"Голгофский Крест"

Джесси Пенн-Льюис

 

Джесси Пенн-Льюис. Книга Голгофский Крест

Назад Содержание Дальше

ГЛАВА 5. РАСПЯТ СО ХРИСТОМ

"Ибо Христос для того и умер, и воскрес, и ожил, чтобы владычествовать и над мертвыми и над живыми" (Рим.14:9).

"Законом я умер для закона, чтобы жить для Бога. Я распят со Христом, и уже не я живу, но живет во мне Христос. А что ныне живу во плоти, то живу верою в Сына Божия, возлюбившего меня и предавшего Себя за меня" (Гал.2:19-20).

Павел не медлит указать на собственный опыт, потому что он не проповедует римлянам или галатам Евангелия, которого бы он сам лично не знал; все то, что он написал некогда римлянам о смерти со Христом, он повторяет еще раз в этом отрывке своего послания к галатам.

Обращаясь к римлянам, он написал: “Мы”; обращаясь к галатам, он говорит им: “я”. “Законом я умер для закона”. “Я распят со Христом”.

В этих словах, как в фокусе, заключено глубочайшее значение избавления на Голгофе, и чем проще мы примем эту весть, тем быстрее мы испытаем на себе действие слова о кресте как силы Божией, которая делает человека блаженным.

Это “я”, которое с момента грехопадения является центральным источником всякой человеческой жизни, это “я”, говорит Павел, было распято со Христом, а закон явился лишь средством, которое привело его, Павла, на место смерти, на место, где он должен был обнаружить, что находится в нем, то есть во плоти его; там он должен был убедиться, что в нем нет ничего доброго. Это было место, где он должен был теперь отказаться от всякой борьбы и обратиться к помощи Другого. Павел говорит: закон привел меня на место, где я умер для закона через мою полнейшую неспособность повиноваться ему. (Чувство слабости или поражения, к которому приходит человек посредством закона, фактически является предшественником смерти – Лайфут). Оттуда я убежал, говорит Павел, чтобы сокрыться в смерти Христа, поэтому могу сказать, что я умер вместе с Ним.

Мы обязаны напоминать себе, что никакое Слово Божие не исчерпывается только каким-то одним применением его в каком-то одном отношении. Если мы предоставляем ему возможность руководить нами, то мы обнаружим, что весть о кресте будет приобретать для нас с каждым днем более глубокое значение, что она будет касаться и распространяться решительно на все стороны нашей жизни, и так она сможет утешить нашу глубокую скорбь. Вначале нашу смерть со Христом мы сами рассматриваем только как освобождение от оков греха. Мы обращаем наш взор на Господа, Который, умирая за нас на кресте, даровал нам это освобождение, но мы слышим одновременно и Его энергичный призыв: “Ибо вы умерли, и жизнь ваша сокрыта со Христом в Боге”, поэтому “отложите все: гнев, ярость, злобу, злоречие, сквернословие уст ваших”, отложите все “дела плоти” (Кол.3:8-9). И тогда вы докажите с радостью, что слово о кресте является силой Божией для всех тех, которые верят во Христа и в то, что живой Христос “может всегда спасать приходящих через Него” (Евр.7:25).

Но раньше или позже мы должны будем уяснить себе, что наше избавление должно идти глубже. Наша жизнь в определенной мере находит свой центр в самой себе, хотя мы и умерли вместе со Христом для греха и приобрели освобождение от очевидных дел плоти. Собственные силы и личное благоволение к себе в труде, жалость к самим себе, когда мы страдаем, поиски славы в глазах людей, уход в самих себя, произнесение приговора над самим собой в часы борьбы с искушениями, чувствительность в общении с другими, самозащита, когда нам причиняют несправедливость, и порою прежде всего пронизывающее все самосознание, которое превращает жизнь в тяжесть – все это признаки того, что нам не следует искать центра жизни в нас самих.

Собственными силами мы можем только отчасти принадлежать Господу, порою посвятить себя Ему и с новой ревностью пытаться трудиться для Него, забывая об источнике наших собственных сил до тех пор, пока он не исчерпается или пока нам не откроются наши собственные глаза, ибо пока они не откроются, мы все пытаемся увидеть хотя бы ничтожный плод нашей духовной работы, а когда они откроются, мы постигнем всю бесполезность нашей плотской деятельности.

Именно в таком нашем состоянии, когда очи наши открыты, к нам приближается Дух Святой со словом о кресте, с новой блаженной вестью о свободе, которая для жизни многих людей обладает более значительными последствиями, нежели только освобождение от оков греха, от которых они освободились уже прежде.

Господь Иисус Своим призывом ко кресту коснулся сущности всякого беспокойства в человеческой жизни, когда сказал: “Кто последует за Мной, отвергни себя”. Господь не сказал, чтобы человек, который решил следовать за Ним, отверг свои грехи или какие-нибудь другие определенные дела; Тот, Кто знал, что в человеке, коснулся самого главного в человеке, поэтому и сказал: “Отвергни самого себя”.

