Ходатайство Невесты

 Гари Винс

 

Гари Винс книга Ходатайство Невесты

Назад Содержание Дальше

Глава 8. ВИДЕНИЕ В НАШЕМ СЕРДЦЕ

СОГЛАСИЕ С БОЖЬИМ РАСПИСАНИЕМ ДЛЯ НАШЕЙ ЖИЗНИ

В этой главе я хочу рассмотреть связь ходатайства с видением и лидерством с точки зрения того, что стало для меня одной из самых захватывающих историй во всей Библии. Эта история, изложенная во 2 Царств в главах 6 и 7 и говорящая о том, как царь Давид переносит ковчег завета в Иерусалим и устанавливает Скинию, описывает чрезвычайно благословенное время для правителя и создает основу для того, чтобы состоялась одна из самых значимых встреч Давида с Богом.

Эта история берет свое начало в желании Давида, которое жило в его сердце многие годы. Еще будучи подростком и трудясь на полях своего отца пастухом, Давид начал отвечать на инициативу Бога развивать тесную дружбу со своим Творцом.

Когда он ходил по обширным пастбищам, взирая на величие всего мироздания, “глаза и уши” сердца Давида были постоянно открыты, вбирая в себя чудеса, скрытые в живописных очертаниях иудейских горных пейзажей. Он видел шедевры, образовывавшие сотворенный мир, и узнавал в этих творениях страстного Творца. Его поэтический дар оттачивался в живо сменяющейся череде дней и ночей, проведенных на открытом воздухе, когда практически больше нечего было делать, кроме как созерцать окружающую чудную природу.

Именно в это время Давид начал ощущать на себе красоту и славу Личности Бога, так что он начал обретать понимание своей судьбы. Когда ему нужна была сила, чтобы отразить льва или медведя, сила Божья сходила на Давида, убеждая его в том, что на Бога можно положиться во времена сражений. Это была такая уверенность, которая потребовалась ему в будущем, как до, так и во время его правления в качестве царя.

Я верю, что именно в эти дни Бог начал являть Себя будущему царю в более глубоких сферах Своей красоты и величия, чтобы утвердить уверенность в сердце Давида, что Бог верен Своему слову. Тому, кто все принимает от Господа с благодарением и радостным сердцем, дается еще больше; и становится очевидным даже при беглом прочтении Псалмов, что сердце Давида постоянно откликалось радостью и весельем на инициативу своего Бога.

Верующие по всей земле открывают для себя то, что знал Давид, – когда мы приходим в присутствие Господа, как мы делаем это день и ночь в Доме Молитвы в Канзас-Сити, с открытыми и жаждущими сердцами, Дух Господень больше всего изливает благодати, чтобы явить Себя человеческой душе на личном уровне. Сюрприз заключается в том, что Он всегда готов дать больше, чем мы можем вместить, и мы сталкиваемся лицом к лицу с нашей собственной ограниченной способностью вместить Его красоту и любовь. И все же в такие времена возникает усиливающийся голод и жажда по присутствию Господа, и мы обнаруживаем в себе все большую готовность и желание быть с Ним и черпать свою жизнь из Его Жизни.

По мере того как Давид возрастал, испытывая подобного рода переживания, настал переломный момент, когда красота Господа открылась ему с такой силой и величием, что он дал обет Господу, такой обет, который выразился в поэтической форме в Псалме 131:

Вспомни, Господи, Давида и все сокрушение его:
Как он клялся Господу, давал обет Сильному Иакова:
“Не войду в шатер дома моего, не взойду на ложе мое;
Не дам сна очам моим и веждам моим – дремания,
Доколе не найду места Господу, жилища – Сильному Иакова”.

Вот, мы слышали о нем в Ефрафе, нашли его на полях Иарима.
Пойдем к жилищу Его, поклонимся подножию ног Его.
Стань, Господи, на место покоя Твоего, – Ты и ковчег могущества Твоего.
Священники Твои облекутся правдою, и святые Твои возрадуются.
Ради Давида, раба Твоего, не отврати лица помазанника Твоего.

Клялся Господь Давиду в истине, и не отречется ее:
“От плода чрева твоего посажу на престоле твоем.
Если сыновья твои будут сохранять завет Мой и откровения Мои,

Которым Я научу их, то и их сыновья во веки будут сидеть на престоле твоем”.

Ибо избрал Господь Сион, возжелал его в жилище Себе.
“Это покой Мой на веки: здесь вселюсь, ибо Я возжелал его.
Пищу его благословляя благословлю, нищих его насыщу хлебом;
Священников его облеку во спасение,
И святые его радостью возрадуются.
Там возращу рог Давиду,
Поставлю светильник помазаннику Моему.
Врагов его облеку стыдом,
А на нем будет сиять венец его”.

