"Миссионер среди каннибалов Южного моря"

Джон Патон

 

Джон Патон. Книга Миссионер среди каннибалов Южного моря

Назад Содержание Дальше

Глава 4. Решение

Работа на Грин-стрит приносила Джону много радости. Было очевидно, что Бог обильно благословляет ее. Но в последние годы учебы в нем все больше росло убеждение, что этот труд – только подготовка, промежуточная веха для будущей работы. До сих пор он еще никому не говорил о том, что хочет принести Евангелие тем, кто живет во тьме идолопоклонства – народам Южного моря.

Ему еще не совсем ясно было, куда зовет его Бог, но ежедневные молитвы были наполнены желанием – приобретать души для Господа на островах Южного моря. Имея перед собой такую цель, Джон посещал лекции на медицинские темы, чтобы получить необходимые знания в этой области и сдать экзамен. Но случилось так, что для миссионерской работы на Новых Гебридах (группа островов в Южном море) искали людей, которые были бы готовы помочь работающему там миссионеру Джону Инглису. После настойчивого призыва прошло два года, но никто не отозвался. Последняя отчаянная попытка найти кандидата была предпринята братским советом церкви путем жеребьевки.

“Я с живым интересом слушал обсуждения, а также наблюдал за ходом необычного поиска. Еще сегодня я вижу всю серьезность выбирающих и слышу гробовое молчание в ожидании братьев, которые ушли с записками. Когда они объявили, что Бог таким образом не хочет дать ответ, у меня на глазах появились слезы. Казалось, облако печали покрыло собрание, которое еще раз в молитве просило Бога помочь. Внутри меня все громче и громче звучал голос: "Встань и предложи себя!" Импульс к ответу: "Вот я! Пошлите меня!" – был потрясающим. Но все же я боялся принять за волю Божью свое горячее желание. Поэтому я решил несколько дней серьезно поразмышлять об этом вопросе, испытать его со всех сторон и снова и снова просить Бога, чтобы Он разрешил мне делать то, что хочет Он”.

Настало время испытания. Неужели Джон должен оставить процветающее дело на Грин-стрит? Да, он не был незаменимым, эту работу смогут продолжить другие труженики. Он удостоверился, что бедняки в этом районе хорошо понимают Библию и в их распоряжении душепопечители. А язычники Южного моря? Неужели они останутся жить во тьме и нищете только потому, что они никогда не слышали Благой Вести о том, что Божья благодать может примирить их с Богом?

“Никто не отзывается на призыв идти к ним, но есть много способных работников, которые охотно продолжат мою работу. К тому же я кое-чего достиг в моих медицинских познаниях, хотя и не доучился до конца, и они поддержат меня в стремлении к цели. Итак, мое убеждение, что Бог зовет меня, становилось все тверже и тверже”.

Один из сокурсников Джона, зажженный его инициативой, тоже решил предложить свою кандидатуру для миссионерской работы на Новых Гебридах. “Доктор Батес из церковного совета посетил нас на следующее утро, обстоятельно побеседовал об этом деле и помолился с нами. Мы должны были еще один год учебы посвятить медицине, а также получить некоторые познания в торговом деле, познакомиться с разными работами ремесленников, то есть всесторонне развить наши способности”.

Это решение Джона вызвало протест почти всех друзей. Разве его работа в городе, где он так нужен, не процветает? Разве Бог не благословил эту работу? Ведь номинальное христианство тоже нуждается в миссионерах! Неужели он променяет успешную работу в Глазго на бесплодное служение среди каннибалов Южного моря?

“Я отвечал, что мое решение твердо. Хотя я очень люблю своих бедняков, но чувствую, что могу оставить их ради другой цели, зная, что Бог даст им хороших пастырей. Мою жизнь среди каннибалов я ставлю под защиту Того, Кто чудесно сохранил меня от тифа и холеры в жилищах бедных. Я не беспокоюсь за это служение, так как все предоставил Господу и ищу лишь Его славы в жизни иль в смерти.

При условии моего согласия остаться на Грин-стрит, мне предложили дом и дали право самому определить себе жалованье, которое должно быть выше, чем обещанное мне в качестве миссионера”.

Но и это не поколебало Джона в принятом решении. “Большей проблемой была привязанность моих бедных, которые снова и снова умоляли меня остаться. Это побуждало меня к молитве в присутствии моего Господа. Но все громче и громче голос говорил во мне: "Спокойно предоставь начатое Господу! Иди и научи все народы! Се, Я с вами во все дни!" Эти слова звучали для меня, как приказ командира солдату.

Часто мне приходилось слышать; "И дома у нас есть язычники! Будем вначале искать и спасать то, что лежит и погибает перед нашей дверью". За многие годы я не раз слышал это мнение. Те, кто так говорил, меньше всего заботились о язычниках перед дверью или на другом конце земли. Я знал, что эти люди тратят много времени на футбол или театр, но не готовы отдать хотя бы часть его на евангелизацию язычников – своих или чужих. У меня было большое сострадание к таким "плохим домостроителям даров Божьих", и их мнение не могло иметь для меня решающего значения.

Мои родители писали: "Мы ничем не хотим мешать тебе, чтобы дать возможность Богу действовать в тебе, и не хотим требовать чего-то, что не по воле Его. Теперь же, когда ты принял твердое решение, мы можем сказать тебе, почему мы благодарим Бога за Его водительство. Ты знаешь, что твой отец всем сердцем надеялся стать священнослужителем, но обстоятельства не позволили ему. Когда Бог подарил нам тебя, мы посвятили тебя Ему. Мы ежедневно молились, чтобы Бог приготовил тебя к труду миссионера для язычников, если на это будет Его святая воля. Теперь, когда ты решился, мы от всего сердца просим, чтобы Господь принял тебя, сохранил и защитил, и дал возможность приобрести для Него многие души "”.

Оказывается, с первых дней рождения жизнь Джона Патона была посвящена Господу, хотя сам он ничего не знал об этом. Теперь, оглядываясь назад, Джон даже в мелочах своей жизни видел руку Божью. “Теперь у меня не было ни малейшего колебания. Я понял, что молитвы родителей и их участие постоянно сопровождали меня в работе и учебе, когда больше ничем не могли помочь мне. Я вынужден был жить в простоте, и это было хорошей школой для моего предстоящего служения”.

Для миссионерской работы в городе, которую оставлял Джон Патон, нашлись хорошие труженики. Господь позаботился о том, чтобы он без забот мог приступить к своим новым обязанностям. Его брат Вальтер тут же оставил успешные торговые дела и принял служение на Грин-стрит. Когда он позже оставил эту работу, чтобы трудиться в церкви как душепопечитель, то передал служение другому, очень благословенному миссионеру.

Господин жатвы заботится и о работниках, и о деле Своем!

Все книги

Назад Содержание Дальше