"Голгофский Крест"

Джесси Пенн-Льюис

 

Джесси Пенн-Льюис. Книга Голгофский Крест

Назад Содержание Дальше

ГЛАВА 8.ЖИЗНЕННАЯ СТОРОНА КРЕСТА

"...представьте себя Богу, как оживших из мертвых, и члены ваши Богу в орудие праведности" (Рим.6:13).

"Ибо любовь Христова понуждает нас, рассудивших так: Один умер за всех, значит все умерли. А за всех Он умер, чтобы живые уже не для себя жили, но для Умершего за них и Воскресшего" (2Кор.5:14-15).

Некто весьма верно сказал, что у креста есть две стороны: земная, то есть обращенная к земле, представляющая собой отрицательное освобождение от смерти, и небесная, то есть обращенная к небесам, которая говорит о жизни в общении с живым Богом. Так как заместительная жертва Христа, а также смерть всех для греха через Христа не отделимы друг от друга, то не следует также отделять смерть от жизни во всем течении христианской жизни.

“Ибо если мы соединены с Ним подобием смерти Его, – пишет Павел римлянам, – то должны быть соединены и подобием воскресения”. Как видим, дело Духа Святого состоит в том, чтобы сделать нас соучастниками живого общения с Богом. Это, безусловно, до такой же степени действительное общение с Богом, как и связь привитого черенка с основным стволом.

Что означает такое живое общение с Богом? Это можно постичь только через Духа Святого, Который производит его через веру, покоящуюся на том, что совершил Христос на Голгофском кресте.

В руках Духа Святого “слово о кресте” живое, сильное и острее всякого меча обоюдоострого, который острием своим проникает до разделения души и духа, составов и мозгов и судит помышления и намерения сердечные. “Слово о кресте” отделяет ветхую жизнь от новой до тех пор, пока жизнь свыше не будет беспрепятственно господствовать в душе, тогда христианин действительно окажется на жизненной стороне креста.

Мы, однако, знаем, что нет жизни воскресения вне воскресшего Гос-пода. Поэтому мы и погрузились с Ним в Его смерть, поэтому мы и распялись с Ним и соединились с Ним, как с вечно Живущим, так что в Нем мы можем теперь ходить в обновленной жизни. Жизнь воскресения – это непрерывная жизнь; это жизнь – не опыт, которым мы обогатились во время уже давно минувшего кризиса; это жизнь – это живой Христос, Который Сам воскрес, Который пребывает в нас, Который действует в нас Своей могущественной силой, если только мы выполняем условия, позволяющие Ему действовать в нас.

Жизнь нельзя копировать, и даже утверждение, что человек обладает жизнью воскресения, не может призвать эту жизнь к бытию. Нет необходимости утверждать, что человек обладает жизнью, ибо она сама свидетельствует о себе посредством открывшейся силы, происходящей от Него.

Благодарение Богу, что жизнь в общении со Христом – это действительная жизнь, что это неоспоримая сила, которая приводит душу в такое живое общение с воскресшим Христом, что человек уже на земле начинает приобщаться “к силам будущего века”. Рассматривая так дела Божии с точки зрения вечности, человек может подняться над соблазнами и интересами всепоглощающей земли.

Находясь на стороне воскресения креста, Дух Святой проливает свет на Голгофский крест, пока распятый Христос не будет предначертан пред очами сердца, тогда душа станет постигать все новые стороны Его смерти. Ибо Господь не может занять прежде полагающееся Ему место на престоле сердца, и Дух Святой не может прежде запечатлеть на сердце более глубокое учение о кресте, пока не наступит освобождение от власти греха и его последствий, пока не наступит очищение сердца и жизни.

Во 2Кор.5:14, а также в последующих стихах Апостол Павел изображает перед нашими глазами жизнь на стороне воскресения креста и ясно показывает нам смерть на Голгофе как основание жизни от Него.

Движущая сила новой жизни

"Ибо любовь Христова понуждает нас..." (2Кор.5:14).

Слово “понуждает”, которое употребляет здесь Павел, встречается довольно часто в Новом Завете, особенно там, где должно быть выражено непреодолимое понуждение. Стих Фил.1:23 начинается словами: “Влечет меня...”, которые не совсем точно переведены с греческого. В греческом тексте вместо слова “влечет” стоит слово “понуждает”. Сам Христос употребляет это слово, когда говорит о предстоящем Ему крещении страданиями. Слова Его переведены на русский язык так: “Креще-нием должен я креститься, и как я томлюсь, пока сие совершится” (Лук. 12:50).

Это же слово употребляется для того, чтобы изобразить, как люди “держали” Иисуса (Лук.22:63). Это же слово употребляется в Евангелии от Луки 4:38, где говорится: “Теща же Симонова была одержима сильной горячкой”.