- Псалом 131:1-18

Давид дает этот обет Господу в контексте откровения величественного плана Божьего на жизнь Давида, и это закладывает такое основание, такую платформу, с которой все остальное в его жизни будет приобретать свой смысл и значение. Ключ к пониманию этого заключается в том, что обет Давида был дан в сотрудничестве с Божьей инициативой относительно жизни Давида.

Еще во времена своей юности Давид пришел к начальному пониманию своего места в Божьем замысле человеческой истории. Планы в сердце Отца были настолько удивительными и невероятными, что было необходимо сверхъестественное “насаждение” этих истин в сердце этого молодого человека.

Факт состоит в том, что то же самое истинно и для любого другого человеческого существа. Какой верующий не черпает утешение в поразительных словах Иеремии, когда он провозглашает реальность Божьих намерений?

Ибо только Я знаю намерения, какие имею о вас, говорит Господь, намерения во благо, а не на зло, чтобы дать вам будущность и надежду.

- Иеремия 29:11

Давид начал осознавать великую истину о том, что Бог предназначил его жизнь для определенной цели, и что в Своей чудесной суверенности Он пригласит Давида к партнерству, которое подразумевало определенный выбор с его стороны, и все же было установлено в колыбели определенного плана.

По сравнению с тем, о чем мог мечтать Давид, Божий план был бесконечно велик, и то же самое относится к каждому из нас. Павел пишет коринфянам о том, что их глаза, уши и разум не могут постичь даже доли того, что Бог запланировал для нас, любящих Его, поэтому единственный способ, как мы можем понять Его план, состоит в том, чтобы услышать Его голос во время молитвы и прийти к согласию с Ним. Я надеюсь, что, прочитав эту главу, ты придешь к большему пониманию того, что Божий величественный план включает и тебя, и что Он сделает так, что твое сердце поверит и согласится с Его повесткой дня для тебя.

Важно понимать, что хотя речь в этой главе больше идет о лидерстве, те же реалии применимы и к каждому человеку в Теле Христовом, так как все мы страстно желаем осознать мечты нашей жизни. Эти мечты включают в себя внутреннее ощущение каждого человека, что мы предназначены для чего-то значимого, что мы сотворены для близости и что нас следует воспринимать всерьез. Хотя мы, возможно, и не станем апостолами для народов, слово Господа к Павлу – это Его слово к нам о том, что Он желает, чтобы мы полностью “завладели тем, для чего Христос Иисус завладел мной”. Таким образом, эта глава не относится исключительно к лидерам и руководителям, но ко всем, кто желает “стремиться к цели, к почести вышнего звания Божия во Христе Иисусе”.

ДЕЛАТЬ ЧТО-ТО ДЛЯ БОГА

В Псалме 131 происходят три вещи. Во-первых, Давид взывает к Господу и просит о позволении построить дом Господу, о своем страстном желании, которое впоследствии найдет свое выражение в Скинии Давида. Во-вторых, Бог вновь озвучивает Свое потрясающее желание сотворить Себе жилище среди людей. И, наконец, Он дает личные обетования Давиду относительно его царского рода, который будет утвержден по окончании возведения Скинии.

Заметьте, что задолго до исполнения этих обетований Бог сеет в сердце Давида семена видения настолько колоссального, что это должно быть либо от Бога, либо бредом сумасшедшего, страдающего манией величия. Тут вспоминаются сны, которые были даны незрелому Иосифу, и хотя он был молод и его братья не очень-то его и жаловали, он был драгоценен в глазах своего отца и впоследствии поставлен Богом правителем над всеми ними. Это видение было настолько сенсационным, что только Сам Бог мог его исполнить.

То, что относится к этим двум библейским лидерам, также относится и к нам по части того видения, которое Бог насадил в наших сердцах. Те планы, которые имеет для нас Бог, на первый взгляд кажутся настолько необычайными, что для того, чтобы эти обетования стали реальностью, нам необходим определенный период времени, чтобы присутствие Духа Святого смогло трансформировать эти идеи и планы из шаткого состояния простого умственного понимания в состояние уверенности сердца в том, что Бог на самом деле собирается сделать то, что Он сказал.

В этот промежуток времени между насаждением видения и его плодом мы склонны поддаваться искушению соблазнительной песни человеческой самореализации. В своих наблюдениях и по своему опыту я убедился, что существует такое распространенное человеческое ошибочное представление, которое доставляет нам немало боли и проблем. Это ложное представление заключается в убежденности в том, что как только я получил видение для своей жизни, исполнение этого видения зависит теперь от меня и моих усилий. Я должен что-то делать для Бога. Мне требуется создать дело или бизнес для Бога, и моей обязанностью является то, чтобы разработать бизнес-план. Я должен завоевать свой город для Бога и придумать для этого подходящую стратегию или политику. Я должен воспитать своих детей для Бога, потому что как еще они познают Его, если не я приведу их к Нему? Я должен ехать на миссионерское поле ради Господа, потому что, по большому счету, я обязан Ему своей жизнью.

