слез. Затем женщина тоже отдала свою жизнь Христу. “И я скажу тебе, что в том доме многое изменилось, — вспоминал Виглсворт, — даже кошка почувствовала разницу”.

Последствия этой истории таковы: Джеймс Берри, следуя своей вере, вел выдающуюся кампанию за отмену смертной казни.

Пример укрепления веры

Водопроводный бизнес Виглсворта продолжал процветать, но у Смита всегда были проблемы со своевременной оплатой его услуг клиентами. “Я неизменно верил, что Божий план состоял для меня в том, чтобы я был в нужде, - часто потом утверждал он, - поскольку в час нужды Бог открывал мне дверь, и это укрепляло мою веру”. Генерал Виллиам Бут, которого Смит по-прежнему уважал и которым восхищался, говаривал: “Я всегда стараюсь оставить своих офицеров в долгах, для того, чтобы это удерживало их на коленях”.

Однажды Виглсворт оказался в сильной нужде и был не в состоянии выплатить своим рабочим зарплату. Тогда Смит помолился и спросил: “Господь, у меня нет времени идти и искать деньги. Пожалуйста, скажи мне, где я могу их взять”? “Иди к епископу”, - услышал он слова Господа. Епископ, к сожалению, слыл плохим плательщиком, и кредиторы часто таскали его по судам. Однако Смит попросил водительства у Бога, и Он сказал ему отправиться к епископу. Это был один из тех шагов, которые укрепляли его веру в ранние годы. Позднее, когда Смит призывал своих слушателей приобрести веру в Бога, он основывался на опыте доверять Богу во всех жизненных делах и быть уверенным, что Он в силах все устроить.

Послание Симона Петра в переводе Кеннета Тэйлора формулирует переживания Смита Виглсворта в те дни: “Эти искушения для того, чтобы испытать вашу веру, проверить насколько чиста и сильна она. Вера испытывается, как огонь испытывает золото и очищает его, а ваша вера гораздо драгоценнее для Бога, чем простое золото. Итак, если ваша вера оказалась крепка в день испытания в огненном горниле, то она доставит вам великую славу, честь и похвалу в день Его возвращения” (1Пет.1:7).

После ответа на молитву о водительстве, Виглсворт оседлал своего верного стального коня — велосипед и отправился к особняку епископа. Когда Смит приехал, служанка, отворившая двери, сказала ему, что епископа нет и не будет еще три недели. “Я этого не могу понять — ответил Виглсворт удивленной служанке. — Господь направил меня сюда”. Служанка замешкалась, затем попросила Смита подождать. Вскоре она вернулась с той суммой, которую ее работодатель задолжал. Здесь деньги, — сказала она, — возьмите их”. Он спросил служанку: “Вы часто так делаете?” “Нет”, — ответила женщина, и затем к удивлению Смита рассказала ему следующую историю. Прошлым вечером, примерно в 9 часов, она получила зарплату от своей хозяйки, жены епископа. И хотя она никогда не слышала о Виглсвортс, служанка почувствовала странное желание сохранить эти деньги для кого-то, кто вскоре придет. Произошло это в тот самый момент, когда Виглсворт услышал голос Бога, велевший ему идти к епископу. “Что заставило вас сделать это?” — спросил Смит женщину. “Я не знаю, — ответила она. — Все, что я могу сказать, это то, что я не позволю вам уйти без денег”.

Все книги

Назад Содержание Дальше