Эти слова бросают тень на смысл, в котором Павел употребляет это слово, когда он говорит о любви Христа, которая понуждает его. Она удерживает его в рамках, понуждает его бежать на ристалище, не уклоняясь ни вправо, ни влево. Он понуждаем, проникнут Его великой любовью; он полностью побежден ею, так что он как поток стремится вперед, увлекая с собой все, что встречается на пути.

Вот какого рода любовь Христа, Который не почитал хищением быть равным Богу. Эта любовь выразилась в том, что Христос принял образ раба, уподобившись людям, и был послушен до смерти и смерти крестной.

Эта любовь является движущей силой новой жизни в общении с живым Господом. Пролитая в сердце Духом Святым, эта любовь уничтожает всякое самолюбие и великие эгоистические интересы и удерживает души всецело в своей власти.

Основание новой жизни

"...Один умер за всех, значит все умерли" (2Кор.5:14).

По своей привычке Павел говорит о смерти Христа, как об основании новой жизни. Ни в каком другом месте, как здесь, он так кратко не выражает этой двухсторонней вести о кресте. Спаситель, как наш Заместитель, “умер за грехи наши”, “Один умер за всех”; все, за которых Он умер, умерли вместе с Ним – “значит все умерли”.

“Ибо любовь Христова понуждает нас”, – восклицает Павел, потому что, говорит он, я был на Голгофе в смерти Человека, Который там умер, я увидел там и осознал свою смерть с Ним. Я умер вместе с Ним, и в этой смерти Его умерли так же все мои эгоистические стремления. Любовь, которая привела Его на Голгофу – эта та любовь, которая пролилась в мое сердце Духом Святым, которая теперь понуждает меня, которая теперь совершает во мне свое великое дело, приводя меня ко кресту.

Предмет новой жизни

"Ибо знаем, что когда земной наш дом, эта хижина, разрушится, мы имеем от Бога жилище на небесах, дом нерукотворный, вечный" (2Кор.5:1).

Те, которые “умерли” вместе с Ним, живут теперь Его жизнью. Они чувствуют, что Он умер за них, поэтому Он теперь тоже живет для них, поэтому отныне все они хотят жить уже не для себя, а только для Бога.

Они видят, что они распяты вместе с Ним, поэтому Он, умерший за них, принимает обращенный на Себя взор их и понуждает их, и помогает им принести свои тела в жертву живую, святую, благоугодную, и эта жертва является их радостным и разумным служением Богу.

Разделяющая сила креста

"Потому отныне мы никого не знаем по плоти..." (2Кор.5:16).

В свете креста Апостол Павел смотрит на человеческий мир с точки зрения, которая совершенно отлична от той, которую он занимал тогда, когда будучи еще фарисеем, ходил по улицам Иерусалима.

Тогда он был “Иудеем из Иудеев”; тогда он не хотел сообщаться с Самарянами. Однако это его исключительное положение исчезло в свете Голгофы и в жизни с воскресшим Христом. “Потому отныне мы никого не знаем по плоти”, – восклицает Павел, ибо я уже живу в сфере, где исчезли всякие различия, где нет уже более ни Иудея, ни Еллина, где все и во всем Христос.

Фактически Павел был отделен от людей, однако он не хотел занимать положения той исключительной святости, которая заявляет: “Остановись, не подходи, потому что я свят для тебя” (Ис.65:5), но он был отделен от людей посредством обитающего в нем Духа Святого. Несмотря на то, что он именно так уже жил пред Богом и в Боге, он был гораздо ближе к людям, нежели тогда, когда он полагал, что находится в живом общении с ними, потому что теперь он рассматривал всех, как души, за которых умер Христос. Теперь он знал, что в глазах Бога нет разницы между Иудеем и Еллином, ибо “благ и милостив Господь ко всем, призывающим Его”. Крест освободил его от земной и весьма исключительной гордости, так что теперь в отношении ко всем людям он занял такое же положение, какое занимал в отношении к ним и Христос, Господь его: он стал для всех слугой.

Павел говорит также о познании Христа, но не о духовном, а о плотском, от которого освободил его крест силою Духа Святого. Это познание Христа можно назвать только внешним познанием, оно подобно тому познанию, которым обладали ученики Христа до Голгофы; ученики знали Его, но не так, как фактически должны были бы знать Его, не глядя на внешнюю оболочку Его земной жизни.

И сегодня можно обладать историческим познанием Христа. Его жизнь, смерть, воскресение и вознесение могут так и остаться внешними и воспринимаемыми разумом фактами, не оказывающими, однако, никакого воздействия на нашу жизнь и не проявляющими в ней своей действительной силы. Погружение в смерть Христа изменяет все это, ибо на жизненной стороне креста Дух Святой открывает воскресшего Господа, и живущий теперь “по духу” является действительно живым.