Я был свидетелем таких ситуаций, когда делались подобные призывы в попытках возбудить религиозную ревность по определенной задаче или евангелизационной программе. Хотя наша теология говорит нам, что наши взаимоотношения с Богом ни в коей мере не основываются на наших достижениях, практическая реальность, которую я называю “теологией сердца”, на самом деле говорит нам нечто другое. Наша теология сердца часто очень отличается от наших доктринальных исповеданий. И очень легко и просто наша теология сердца контролирует то, что мы переживаем.

Из-за этой дихотомии, т.е. раздвоенности, состоящей в том, что мы знаем разумом одно, а верим в своем сердце в другое, возникает огромная проблема, которую лучше всего можно описать словами “агрессивные усилия”. Агрессивные усилия – это попытка христиан с неверующим сердцем произвести с помощью энергии плотского рвения то, что Бог обещал дать по Своей благодати. У меня была сильная борьба с этим на протяжении многих лет, и я хочу поделиться с вами своим паломничеством.

ДОСТИГАТЬ ЧЕГО-ТО ИЗ-ЗА ЧУВСТВА НЕУВЕРЕННОСТИ И НЕОПРЕДЕЛЕННОСТИ

Как любой человек, имеющий какое-то ощущение видения и призвания, вложенные Господом, у меня возрастало понимание того, что Бог приготовил для меня место значимого духовного лидерства. Я воспитывался в контексте служения, так как мой отец был пастором в маленькой евангельской деноминации, и я рано познал, что был “призван” к подобной роли. С течением лет это чувство росло, и как многие другие я прошел колледж и семинарию, готовясь служить в Теле Христовом.

Я совершенно не осознавал природу и объем своего багажа, который я притащил с собой в служение. Пройдя детство и юность со всеми типичными ранами человеческого существования – проблемами отцовства, близости, незащищенности, – я вошел в руководство с тем же отношением, какое я видел вокруг себя: я использовал исповедание видения и цели для достижения этого видения в качестве средства для самовыражения и самоутверждения. Я делал это неумышленно. Я стремился быть угодным Господу и эффективным в Его Царстве. Но у меня в сердце не было познания Его благости и любви, которое позволило бы мне служить другим из места защищенности и личной свободы.

Я убежден в том, что это распространенная дилемма всех людей, а не только руководящего состава. Одним из вопиющих последствий падшей человеческой природы являются разрушенные взаимоотношения с нашим Единственным Отцом, Который воистину может определить нашу идентичность. Без этого утверждения попросту невозможно функционировать правильным и здоровым образом. Поэтому мы интенсивно, даже агрессивно, стараемся воплотить в жизнь то видение, которое мы храним в своем сердце, зная глубоко внутри себя, что все это реально, но не подозревая о том, что благодать Божья осуществит его в Его время и Его путями.

Каким-то образом я знал реальное измерение моего призвания, – что однажды я буду занимать влиятельное духовное положение, которое будет шире, чем одна поместная церковь. Я хотел, чтобы все знали то, что знаю я, и чтобы все приходили в восторг от того, что приводило в восторг меня. Таким образом, большая часть моей жизни в служении характеризовалась отчаянным стремлением к тому, чтобы быть услышанным и иметь площадку, с которой я мог бы провозглашать открытую мне истину, но я встречал только противодействие со стороны Бога и людей в своих попытках делать то, для чего я был создан.

Моей внешней целью было то, чтобы благословить Тело Христово, но моим внутренним стремлением было самовыдвижение, которое происходит от поисков откровений Духа Святого.

Видите ли, сложным моментом для меня была подсознательная ошибочная вера в то, что я сам должен создать себе некую площадку, с которой я смогу оказывать то влияние, к которому стремился. В церковной системе я знал только одно такое место, а именно: растущая и успешная поместная церковь (или, по крайней мере, та, которая выглядит растущей и успешной). Поэтому служение в поместной церкви стало средством для достижения цели, а прикосновение к человеческим жизням стало путем к самореализации.

Много доброго плода от этого времени пребывает и по сей день. Но был также и своего рода “холокост” – разрушительный след, состоявший из сгоревших и раненных людей, которые стали заложниками в процессе достижения моего видения, и которые были отстранены или проигнорированы, когда я считал, что они больше не помогали мне в этом деле. Так как та награда, которую я искал, состояла в создании чего-то внешнего – успешного служения, имевшего “влияние” в более широком Теле Христовом, – внутренняя награда любви и близости Иисуса не была утверждена в качестве мотивирующей силы моего сердца.

