"Голгофский Крест"

Джесси Пенн-Льюис

 

Назад Содержание Дальше

ГЛАВА 2. КРЕСТ, НА КОТОРЫЙ УКАЗЫВАЕТ ПРЕВОЗНЕСЕННЫЙ ХРИСТОС

"Когда же придет Он, Дух истины, то наставит вас на всякую истину; ибо не от Себя говорить будет, но будет говорить, что услышит, и будущее возвестит вам. Он прославит Меня, потому что от Моего возьмет и возвестит вам" (Ин.16:13-14).

"Возвещаю вам, братья, что Евангелие, которое я благовествовал, не есть человеческое; ибо я принял его и научился не от человека, но через откровение Иисуса Христа" (Гал.1:11-12).

Мы уже упомянули слова Апостола Петра, сказавшего, что Дух Христа обитал в пророках древнего времени и уже прежде возвестил о страданиях, которые постигнут Христа, а затем о последующей славе.

Это свидетельство открывает нам Сына Человеческого не только как Того, Который должен был принести Себя в жертву и перенести крестную смерть, но и как Того, в Котором обитает Дух пророчества от создания мира. Проповедь о кресте звучит через столетия посредством Духа Святого, через столетия, которые предшествовали явлению Христа на землю. Если так обстояло дело до Его страданий, то очевидно, что после Его воскресения, Он не сразу вознесся на небо, предоставив толкование и проповедь о кресте только мудрости человеческой!

Апостолы были очевидцами Его страданий, но им предстояло не просто проповедовать то, в чем каждый из них полагал значение креста; в день Пятидесятницы, в горнице, в которой были собраны ученики, третья Личность Святой Троицы, Дух Истины, нисшедший от Отца, овладел обществом свидетелей, чтобы вооружить их для предстоящего дела.

Дух Святой, дар Отца и Сына для искупленных на земле, пришел Сам, чтобы свидетельствовать о Распятом и чтобы через учеников Его возвестить Его смерть и Его воскресение.

“Но вы примите силу, когда сойдет на вас Дух Святой, и будете Мне свидетелями в Иерусалиме, и во всей Иудее и Самарии, и даже до краев земли”, – сказал воскресший Спаситель. И ныне мы находим избранных свидетелей, укрепленных Духом Святым, возвещающих о смерти и воскресении Господа Иисуса.

“Этого... вы взяли, и, пригвоздивши руками беззаконных, убили; но Бог воскресил Его” (Деян.2:23-24).

“Итак твердо знай, весь дом Израилев, что Бог соделал Господом и Христом этого Иисуса, Которого вы распяли” (Деян.2:36).

“Но вы от Святого и Праведного отреклись и просили даровать вам человекоубийцу, а Начальника жизни убили; Этого Бог воскресил из мертвых, чему мы свидетели” (Деян.3:14-15).

Это была весть, засвидетельствованная посредством излияния Духа Святого в знамениях и чудесах, которые были совершены во имя Распятого и Воскресшего, во имя Сына Божия.

В особенности “Стефан, исполненный веры и силы, совершал великие чудеса и знамения в народе” (Деян.6:8), он свидетельствовал перед Иудейским синедрионом о Распятом Иисусе и увенчал свое свидетельство тем, что отдал свою жизнь за Того, Кто умер за него.

Плод креста весьма знаменательным образом открылся через смерть Стефана, ибо через его смерть родился свидетель Господень, который с великой силой должен был бы возвестить полное значение жертвы Сына Божия.

В смерти Стефана и в последующем за ней обращении фарисея Савла, мы имеем пример образа и способа того, как весть о кресте заявляет о себе как о силе Божией, когда она произносится Духом Святым. Слово о кресте, которое получил этот великий глашатай вместе с Духом Святым, проникает в души других людей и приносит плоды креста. Мы не хотим оставить без упоминания тот факт, что Савл, фарисей, был очевидцем страданий Господа Иисуса Христа в смерти Стефана, когда слышал как молился умирающий Стефан: “Господи, не вмени им греха сего”, – точно так молился Господь на кресте за тех, которые распинали Его: “Отче, прости им, ибо не знают, что делают!”

