"Напрасные жертвы духовной войны"

Джон Пол Джексон

 

Джон Пол Джексон. Книга Напрасные жертвы духовной войны

Назад Содержание Дальше

Глава 1. Темное облако.

Я молча слушал историю, которую рассказывали на другом конце провода. Тот, кто позвонил мне, был в отчаянии. Держа трубку около уха, я делал заметки на листке бумаги, по мере того как пастор большой, быстро растущей церкви объяснял свою проблему.

В прошедшие годы у пяти женщин из этой церкви случились выкидыши, и сейчас похоже угроза выкидыша имеется еще у троих. “Что, в конце концов, происходит? – спрашивал он. – Проклятие, что ли на мне или на моей церкви?” После того как мы некоторое время поговорили, я обещал молиться и искать Бога, чтобы получить ответы.

Для меня как для одного из членов пасторского состава большой церкви в Анахайме, Калифорния, не является чем-то необычным получать телефонные звонки от служителей всего мира. Бог часто дает мне слово знания и пророческое видение о демоническом угнетении и разных духовных вещах, чтобы развязать тревожные ситуации.

После моего выступления на конференции на Восточном побережье несколько дней спустя, ко мне подошла женщина с просьбой помолиться. Со слезами на глазах она сказала, что беременна и недавно у неё появились признаки угрозы выкидыша. Её три предыдущие беременности закончились выкидышами. Хотя ей 42 года, она не считала, что неспособность родить детей связана именно с возрастом. Её беременная дочь тоже наблюдала признаки угрозы выкидыша. Женщина кусала губы, пытаясь овладеть собой, но слёзы текли по её лицу. Слышав вопль о помощи, я положил руку ей на голову и начал молиться за неё и её семью.

В это время многие люди выходили на молитву, и в их числе вышел пастор с другой женщиной. Встретившись со мной глазами, он также попросил меня молиться за одну из лидеров. “Она – главный ходатай нашей церкви, - сказал он заботливо. – Сатана действительно атакует её. У неё было уже два выкидыша”.

Я был заинтригован и задался вопросом, нет ли связи между историей этой женщины и предыдущей. Когда я молился за вторую женщину, я просил Бога дать более ясное откровение о тёмном облаке, которое подозрительно нависало над столь многими ходатаями. В тот момент я ещё не мог указать пальцем “вот оно!”, но я знал что Бог снимет покров с этой тайны.

Вскоре я вернулся на Западное побережье, и в мой офис позвонил ещё один пастор. В великом горе он объяснил, что его 16-летний сын убежал из дома. “Мой сын всегда был благочестивым, - тихо говорил оно. – В этом году он выкрасил волосы в пурпурный цвет, выбрил половину головы и сделал множество татуировок. Я не понимаю, что произошло”.

Этот пастор был в замешательстве и на грани отчаяния. Я сказал ему, что сожалею о его сыне и обещал молиться за него. Обменявшись телефонами, мы согласились поддерживать связь.

Ещё один пастор, глубоко потрясённый, тоже позвонил мне. Его дочка, старшеклассница, серьёзно и таинственно заболела. Её состояние ухудшалось с каждым днём, пока она не оказалась прикованной к постели и не была вынуждена оставить школу. Ей поставили диагноз – синдром хронической усталости и фибромиалгия, и ей нужно было находиться под наблюдением врача.

На протяжении следующих недель и месяцев поступали подобные телефонные звонки. Часть – от служителей церкви, от которых уходили жёны и мужья. Другие звонили, чтобы рассказать о внезапной болезни и операции; у одного ходатая развивался рак, а молодая пара потеряла новорождённого ребёнка. Каждая ситуация наступала, казалось бы без предупреждения и вызывала разрушительные последствия.

Озадаченный этими душераздирающими историями, я был глубоко уязвлён духовно. Наедине с Богом я начал просить откровения. Хотя в это время я постоянно молился за более откровение о духовной войне, я не видел в этих событиях никакой связи с ней. Я также мала понимал, что все эти обстоятельства имели общую нить, сплетённые в картину напрасной скорби, горя и трагедии.

Все книги

Назад Содержание Дальше