Сегодня я убежден, что все эти трудности и проблемы, растянувшиеся на многие годы и причинившие много боли мне самому, моей семье и многим другим людям, появились потому, что я не верил в своем сердце, что то, что Господь сказал мне, Он также и совершит. Я был уверен, что это должен был сделать я, чтобы угодить Господу и высвободить то, что горело внутри меня.

Погоня за мечтой стала для меня кошмаром. Это продолжалось до тех пор, пока Господь не начал утверждать меня в том, чтобы я не пытался делать что-то по-своему, в Доме Молитвы в Канзас-Сити, так что я начал понимать эти реалии на уровне сердца и приходить к тому, что мои агрессивные и напряженные усилия начинали умирать, если не прекратились полностью.

В то же время я также увидел, что даже посреди моих отчаянных попыток и неудач Бог знал, что в глубинах моего сердца я страстно желал быть ревностным и верным Его воле для моей жизни. Господь вложил что-то внутрь моего сердца, и то, к чему я стремился, необходимо было осознать в качестве того видения, которое Он насадил во мне. Бог смотрит на мотивы нашего сердца и видит глубоко внутри нас стремление быть послушными сыновьями и дочерями и служить Ему эффективно и страстно.

Тогда как этот факт ни оправдывает нас, ни делает нас способными, Богу нравится, что наши сердца желают Его путей. Он даже готов ждать до тех пор, пока не будет покончено с нашей плотской ревностью, либо через сгорание на месте поражения и неудачи, либо через Его мягкие обращения и прикосновения на месте сладких встреч с нами, когда у Него есть возможность продемонстрировать нам Свою любовь, а у нас нет ничего, чтобы дать Ему взамен в знак нашего оправдания Его страсти и заботы по отношению к нам. Только осознав, что Бог любит нас страстно и всецело посреди наших величайших поражений и неудач, мы затем начинаем принимать Его любовь в своем сердце. Именно тогда Он может высвободить в нас такую силу, которая способна исполнить Его видение для нашей жизни, такое видение, которое никогда не сможет быть реализовано с помощью наших усилий, но только с помощью Его благодати. Только тогда мы сможем начать служить другим людям по милости и благодати, которую Он явил нам.

СТРЕМЛЕНИЕ ПОСТРОИТЬ БОЖИЙ ДОМ

Я верю, что подобная динамика происходила и в жизни Давида, когда он искал того, чтобы воздвигнуть Скинию во 2 Царств в главах 6 и 7. Неодолимое чувство предназначения горело в его сердце и разуме многие годы, и Господь уже провел его через невероятный процесс, чтобы осуществить большую часть этого видения.

И все же оставалась еще одна грань данного видения, которое еще не было исполнено, и оно касалось вечной природы царства Давида. Сердце Давида все еще не верило в этот последний элемент Божьего плана, и единственное место, в котором он мог осуществиться, был дом Господень. Но Давид должен был пройти через определенный процесс, чтобы исполнилась эта последняя часть.

В начале 2 Царств главы 7 мы видим царя Давида в состоянии довольства и покоя, так как ему была дана победа над всеми врагами его царства. Однажды, находясь в своем кедровом доме, Давид начинает рассматривать возможность построения храма для присутствия Божьего. У Давида было желание, которое, по моему мнению, очень распространено среди лидеров в Теле Христовом. У него возникает идея сделать что-то великое для Бога. Бог являл Свое присутствие в Ковчеге Завета на протяжении нескольких сотен лет. Давид обратил внимание на тот дом, в котором он жил, и из-за его сравнительной роскоши в голову Давида приходит мысль, что, наверное, Всемогущий устал от Своего простенького жилища.

Я верю, что в вопросе видения и призвания мы, руководители и лидеры, часто ставили все с ног на голову, считая, что Бог ищет таких людей, которые, будут что-то для Него делать, и что благодаря этим усилиям будут удовлетворены желания нашего сердца обрести смысл и значимость в жизни. Но те взаимоотношения, которые существуют между Богом и Его народом, никогда не строились на том, что люди могут сделать для Него, а, наоборот, на том, что Он может сделать для них. Любая деятельность с нашей стороны призвана представлять собой такую жизнь, которая вытекает из партнерства с Богом в осуществлении Его намерений на земле.

Истина, выраженная во 2 Паралипоменон 20:17, всегда являлась стандартом для народа Божьего:

Не вам сражаться на сей раз; вы станьте, стойте и смотрите на спасение Господне, посылаемое вам. Иуда и Иерусалим, не бойтесь и не ужасайтесь! Завтра выступите навстречу им, и Господь будет с вами.