Новая жизнь во Христе

"Итак, кто во Христе, тот новая тварь; древнее прошло, теперь все новое" (2Кор.5:17).

Это “итак” в 17 стихе возвращает нас к стиху 14. Если кто-либо крестился во Христа, в смерть Его, то он вошел через врата креста в новую сферу, где не только Христос пребывает вместе с ним, но где Он является источником его жизни. Если человек соединен с живым Христом, то “древнее прошло”, потому что во Христе он стал новой тварью, совершенно новой, а не тварью, испытавшей только исправление или улучшение старой природы.

Павел говорит, что на жизненной стороне креста душа, соединенная с живым Христом, облекается в нового человека (Кол.3:10-11).

Благодаря ежедневному содействию Духа Иисуса Христа (Фил. 1:19), этот новый человек возрастает в совершенном познании своего Творца и уподобляется Ему в сфере, где “Христос все во всем”. Ребенок, естественно, растет и уподобляется своему отцу; дарованная искупленному новая жизнь растет и уподобляет его Тому, Кто является Твор-цом новой твари, ибо там, где человек действительно умер со Христом, действительно “древнее прошло”, там появился простор для роста нового человека, “созданного по Богу в праведности и святости истины” (Еф. 4:24).

Новое служение другим

"Все же от Бога... Потому что Бог во Христе примирил с Собою мир... и дал нам слово примирения. Итак мы – посланники от имени Христова..." (2Кор.5:18-20).

Новому человеку во Христе, который ясно осознал свое избрание для Бога и который уже не хочет возвращаться более на почву земных отношений и интересов, Бог поручает исключительно во имя Того, Кто умер за всех, весть о “слове примирения”. Эта весть написана в его сердце, она вошла во внутренности его подобно свитку, который съел Иезекииль, прежде чем начал говорить слова Божии. Так вместо Христа вооружены “посланники Христовы”, чтобы проповедовать по поручению Бога.

Через них слово о кресте явно проявляет себя как сила Божия, потому что “посланники Христовы” являются соработниками Божиими, потому что Бог через них привлекает к Себе души, за которые умер Христос, чтобы и для них не оказалась тщетной благодать Христа в день спасения.

Внешняя жизнь

"Мы никому ни в чем не полагаем претыкания... но во всем являем себя как служители Божии..." (2Кор.6:3-4).

Находясь на основании креста (2Кор.5:14), мы видим, что Апостол постоянно движется вперед в описании характерных признаков жизни, родившейся на Голгофе, жизни в общении с Тем, Кто умер и воскрес. “Отныне мы должны жить уже не для себя”, – гласит твердое решение искупленной души, а для Того, Кто умер за нас – это неизменное желание этой души. “Я рассматриваю всех людей как души, за которые Он умер”, – это основание всякого общения с людьми. “Он вложил мне в сердце слово примирения”, – так говорит сознание ответственности искупленной души. “Я должен быть соработником Его”, – это ежедневная новая задача.

“Отныне мы должны жить уже не для себя”, – это основная черта краткого описания жизни Апостола. Он говорит, что его внешние обстоятельства – это бедствия, нужды, тесные обстоятельства, удары, темницы, изгнания, бдения, посты (2Кор.6:4-10). Новая жизнь открылась для него в “чистоте, в благоразумии, в великодушии, в благости, в Духе Святом, в нелицемерной любви, в слове истины, в силе Божией”.

Охраняемый оружием праведности с обеих сторон, Павел вел эту жизнь “в чести и бесчестии, при порицаниях и похвале”; его считали обманщиком, хотя он был верен; он не искал славы, и в то же время он был известен; его почитали умершим, но он все же был жив благодаря ежедневно обновляемой силе находящейся в нем жизни.

Он был наказываем страданиями тяжелейшего рода, но все же не умер; он печалился по поводу всяких бедствий, причиняемых гибнущим миром, и все же он радовался в Том, Кого он принял за основу своей жизни. Он был беден в любом отношении, но тем не менее он был одним из тех, которые могли многих обогатить вечными сокровищами. Он был одним из тех, у кого ничего не было, но обладая Христом, они обладали всем в Нем, в Котором сокрыты все сокровища мудрости и ведения.

В этом образцовом муже не было места для жизни для себя. Знаешь ли ты это, дитя Божие? Так как ты соединился со Христом и уподобился Ему в Его смерти, ты можешь постичь жизнь, которая родилась на Голгофе, и ты должен и можешь ходить, как Он ходил, для чести и славы Божией.

Все книги

Назад Содержание Дальше