Крещёный огнём

 Джек Хайвэл-Дэвис

 

Назад Содержание Дальше

Глава 4. Новые начинания — дом, работа, духовные вещи

Брэдфорд

В 1872 году, когда Смиту было тринадцать лег, Джон Виглсворт решил, что им пора перебраться поближе к шерстяным фабрикам, имевшим лучшие возможности для работы. Поэтому семья Виглсвортов переехала в быстро развивающийся город Брадфорд (он получил статус города лишь в 1897 году). Благодаря своим первым рынкам, основанным в XIII веке, Брэдфорд поднялся до уровня главного центра шерстяной промышленности и производства шерстяных тканей.

Первая прядильная фабрика была открыта в 1798 году, а с появлением механического ткацкого станка в 1825 году город загудел как улей, полный коммерческой активности.

Братское влияние

Переезд в Брэдфорд оказал сильное влияние на жизнь Смита. Вскоре он отыскал работу на одной из шерстяных фабрик и попал под влияние одного набожного человека, принадлежавшего к “Христианским Братьям” (тогда их называли “Плимутские братья”). “Братья” были известны по двум особым чертам: акценту на учении о втором пришествии Христа и усиленному вниманию к изучению Библии. Они были (да и остаются теперь) отличными библейскими студентами. Это знакомство должно было оказать заметное влияние на духовный опыт Виглсворта, дать ему прочное основание для его веры и любви к Слову Божьему. Этот человек, работавший слесарем по паровому оборудованию на той же фабрике, что и юный Смит, сразу понравился ему. Он обучил Смита навыкам водопроводчика, что стало позднее для Виглсворта успешным и выгодным бизнесом. В дополнение к этому ценному бучению, во время обеденных перерывов этот слесарь начал читать своему молодому коллеге и места из Библии.

Однажды этот обеденный диалог затронул тему водного крещения. “Христианские Братья” исповедовали “крещение верующих”, что означало: для понимания смысла крещения человек должен быть достаточно взрослым. Смиту объяснили, что этот древний обряд символизирует погребение прошлой жизни, пораженной грехом и, следовательно, отделенную от Бога, с последующим воскресением в новую жизнь во Христе. Такое понимание было новым для Виглсворта, но ice долго раздумывая, он принял этот смысл водного крещения. Л затем, в возрасте семнадцати лет, он был крещен во второй раз, но теперь уже по его собственной просьбе и с полным погружением в воду.

Первые попытки евангелизации

После того, как семья Виглсвортов обосновалась в Брадфорде, Смит стал искать церковь, которая бы обеспечила выход его евангелизационному пылу.

Близлежащая англиканская церковь не годилась для этого. Вскоре он направился к местным методистам, миссионерски настроенным, что устраивало Смита.

Они устраивали специальные собрания для молодых людей, где тем предоставлялась возможность выступать публично, но это все еще было непростым делом для юного Смита. Он легче начинал разговор о своей вере в Бога с мужчинами и юношами, работавшими с ним на фабрике. Несомненно, ему давали отпор и встречали насмешками, хотя, по его собственному признанию, он заслужил некоторые из них.

В то время проявились два свойства характера Смита Виглсворта: одно относилось к его поведению, другое к его привычкам. Он не был самым тактичным из людей, и эта неприятная черта характера будет преследовать его по пятам весь остаток жизни.

Другая привычка, сохранившаяся на всю жизнь, состояла в том, что Смит носил с собой Новый Завет всюду, куда бы он ни шел, даже когда он не умел читать.

Смит и Армия Спасения

В 1875 году Вилдиам Бут (Виллиам Бут качал свою евангелизационную работу в палатке в Уайтчепеле, в Лондоне, в 1865 году. В то время она была известна, как “Христианская Ассоциация Пробуждения”. В 1870 году эта ассоциация стала “Восточной Лондонской Христианской Миссией” и распространилась по всему Лондону. Название “Армия Спасения” впервые использовалось в листовке, изданной Бутом в 1878 году, и вскоре было принято как наименование всего движения. Прим. авт.) посетил Брадфорд и начал серию христианских собраний. Позднее эти группы стали известны как Армия Спасения и оформились в отдельное служение. Смита сразу потянуло к ним за их посвящение и пыл свидетельствовать о Спасителе.