В этом стихе ясно сказано, что именно Господь является Автором благополучия Своего народа. Он не ищет таких людей, которые защитят Его, поддержат Его или будут работать на Него.

В том же тоне благожелательной и любвеобильной суверенности в Псалме 49 говорится нам о том, что наше поклонение угодно Господу не благодаря всему тому, что мы делаем для Него или приносим Ему, но благодаря тому, что наше отношение сердца выражает благодарение и доверие. Посмотрим на следующий отрывок:

Если бы Я взалкал, то не сказал бы тебе,
Ибо Моя вселенная и все, что наполняет ее.
Ем ли Я мясо волов и пью ли кровь козлов?
Принеси в жертву Богу хвалу

И воздай Всевышнему обеты твои,
И призови Меня в день скорби;
Я избавлю тебя, и ты прославишь Меня.

- Псалом 49:12-15

Бог говорит Своему народу в этом Псалме, что мы приносим жертвы не потому, что Он голоден. Более того, Он заходит так далеко, что говорит, что если бы Он и был голоден, то не беспокоил бы этим людей, потому что нет ничего, что мы могли бы сделать, чтобы удовлетворить этот голод. Земля принадлежит Ему. Он не нуждается в наших приношениях и дарах. Он, скорее, желает жертвы благодарения, выражений благодарного сердца и готовность еще раз попросить о помощи во время нужды: “Скажи Мне “спасибо” и снова попроси Меня о помощи!” Это довольно странная истина для нас, деятельных и деловых верующих, но с самого начала это и было основой взаимоотношений с Богом.

Давид делится со своим пророческим советником Нафаном идеей о том¸ что он хочет сделать для Бога, и получает благословение пророка для осуществления этого проекта. Но как только Нафан дал свое одобрение, Дух Божий обращается к нему и дает ему совершенно другую перспективу того, что есть в сердце Божьем относительно этого вопроса. Бог говорит Нафану примерно следующее: “Ты знаешь, этот проект с храмом, который задумал Давид, – это очень неплохая идея, но это не Моя идея. Этот храм будет возведен в Мое время и рукой другого человека, но сейчас у Меня в мыслях то, что не Давид построит Мне дом, а Я построю ему дом!”

Другими словами, Господь говорит Нафану, что Он не заинтересован в том, чтобы Давид сделал что-то для Него. Вместо этого Бог собирается сделать что-то для Давида, так чтобы правление этого земного царя стало вечным партнерством близости с Богом, Чье сердце охвачено любовью к Своему народу.

Знаете, в этой главе Господь заходит так далеко, что, по сути, говорит: “Слушай, Нафан, скажи Давиду, что Мне действительно нравится жить в этом шатре. Я нахожусь в этом шатре уже несколько сотен лет и не тороплюсь его оставить. Я больше заинтересован в том, чтобы утвердить Давида в том месте, какое есть у Меня для него, чтобы мы могли разделить место славы в вечности”.

Какое смиренное отношение Бога Вселенной! Он тот Бог, Который не заботится о внешних атрибутах, но сосредоточен на радости сердца. Внешнее выражение придет в свое время, и оно будет славным, но сейчас приоритетом является утверждение идентичности и предназначения Давида.

Есть один важный отрывок, который созвучен желаниям сердца Давида построить соответствующий храм для Господа. Давид был сосредоточен на земном здании. Во 2 Коринфянам 5 апостол Павел говорит о внутреннем желании верующего облечься в небесное жилище вместо земной “хижины”, которой является наше физическое тело. Мы стремимся к этому перевоплощению, с нетерпением ожидая создания истинной небесной обители, и стенаем из-за того, что это задерживается.

Я верю, что Дух говорит в этих обоих местах о том, что Бог не очень торопится забрать нас из нашей плотской обители. Его наивысшим желанием является то, чтобы мы пришли к еще большему убеждению в том, что Он на самом деле наслаждается нами в наших физических хижинах. Он сотворил земную скинию под названием человеческое тело, в которое облачил Себя на всю вечность, и я верю, что Он желает, чтобы мы наслаждались красотой и величием физического тела, каким бы ограниченным оно ни было.

По сравнению с теми телами, которые у нас будут, наши нынешние тела – это все равно что шатер из кож по сравнению с храмом Соломона во всей его славе. Но это было такое тело, которое Отец приготовил для Сына, в котором Ему предстояло жить в послушании и близости с Отцом – Слово, ставшее плотью, физически жившее на земле. Для Него радостно, когда мы живем в верности, хотя и облачены в неадекватную оболочку, и Он не торопится покончить с этим. Он говорит нам: “Не будьте слишком озабочены из-за ограничений своего физического естества. Я понимаю, что значит жить в земной хижине, и Я наслаждаюсь вами в этой ограниченности больше, чем вы можете себе это представить”.