Мы должны допустить, что убеждение относительного того, что Христос есть Господь, как стрела, пронзила сердце Савла в тот день, когда неожиданно воскресший Христос встретил его на пути в Дамаск, когда прозвучал Его голос: “Савл, Савл, что ты гонишь Меня. Трудно тебе идти против рожна”, – тогда Савл узнал, что он видел Дух Христа в мученике Стефане, вот тогда-то Христос приобрел избранное орудие, которое повергло себя к ногам Его.

Исаия и Павел были избраны каждый в отдельности для своего служения и приготовлены для личной встречи с Богом. Посредством этой встречи с Богом, которая в каждом из них вызвала страх, так что Исаия воскликнул: “Горе мне, потому что я человек с нечистыми устами”, а Павел воскликнул: “Во мне... нет ничего доброго”, каждый из них пришел к полной отдаче себя Богу. Исаия произнес: “Вот я, пошли меня”, а Павел вопрошает: “Что повелишь мне делать, Господи?”

Пророк Исаия был тоже избран Господом и приготовлен для того, чтобы пророчествовать о чудесной истории креста и чтобы описать в захватывающих словах свойства Агнца Божия. Точно также был избран и Павел, чтобы, получив весть о кресте, далее провозглашать ее.

Горькие слезы Исаии о своем народе (Ис.22:4) и душевная борьба Павла по поводу слепоты Израиля показывают, что оба мужа были способны на глубочайшие страдания, что каждый из них полностью отдал себя на служение Богу и что оба они были вооружены Духом, чтобы принять наставления Духа Божия и затем передать их другим. Каждому дана была тема “Голгофа”, но только одному в зародыше, а другому – во всей ее полноте; в каждом из них обитал Дух Христа – в первом из них Он наперед предсказал страдания Христа, а через второго указал на блаженные последствия Его смерти. Мы не будем весьма удивлены, когда услышим, как Павел ясно заявляет, что Евангелие, которое он проповедует, не человеческое, и что он принял его не от людей (Гал.1:12), не от какого-то очевидца Христовых страданий, но что он был научен ему непосредственно Самим Господом Иисусом Христом через откровение. Потому он и написал Галатам: “Возвещаю вам, братья, что Евангелие, которое я благовествовал, не есть человеческое...” (Гал.1:11-24).

Итак, мы находим здесь захватывающий и торжественный факт, что воскресший и вознесшийся на небеса Христос вместе со знаками Своего заклания, которые сохранились на Его святом теле и на небесах, Сам открыл Павлу цель Своей смерти.

И если при усвоении вести о Голгофе мы твердо усвоим себе “слово о кресте” так, как оно выражено в посланиях Павла, то оно действительно станет для нас “силой Божией”.

То, что Евангелие о кресте, которое проповедует Павел, было непосредственно даровано ему Самим Господом, подтверждается также и последствиями, какими обладало его посещение главных Апостолов Христа, находящихся в Иерусалиме.

“По откровению” (Гал.2:2) Апостол Павел отправился в Иерусалим с поручением представить Апостолам Евангелие, которое он проповедовал язычникам. Когда он сделал это, он должен был одновременно и сам убедиться в том, что получил о воскресшем Господе такие обильные наставления, что те, кто был очевидцами смерти Христа, и имели общение с Ним после Его воскресения, и были исполнены Духом Святым в день Пятидесятницы, что эти, избранные Господом, не проповедовали ничего иного, но тоже, что проповедовал и сам Павел, а он проповедовал весть о Его любви.

Апостолы Христа не только не могли учить ничему иному, но они узнали тогда “о благодати, данной мне”, и почувствовали, что этому человеку, Павлу, действительно и истинно было вверено Евангелие (Гал. 2:6-7,9). На этом основании они подали ему правую руку, заверяя его на все времена, что проповедуемое им Евангелие находится в полном соответствии с Евангелием, которое возвещали остальные Апостолы, тем Евангелием, которое, без сомнения, было даровано им Самим Господом Иисусом Христом, когда Он после Своих страданий в продолжении сорока дней являлся им, “говоря о Царствии Божием” (Деян.1:3).