Найдя, что настойчивая евангелизация пришлась ему по ДУХУ” Смит начал посещать их собрания. Хотя присутствующие не принимали практику “крещения верующих”, он остался с ними, поскольку это были люди действия. Ему также казалось, что в их служении содержалось больше силы, чем в чьем-либо еще в то время. Они проводили в молитве целые ночи. И многие лежали на полу зала, сраженные силой, С пятого Духа, порой по 24 часа кряду. Для них было вполне обычным требовать в вере "от пятидесяти до ста “душ для Христа” в неделю. Тогда Смит верил, что это — подлинное свидетельство духовной силы, а не “плотского проявления” (т. е. результатов человеческих усилий без силы Божьей).

Водопроводчик по профессии

В возрасте восемнадцати лет Смит уже стал достаточно опытен в работе водопроводчика и решил оставить работу на фабрике и попробовать подыскать себе что-либо получше. Не умея ни читать, ни писать, он был, однако, смышленым юношей и понимал важность хорошего внешнего вида.

Однажды Смит отправился на поиски работы по водопроводному делу. Он начистил свои башмаки до особого блеска. В сотый раз отгладил костюм, надел новую, чистую рубашку и белоснежный накрахмаленный воротник, и представился в доме начальника одной из лучших водопроводных фирм Брэдфорда. “Нет. Мне никто больше не нужен в фирму”, — был короткий ответ от грубоватого Йоркширца, подошедшего к двери. Виглсворта это не сломило, и он был Достаточно мудр, чтобы ответить вежливо: “Спасибо, сэр. Прошу прощения, что побеспокоил вас”. Когда Смит вышел из дома и направился по дорожке к воротам, бизнесмен смотрел на удаляющуюся фигуру с усиливающимся беспокойством. “Этот парень приятно выглядит, — говорил он сам себе. — Что-то в нем есть особенное. Я не могу дать ему уйти”. Смит получил работу. Его первым заданием было подключить ряд домов к водоснабжению. Смит справился с этим за неделю. Когда он доложил о завершении работы, то начальник был поражен. “Это невозможно, — произнес он. - Никто еще не выполнял подобный объем работ за такое короткое время”. Начальник проверил работу и нашел, что все сделано превосходно. Смит продолжал работать на этого человека и работал так быстро, что работодатель с трудом мог обеспечивать полную загрузку.

Атлетичный свидетель

Смит был страстным велосипедистом. Ему не только нравилось кататься, но он придавал особое значение поддержанию тела в здоровом состоянии. Джордж Стормонт, чей дом в Лейф-он-Си Смит часто посещал, однажды поведал мне, что Виглсворт был очень разборчивым в вопросах личной гигиены, так что после ежедневной ванны он поднимал себе тонус шведской люфой (Люфа - стручок растения, используемый, как губка. Прим. пер). Несмотря на свою сильную веру в чудесное исцеление, он не пренебрегал медицинскими советами.
Позднее ему пришлось страдать от камней в почках и желчном пузыре. Доктор заметил, что в этом состоянии яйца есть вредно. Начиная с того дня он не съел ни одного яйца.

Йоркширские долины волновали Виглсворта. Когда у него было свободное время, он катил на велосипеде по деревням и хуторам. Потоки воды, ниспадающие из Вест-Стоунсдейл-Бек в Свейл цепочкой восхитительных водопадов, были местом, которое он регулярно посещал. Катание вдоль реки, вьющейся среди каменистых оврагов, где камни поднимались из земли подобно стенам древней крепости, было для него видом отдыха. Папоротники редчайших видов, мхи и полевые цветы росли там в изобилии, Эти пейзажи были трогательными и прекрасными, и Смит находил удовольствие, описывая их позднее своим друзьям по всему свету. У него были крепкие ноги, как у атлета, и он объездил эти холмы вдоль и поперек на своем велосипеде. И хотя он использовал на велосипеде самую высокоскоростную передачу, он никогда не слезал с велосипеда, чтобы идти пешком при въезде на Йоркширский холм, так как ему хватало сил продолжать езду.