Неожиданное Божье обетование

Бог продолжает говорить пророку о Своем желании утвердить дом Давида самым изумительным образом. То, что Господь приготовил для царя, – это вечное утверждение его наследия, обещание благоволения Божьего на его доме и немыслимое обетование относительно того благословения, которое будет окружать его царство: Сам Мессия придет через род Давида! Сердце Давида захвачено масштабностью пророческого слова, и он потрясен. И в этом содержится ключ: Давид полностью осознает, что он никоим образом не сможет своими человеческими усилиями произвести то, что показал Бог. Единственное, что он знает, что нужно делать, – это взять это обетование, принести его в дом Господень и ожидать от Бога его подтверждения и воплощения.

Я верю, что ключом к этому также является то, что Давид уже слышал это слово раньше, во время написания Псалма 131, но при первом слышании его сердце было поглощено страстным желанием построить физическую скинию и определить место для присутствия Господа в народе.

Вторую часть этого обетования, где говорится о том, что Господь взрастит рог Давиду и поставит светильник Своему помазаннику, очевидно, еще не полностью осознал Давида в своем сердце. А теперь сердце постигает всю глобальность этого видения. Единственное, что он мог сделать с этим, – это пребывать перед Господом до тех пор, пока откровение о красоте и силе Бога не станет достаточным, чтобы в его внутреннем человеке утвердилось личное видение как реальность.

Мы можем наблюдать за процессом переваривания этого слова Давидом во 2 Царств 7:

И пошел царь Давид, и предстал пред лицом Господа, и сказал: кто я, Господи, Господи, и что такое дом мой, что Ты меня так возвеличил! И этого еще мало показалось в очах Твоих, Господи мой, Господи; но Ты возвестил еще о доме раба Твоего вдаль. Это уже по-человечески, Господи мой, Господи!

- 2 Царств 7:18-19

Это та главная мысль, которую я надеюсь передать в этой главе, а именно: необходимость браться за обетования Божьи, то, что было посеяно в нашем сердце, и на что мы тратили много времени и энергии, упрямо и агрессивно добиваясь того, чтобы это видение воплотилось в нашей жизни. Нам нужно приносить эти обетования Господу и сидеть у Его ног до тех пор, пока наше восприятие Его красоты и силы не станет настолько сильным, что мы поверим, что Он исполнит эти обетования для Собственной славы.

Для нас, жителей Запада, это нелегкое дело. Мы зависимы от активности и деятельности (занятости). Мы думаем, что как только мы получаем видение от Бога, мы становимся ответственными за претворение его в жизнь, чтобы угодить Ему. Но есть большая нужда: нужда в таком уровне близости с Господом, который будет характеризовать все то, что мы делаем в осуществлении нашего видения. Необходимость в глубине интимных взаимоотношений с Господом является первостепенной в Церкви Западного мира, но мы настолько зациклены на том, чтобы делать что-то, что нам трудно просидеть на месте достаточно долго для того, чтобы Бог явил нам Свое величие и утвердил в нашем сердце Свое видение на нашу жизнь.

Снова и снова я слышу жалобы от пасторов и лидеров прославления, которые звучат следующим образом: “Я приехал в Канзас-Сити и увидел все то, что вы, ребята, делаете в Доме Молитвы. Мне это очень понравилось, но когда я поехал домой и попытался побудить свою группу прославления и людей делать то же самое, они просто не поняли, зачем все это нужно”.

Во всем этом присутствует простое понимание того, чтобы ожидать Господа, погружаться в Его присутствие и позволять служению и его модели рождаться от Духа Святого Его путем и в Его время. Нам так сильно хочется делать что-то новое, что мы пытаемся поставить даже близость с Богом на конвейер следующей “новой программы”, а это попросту не работает. Мы должны развить в себе желание и готовность лично ожидать Господа, пока огонь в наших сердцах не начнет ярко гореть, и Бог не высвободит “исполнение” служения.

Я так благодарен Богу за годы распахивания и сеяния в Доме Молитвы в Канзас-Сити. Я хочу выразить свое уважение и признательность Майку Биклу и всей его команде за их мудрость в подходе к обетованиям. Перед тем как пойти вширь, Майк пошел вглубь, т.е. он сначала углубился в то, что собирался распространить, и народы земли получили пользу от его терпения и мудрости. Задолго до этого Майку были сказаны великие вещи, и если бы он попытался произвести плоды этих слов раньше времени, его действия породили бы трудности и проблемы. В результате его терпения Дом Молитвы поднимается сегодня, имея весомое влияние в Теле Христовом, и роль Майка в качестве лидера ходатаев среди народов является очевидным фактом.