Когда человек отвергает самого себя, когда он почитает самого себя распятым со Христом, тогда совершенно другое “я”, другая сущность – Господь Иисус Христос – наполняет центр его сердца и подчиняет в нем все Себе.

Этого “я” коснулся Апостол Павел в послании к коринфянам, когда писал им о причинах разногласий в церквах. Св.Писание предлагает нам один за другим примеры этого “я” в его различных образах и проявлениях:

“Это ли не великий Вавилон, который я построил”, – восклицает Навуходоносор (Дан.4:27).

“И скажу душе моей... покойся”, – говорит человек, сердце которого приковано к сокровищам земли (Лук.12:19 ).

“Благодарю тебя, что я не таков, как прочие люди”, – так заявляет о себе переоценка морального человека (Лук.18:11).

“Потому что я свят для тебя”, – это самая сокровенная мысль самоправедника (Ис.65:5).

“Я богат, разбогател и ни в чем не имею нужды”, – это положение самоудовлетворенности (Отк.3:17).

Это “я” того или иного человека, это “я” христианина, который ходит, как ходят все плотские люди: “Ибо, когда они говорят: я Павлов, а другой: я Аполлосов, то не плотские ли вы” – пишет Апостол.

Но “я распят со Христом” – это открытое письмо Павла. С вестью о кресте он ходил навстречу всякой трудности, всем трудностям, которые возникали у христиан тех дней. “Мы умерли!”, “все умерли”, “вы умерли” – это постоянно подчеркивает Павел, когда говорит с детьми Божиими о их практическом отношении ко греху и о мирских элементах в Церкви Божией. И души, которым он писал, знали, что все, что он написал, он сам исполнил в своей жизни. Он не сказал, что он распялся со Христом, ища при этом для самого себя первого места в жизни и высоких привилегий, хотя он по праву мог бы искать себе чести у людей, как Апостол Иисуса Христа (1Фес.2:6).

“Я ничто”, – писал он коринфянам, называя себя наименьшим из всех Апостолов; “наименьший из всех святых”, – писал он ефесянам (Еф. 3:8). “Я ничто”, – это был дух, который управлял его жизнью, когда он почел все тщетою ради Иисуса Христа.

Но “распят со Христом” – это неизменное требование Павла. С какой бы точки зрения он не рассматривал действие и последствия смерти Христа, Голгофа для него – основополагающее дело. Все его изложение истины не выходит за радиус креста. Греческое слово, которым Павел пользуется в послании к Галатам 2:20, означает “распят вместе” (сравни то же слово в Рим.6:6). “Распят со Христом” – это факт, на котором должна покоиться наша вера, если только мы хотим приобресть постоянно действующее избавление; глаза веры должны быть обращены на распятого Христа, а не на внутренний личный опыт.

Взирать на Христа – это путь к освобождению на всякой ступени духовной жизни. Мы смотрим на Иисуса на кресте, как смотрели сыны Израилевы, находясь в ужасной пустыне, на вознесенного змея. Не будем смотреть на самих себя, а только на Голгофу, где умерщвлен грех, и в этом нашем взирании мы приобретем жизнь. Посмотрим еще раз внимательно на крест, там мы должны увидеть себя, распятых со Христом, и верою, которая соединяет нас с Ним, мы освободимся от всякого сознательного греха, удалим его, чтобы он более не господствовал над нами, и – поскольку мы истинно желаем и ожидаем победы – Дух Святой запечатлит нашу веру действительным освобождением.

Еще раз взглянем на Голгофу; мы увидим, что мы там умерли для закона, ибо Бог не говорит нам уже более: “Ты должен, ты обязан”, Он не говорит всего этого тем, которые искуплены Иисусом Христом. Если мы послушны закону Христа, Он посылает нам Духа Сына Своего в наши сердца, которым мы взываем: “Авва, Отче”, – посредством этого Духа мы учимся взирать на Него, чтобы Он утешал всякую скорбь нашу.

И еще раз поднимем свой взор на Голгофу, и уже после этого просветленным взором посмотрим на самих себя, тогда мы увидим, что наше “я” распято. Так как Сам Дух Святой истолковывает эту мысль, то нам остается только удивляться тому, что эту чудесную тайну мы не постигли уже давно. Нам следует только освободить путь живому Христу, взяв на себя Его крест как свой крест, и тогда Он откроется через нас.

И это все? Нет! Так как Тот, Кто умер и воскрес сидит на престоле, то мы в Его свете будем видеть свет. Новые стороны нашего существа будут озарены испытующим светом Его святого присутствия; мы постоянно открываем более глубокие глубины наших бедствий, поэтому мы снова и снова бежим на Голгофу, чтобы там обрести жизнь.

“Распят со Христом!” Его крест – это мой крест. Я там вместе с Ним. Я готов разделить вместе с Ним Его крест, а все происходящее в жизни готов встречать словами: “Теперь уже не существует более мое "я"; у меня нет более обособленного существования, я погрузился во Христа” (Лайфут), и Он, живой, будет теперь все более наполнять меня и все более и более производить во мне то, что Ему угодно.

Все книги

Назад Содержание Дальше