Так как весть о Голгофе дарована была Павлу посредством прямого откровения от Господа, нам не следует удивляться, что отныне эта весть овладела его жизнью и образовала основной фон в ткани всех его посланий. Одновременно в его сердце огненными буквами было выжжено “слово о кресте”, поэтому он проповедовал об Иисусе, хотя и не был очевидцем Его смерти (если бы Павел присутствовал на Голгофе в момент смерти Иисуса Христа, то, несомненно, мы нашли бы намек на это в его посланиях), о кресте Его и о Его страданиях с такой силой и в таком явном просветлении Духом Святым, что он должен был заявить Галатам: у вас “пред глазами предначертан был Иисус Христос, как бы у вас распятый” (Гал.3:1).

Бог Дух Святой мог бы вторично засвидетельствовать о проповедуемом Павлом Евангелии о кресте, если бы мы со страхом и почтением внимали Самому Господу, т.е. тому, как Он возвестил о Своей смерти через Своего слугу.

Крест и плотской человек

"Душевный человек не принимает того, что от Духа Божия, потому что он почитает это безумием" (1Кор.2:14).

"Ибо слово о кресте для погибающих юродство есть, а для нас, спасаемых, – сила Божия" (1Кор.1:18).

"А мы проповедуем Христа распятого, для Иудеев соблазн, а для Эллинов безумие" (1Кор. 1:23).

Хотя Павел и получил свое Евангелие через непосредственное откровение Иисуса Христа, он не обманывал себя относительно того, какой прием оно встретит у плотских людей. Как Исаия, так и он знал, что крест в качестве “мышцы Господней” должен быть открыт посредством Духа Святого, потому что омраченному разуму и противящейся воле сынов неверия вся эта весть может показаться суетным безумием.

Спасение через смерть другого! Это противоречит всякому представлению и понятию о справедливости. Человек не способен избавить самого себя. В человеке нет ничего доброго. Истинно, все это чистейшее безумие. Для Иудеев слово о кресте могло показаться еще большим камнем преткновения. Не написано ли в их книгах: “Проклят всякий, висящий на древе” (заметим, что греческий перевод Ветхого Завета семидесяти толковников предлагает другой текст этого места Св.Писания: “Тот, кто повешен, проклят в очах Божиих”).

Снова и снова Апостол Павел должен был уяснить смысл этих слов: “Проклят Богом”, – когда он проповедовал Иудеям, потому что, когда они говорили о Господе Иисусе Христе, они всегда называли Его “повешенным” на основании древнееврейского текста: “повешенный на древе” (Вт.21:23).

Не будучи просветленными Духом Святым, Иудеи не могли видеть, что приведенные выше слова указывают именно на крест Христа и на то, что Христос висел на Голгофе на древе креста, превратившись за нас в проклятие.

Иудеи, однако, ожидали такого Мессию, Который как Царь овладеет землей, поэтому, когда они читали пророка Исаию, они видели только предсказание о славе и царском господстве Того, Который еще должен придти. На основании предвзятых представлений о признаках величия, которые должны были для них отличать Мессию, ими ожидаемого, Иудеи постоянно просили Господа Иисуса дать им знамение с небес, и Господь действительно дал им ответ, который причинил им боль, сказав, что они не увидят никакого иного знамения, потому что “знамения не дастся ему (народу Израильскому), кроме знамения Ионы пророка; ибо как Иона... так и Сын Человеческий будет в сердце земли” (Матф.12:38-40).

Голгофа и гроб, предсказанные пророком Исаией и опять прообразно воспроизведенные таинственным опытом пророка Ионы, были особенными “знамениями”, которые Бог обещал дать человечеству, чтобы люди могли узнать Мессию. Исаия, однако, писал об Израиле: “Слухом услышите и не уразумеете, и глазами смотреть будете, и не увидите” (Матф. 13:14), – так исполнилось пророчество о слепом народе.