Как видим, именно тогда, когда мы находимся перед Господом, взираем на Его красоту, размышляем о чуде Иисуса Христа и слушаем Его сердце относительно этих обетований, мы развиваем такую веру, которая несет в себе вечный плод. В тайном месте Всевышнего мы слышим, как Он говорит нам о нас самих, о наших ближних, о наших детях, о наших городах и о нашем мире. Пока мы не услышим Его живого слова, мы не обретем веры для исполнения того, что сказал Он.

Недавно меня сильно коснулся Псалом 38:4 (KJV):

Воспламенилось сердце мое во мне;
Возгорелся огонь от размышлений моих;
И я стал говорить языком моим.

Именно в “размышлениях” о живом Слове Божьем – Человеке Христе Иисусе, явленном в Писании, – разгорается огонь Его любви. Тогда у нас появляется, что сказать, что предложить Ему в публичном месте. Тот “огонь”, о котором говорил Иоанн Креститель, – это не просто эмоциональный подъем (взбодрение) общего поклонения, но глубокое пламя Духа Божьего, которое зажжено в тайном месте личной близости с Ним. Вот где добавляется благоухание, приятное воскурение аромата того, чтобы полагать жизнь у Его ног, внимать Ему и совершать Его дело.

Мое сердце приходит в восторг, когда я встречаю драгоценных одаренных людей, которые жаждут войти в Его присутствие и заниматься делом Отца. Но у меня также щемит сердце от желания, чтобы они не старались двигаться слишком быстро к программированию своего видения, что бы это ни было – круглосуточная молитва или любое другое проявление Царства Божьего. Переходить к действию слишком рано значит упустить важную вещь, “одну только нужную”: не перестающее созерцание Человека, в Которого мы влюблены. Мы не должны так сильно стремиться к созданию программы ходатайства, чтобы забыть о ходатайстве относительно Божьих путей и средств.

Три откровения

Во 2 Царств 7 мы видим, что когда Давид пребывал перед Господом, он был захвачен тремя вещами. Во-первых, он был поражен своей собственной незначительностью по сравнению с планом Бога. В нашем стремлении к значимости и влиятельности мы можем потерять необходимое смирение, если мы слишком быстро перейдем к действиям. Глубокая необходимость души в истинном смирении в этом случае останется не восполненной и не утвержденной. Истинное смирение приходит только через откровение о красоте Господа. Только в Его присутствии мы говорим: “Кто я такой, что Ты любишь меня так сильно, что сделаешь это для меня?”

Есть также и фальшивое смирение, которое выглядит как настоящее. Говоря: “Кто я такой?”, мы тем самым говорим: “Все дело во мне. Я вполне заслужил и достоин ощущения (свидетельства) превосходства, почета и признания, и вот, наконец-то, это свершилось . Теперь я могу позволить себе сделать смиренный вид. Кто я такой?” Внутри нас наша душа замирает от восторга при одобрении и признании со стороны окружающих нас людей. Мы вновь поздравляем себя, придумав суперплан. Мы верим, что мы являемся мужами или женами, обладающими “возможностями и властью” для этого последнего часа.

Только в откровении о красоте Господа содержится истинное смирение, когда мы теряемся в ошеломляющем чуде Личности Бога и полностью признаем, что мы никоим образом не заслуживаем Его любви и благоволения. В этом случае, по мере того, как Он служит нашему духу, нам даруется такое смирение, которое осознает, что мы стоим только благодаря Его любви и благодати, и которое понимает, что у Бога нет никакой другой причины наделить нас этим, кроме как того, что Он нас любит.

Теперь наше внимание автоматически переключается на вторую часть того, что же привлекло внимание Давида: “Кто Ты, Господи, что Ты даешь такие обетования такому человеку, как я? Должно быть, Ты очень велик, и, наверное, для Тебя это просто мелочь”. В процессе осознания своей ничтожности Давида поражает Божье величие, и он осознает, что этот Суверенный Бог может сделать все, что Ему угодно! Мы еще вернемся к этой мысли.

Третий момент, на который Давид обратил свое внимание, – это удивительное познание путей Божьих. Давид как-то написал: “Укажи мне, Господи, пути Твои и научи меня стезям Твоим”. Пути Божьи радикально отличаются от наших человеческих путей, и обнаружение этих путей вместе с их пониманием – это что-то удивительное. Внезапно во 2 Царств 7:19 Давидом овладело потрясающее понимание, которое выражается в форме вопроса к Богу: “И таков есть подход к человеку, Господи Боже?” (KJV). Слово “подход” в этом случае является переводом еврейского слова тора, которое в данном контексте означает “обычный способ обращения с людьми”. “Тора” – это закон, и он относится к Божьему способу регулирования отношений.