Его велосипедные прогулки преследовали еще одну цель. Смит всегда сочетал их с проповедью
Евангелия. Не было ничего необычного, если он приглашал своего верующего друга совершить десятидневный пробег по йоркширским долинам с явным намерением побудить, по меньшей мере, трех человек в день стать последователями Иисуса Христа.

В отличие от многих своих друзей-христиан, он проявлял живой интерес к другим видам деятельности на свежем воздухе, в особенности — к крикету и игре в шары. Смит твердо верил, что должен поддерживать свое умственное и физическое состояние так же, как и духовное. И даже позднее, в пору многочисленных путешествий, он продолжал упражняться, используя для этого самые лучшие средства, он полагал, что это поможет его здоровью, а следовательно, и служению. Он заботился о своем физическом здоровье, поскольку верил, что является “хранителем” особых духовных даров. Я вспоминаю, как покойный Эрни Харфорд из Елимской пятидесятнической церкви рассказывал мне историю о визите Виглсворта в церковь в Мидлендсе, когда Эрни был там пастором. Эрни вез Смита на машине проповедовать на вечернем собрании, и видимо ехал слишком быстро для Смита. Внезапно Эрни почувствовал у себя на плече руку своего гостя и услышал замечание: “Будь поосторожней, брат Харфорд, у тебя на борту часть особой собственности Бога”.

Ливерпуль

И хотя работа водопроводчиком шла успешно, Смит решил попытать счастье на новых местах для лучшего опыта и увеличения заработка. Прослышав о больших возможностях в процветающем городе Ливерпуле, он отправился на “чужую сторону”, для чего пришлось пересечь естественную границу Пеннинских гор. В те дни это не так-то просто было для йоркширца искать удачи в Ланкашире, хотя война белой и красной розы давно ушла в прошлое.

Ливерпуль был одним из крупнейших морских портов в Британии. Он являл собой центр экспорта тканей из Ланкашира и Йоркшира, но в нем были развиты и другие производства. Это был город с коммерческими связями со всеми портами мира, но главным образом - с Северной Америкой. Корабли курсировали между Ливерпулем и Нью-Йорком, Филадельфией, Бостоном, Балтимором, Галверстоном, Новым Орлеаном и многими портами Канады. Таким образом, для молодого, честолюбивого водопроводчика здесь было много разнообразных возможностей. Ливерпуль был весьма активен в те дни, участвуя в обширной торговле со все еще молодыми и развивающимися странами Северной Америки. Механические заводы, в особенности связанные с морской навигацией, росли, как грибы. Судостроительные и судоремонтные работы были велением времени. Кроме того, процветали производители гончарных и фарфоровых изделии.

Поэтому-то молодые, честолюбивые люди в Северной Англии, подобно Смиту Виглсворту, неизбежно оказывались там, в поисках средств к существованию.

Впрочем, несмотря на свой коммерческий успех, Ливерпуль был также городом бедняков. Их эксплуатировала жадность богатых промышленников, и не было системы социального обеспечения, чтобы помочь им. Город был конгломератом узких улочек и опасных склонов, куда в прежние времена наведывалась чума. Существовала и обратная сторона медали — город кишел ворами и бродягами, жизнь в нем была печальным уделом обитателей трущоб.

Эта ситуация предстала перед молодым Виглсвортом, который вырос в евангелистическом пылу методизма, англиканского пуританства и, наконец, в окружении заботы и любви в Армии Спасения. Ему было двадцать лет, когда он переехал в Ливерпуль, но случилось с ним нечто в Брэдфорде перед отъездом — нечто, отнюдь не редкое для мужчин его возраста. Он “заметил” живую и миловидную девушку, известную ее друзьям как “Полли”.

Все книги

Назад Содержание Дальше