Иудеи требуют знамений, пишет Павел, но у них нет глаз, чтобы постичь предвозвещенное Богом знамение; Еллины вопрошают о мудрости, но не понимают, что распятый Христос – это сила Божия и Божия мудрость.

Крест и человеческая мудрость

"Ибо слово о кресте для погибающих юродство есть, а для нас, спасаемых, – сила Божия. Ибо написано: погублю мудрость мудрецов, и разум разумных отвергну" (1Кор.1:18-19).

Павел, который сам некогда был фарисеем, с большой гордостью отвергавший весть о распятом Мессии, заглядывает теперь посредством небесного видения глубоко в цель креста. Он видит, так сказать, что цель креста обращена Иеговой против причины падения в Эдеме. “И увидела жена, что дерево хорошо для пищи, и что оно приятно для глаз и вожделенно, потому что дает знание” (Быт.3:6). Жажда знания, которая выходила за поставленные Господом пределы, была одной из причин падения, действие которого продолжается и до настоящего дня, ибо гордость разума еще и сегодня в состоянии отделить людей от их Творца.

Спасение посредством креста явилось искуснейшим ударом, который премудрый Творец обрушил на гордость разума Своих падших созданий, ибо слово о кресте – это сила Божия, которая способна уничтожить всю мудрость мудрецов. Крест как сила Божия выходит за пределы разумения плотского человека, хотя он должен был подчинить свой разум Творцу и принять весть слов Иеговы.

Божественное безумие мудрее всякой мудрости человеческой, – так учит Св.Писание, и в тот день, когда люди узнают как их нашел Творец, все, что плотскому разуму представлялось безумием, проявит себя как высочайшая мудрость Божия.

“Слово о кресте” – это сила Божия, и посредством этого слова уже теперь премудрый Бог превращает в безумие “мудрость этого мира”, “ибо, когда мир своею мудростью не познал Бога в премудрости Божией, то благоугодно было Богу юродством проповеди спасти верующих” (1Кор.1:21). Посредством проповеди, которую считают безумием, Бог совершает чудо избавления от вины и власти греха, а также чудо сотворения нового человечества по образу Того, Кто был первородным Сыном Божиим и первенцем из умерших. Божественная немощь открывается в Том, Кто был распят в немощи, но она сильнее всех людей, вместе взятых.

Слабый и страдающий Спаситель на кресте, на древе позора и проклятия, но Он силен спасти всех, кто поверит в Него.

Крест и истинная мудрость

"Мудрость же мы проповедуем между совершенными, но мудрость не века сего и не властей века сего преходящих, но проповедуем премудрость Божию, тайную, сокровенную, которую предназначил Бог прежде веков к славе нашей" (1Кор.2:6-7).

Слово о кресте для тех, которые будут блаженными, является силой Божией, предназначенной также и для того, чтобы обратить ни во что гордость человеческого знания. Те, кто будут блаженными, могут теперь поучаться мудрости Божией, помышляя о том, чего “не видел глаз, не слышало ухо и что не приходило на сердце человеку” (1Кор.2:9).

Эта мудрость сокрыта от плотского человека, однако Дух Божий открывает ее всем тем, кто любит Бога; это та мудрость, пишет Апостол, которую Бог призвал к бытию еще прежде создания мира, чтобы она была нашей славой, когда минует мудрость этого мира.

“Ибо я рассудил быть у вас незнающим ничего, кроме Иисуса Христа, и притом распятого; и был я у вас в немощи и страхе и великом трепете” (1Кор.2:2-3).

“А мы проповедуем Христа распятого, для Иудеев соблазн, а для Еллинов безумие, для самих же призванных, Иудеев и Еллинов, Христа, Божию силу и Божию премудрость” (1Кор.1:23-24).

Все книги

Назад Содержание Дальше