Давид говорит здесь: “Бог, является ли это нормой в Твоем обращении с людьми, что Ты не просишь их сделать что-то для Тебя, а посвящаешь Себя тому, чтобы сделать нечто восхитительное для них?” Чудесным ответом на это является: “Да! Именно так оно и есть!” Бог заботится о том, чтобы утвердить нас в нашем призвании и служении, гораздо больше, чем мы можем себе представить, так как, делая так, в долгосрочной перспективе Он получит величайшую славу. Он сосредоточен на том, чтобы сделать красивыми Своих сыновей и дочерей в их служении, чтобы Он смог представить Своему Сыну такую Невесту, которая полностью преобразована в Его подобие и способна двигаться с Ним в брачном партнерстве без страха или компромисса.

Как только Давид приходит к такому пониманию в своем сердце, во 2 Царств 7 из него вырывается изумительный гимн хвалы и благодарения Богу. Рассматривая стихи с 20 по 26 этой главы, легко увидеть, что все внимание Давида сосредоточено сейчас на величии Бога, на Его чудесном плане и всеобъемлющем характере Его замыслов для человечества в целом и в его жизни в частности. Слава Божья, высвобожденная через осознание Давидом его истинного места в плане Божьем, что касается его тождества, лидерства и власти, дает Давиду свободу молиться великими молитвами о своей жизни без какого-либо чувства, что это неуместно.

Пока я не утвержусь в Божьей перспективе относительно моего тождества (ценности) и предназначения, я никогда не найду в себе смелости молиться великими молитвами о своей жизни со смирением истинной веры. Я буду либо самонадеянно молиться в попытках убедить свое собственное сердце в том, что является истинным, либо я буду колебаться, стоит ли молиться с уверенностью из страха оказаться гордым.

Но тот, кто стоял в совете Всевышнего, и в этом месте получил здравую убежденность в Божьем взгляде (намерении) на свою жизнь и судьбу, – этот человек может молиться со смиренной уверенностью, рожденной от согласия с мнением Бога. Здесь нет превозношения; развиваются лишь уверенность и терпение, которые приходят от знания воли Божьей и понимания того, что Он верен в том, чтобы сдержать Свое Слово.

Высвобождение для действия

Имея уверенность в своей идентичности, Давид искал совета Господа в том, когда приступать к горизонтальной активности. Во 2 Царств 8 мы читаем о том, что Давид завоевал все соседние народы и привел их к подчинению власти Господа. И хотя Давид участвовал в действиях, которые приносили славу его имени, в реальности именно Господь стоял за всеми его делами.

Как только Господь утверждает нас в Своих планах, будьте уверены, тут же приходит и деятельность. Но это производная деятельность, рожденная в месте безопасности и тождества, которые уже утверждены в Боге, а не в месте борьбы за то, чтобы стать “кем-то” в Божьих глазах и в глазах других людей.

В следующий раз, когда мы услышим себя говорящими: “Господь, мы хотим сделать что-то для Тебя. Мы хотим завоевать наши города для Бога. Мы хотим создать служение, чтобы прославить Господа”, давайте помнить о том, что вообще-то мы имеем обетование от Господа для нас: “Я буду поднимать ваше служение. Я дам вам ваш город, чтобы вы могли преподнести его Мне как трофей Моей благодати”.

Видите ли, города и страны уже принадлежат Господу. Псалом 23:1 говорит нам: “Господня – земля и что наполняет ее”. Он владеет народами и даст их нам как наше наследие, которым мы благословим Его. Разве Он не повелел нам просить Его, чтобы в ответ на наше прошение Он даровал нам народы земли в качестве нашего наследия? Конечно, мы знаем, что это, прежде всего, Мессианский Псалом, но, находясь во взаимоотношениях с Иисусом как Его сонаследники, мы являемся получателями тех же обетований. Мы утверждаемся в благости Отца, будучи уверены в Его любви и намерениях. Когда мы просим о народах, Он дает их нам, чтобы принести славу Своему Собственному Сыну.

Я верю всем своим сердцем, что Бог намеревается вложить Свое видение в сердца Своих людей, но Он желает сделать его более глубоким, чем просто откровение, приходящее в наш разум, где мы истолковываем его как то, что мы должны делать для Него. Он стремится укоренить и утвердить нас в познании и переживании Его красоты, силы и пылающей любви к нам на нашем личном опыте. На этом основании Он хочет убедить нас в том, что именно Он будет Главным Действующим Лицом в усовершении наших домов, служений и жизней для Его Собственной славы и чести.

Все книги

Назад Содержание Дальше