"Миссионер среди каннибалов Южного моря"

Джон Патон

 

Джон Патон. Книга Миссионер среди каннибалов Южного моря

Назад Содержание Дальше

Глава 13. В Шотландии. Возвращение к работе

“Все австралийские миссионерские комитеты были единодушны в том, что я должен без промедления плыть в Шотландию за новыми миссионерами. 16 мая 1863 года на пароходе "Коскиуско" я оставил Австралию”.

На этот раз пароход и капитан были более приятными. На борту можно было даже проводить собрание. Но и это путешествие было полно опасностей.

“Когда мы огибали мыс Доброй Надежды, нас настигла сильная гроза. Молния ударила в пароход. Людей, работавших на палубе, швырнуло на пол. Медные плиты откатились далеко через планки, и их исковеркало. Кусочек от одной из них капитан Стюарт дал мне, и я храню его. В момент удара молнии людям, сидевшим на прикрученных к палубе стульях, показалось, что пароход глубоко опустился в море, а когда он снова поднялся, толчок был таким сильным, что шурупы от двух стульев сломались, а сидящие на них офицер и врач были довольно далеко отброшены и серьезно ранены. У меня сильно защемило ногу между стулом и столом, так что я не мог без посторонней помощи дойти до своей постели.

Когда оглушенных привели в чувство, пришел капитан и сказал; "Мистер Патон, совершите благодарственную молитву! Давайте все вместе благодарить Господа за чудесное спасение: пароход не горит и никого не убило!"

Но этот добрый человек сам пережил тяжелое потрясение. Только через три недели здоровье вновь вернулось к нему. Бог сохранил его, и под его руководством мы прибыли 26 августа 1863 года, то есть после трех месяцев и десяти дней, в восточно-индийский док в Лондоне.

Трудно описать словами радость встречи с моими любимыми родителями! Но текли и горькие слезы. Прошло пять лет с тех пор, как я прощался с ними, и рядом со мной стояла любимая жена. А теперь жена и сын покоились на Танне до дня воскресения! Еще печальнее была встреча с родителями моей жены в Колдстреме.

В Эдинбурге я должен был отчитаться миссионерскому комитету. Меня встретили радушно, разрешили говорить в церквах о миссионерской работе среди каннибалов и поручили посетить все воскресные школы. Мне открыли доступ в университет, чтобы обратиться к студентам, среди которых моя проповедь "Придите к нам и помогите!", напечатанная большим тиражом, нашла широкий отклик.

Некоторые духовные служители тоже откликнулись на зов миссии. Это старый, испытанный опыт каждой церкви: чем больше она благовествует, тем яснее видны благословения в ее деятельности.

В Шотландии также образовался союз детей воскресных школ, которые стали совладельцами наших пароходов. Копилка для нужд пароходов была почти в каждой семье.

Посещая наши церкви, я побывал почти во всех частях Шотландии. К несчастью, в одной поездке на север я попал в большие январские морозы, и мой организм, привыкший к жаре, тут же отреагировал. К тому же все места в карете были заняты, и для меня осталось место только на наружной скамейке. Когда я сошел с нее, то совершенно не чувствовал своих ног. Ничего не изменилось, когда я несколько недель спустя приехал в Эдинбург и Глазго, где врачи серьезно заговорили об ампутации.

Была назначена поездка в Янверпуль. С невероятными усилиями я настоял на этой поездке. Мой друг, доктор Трахам, повел меня к врачу, который приобрел большую известность электромагнитным лечением. После долгого лечения и после того как самый сильный ток не произвел никакого действия, врач объяснил, что это состояние не поддается его методу лечения. Он отклонил его, но хотел еще попытаться лечить пластырем, обмотав им всю ногу. Он сказал, чтобы я пришел к нему через три дня, но ужасные боли заставили меня пойти к нему на другой день утром. Когда врач снял пластырь, то обнаружилось, что обмороженные участки кожи приклеились на пластырь. После перевязки мне пришлось долгое время находиться в покое.

Бог подарил мне выздоровление, но это время было для меня очень горьким и тяжелым испытанием. Еще и сегодня, хотя прошло двадцать четыре года, я вспоминаю об этих страданиях, когда мне приходится далеко идти пешком.

Хотя четверо новых миссионеров, последовавших моему призыву, не сопровождали меня, так как им нужно было еще прослушать медицинские лекции в аудитории и больницах, чтобы быть готовыми к миссионерской работе,– я все же не один возвратился в Австралию. Господь дал мне спутницу, которую Он наделил особыми дарами и качествами и чудными путями подготовил разделить мою судьбу и работу на Новых Гебридах.

Она с участием отнеслась к жителям Южного моря, жившим в незнании Бога, и охотно начала ту работу, которую Бог явно усматривал для нее. Ее брат тоже был миссионером и умер еще молодым на миссионерском поле. Ее сестра, жена служителя в Аделаиде, с большим усердием работала для нашей миссии, а отец благословенно трудился в районе Штирлинга.

Прежде чем в 1864 году покинуть Шотландию, я женился на Маргарет Витекросс. До сих пор она верно разделяет со мной работу, заботы и радости. Все дети, которых нам подарил Бог, предназначены для Него. Мы надеемся, что всем им Бог позволит нести Евангелие язычникам.

После того как мы отпраздновали брак в доме сестры моей жены в Эдинбурге, мы поспешили в дом моих родителей. Мой отец благословил нас и предал Господу. В последний раз я слышал этот голос, слова ходатайства и благословения, произнесенные им здесь, на земле. Когда я поднялся с колен и, глядя в глаза отца, сказал ему "До свидания", я знал, что на земле мы больше не увидимся. Отец и мать еще раз с радостным сердцем отдали нас на служение Господу, и мы попрощались с молитвой, чтобы их драгоценное благословение сопровождало нас на всех путях!

Все книги

Назад Содержание Дальше