Ходатайство Невесты

 Гари Винс

 

Гари Винс книга Ходатайство Невесты

Назад Содержание Дальше

Глава 2. ВИДЕТЬ НОВЫМИ ГЛАЗАМИ

ПАРАДИГМА НЕВЕСТЫ – 1

За годы моего служения полного времени, а это уже близится к 30 годам, выработались некие вещи, которые я могу видеть с определенной ясностью. Например, я пришел к пониманию того, что то, как мы видим реальность и истину, является основным фактором в нашей способности воспринимать и переживать Христианскую жизнь так, как мы того желаем. В начале 80-х годов я и моя жена Мэри имели честь сотрудничать с Джоном Уимбером и поднимающимся движением “Виноградник”, акцент в котором делался на высвобождении нового стиля поклонения. Одной из отличительных черт было то, что дары Духа Святого, в частности исцеление, рассматривались не просто как нечто, во что нужно верить, но как то, что необходимо переживать на себе как часть нормальной христианской жизни. Это было чудесное и насыщенное время в теле Христовом, и наше время поклонения и служения сопровождалось большим воодушевлением и богатством.

Для того чтобы мы могли свободно двигаться в переживаниях подобного рода, нам нужно было произвести некоторые изменения в том, как мы видели реальность. Нам необходимо было иметь такой взгляд, который дал бы место чудесному вторжению Божьему в то, что мы называли “нормальной” жизнью. И не только это, но мы также хотели, чтобы эти сверхъестественные реалии, проявляющиеся в нашей жизни, не выглядели бы вызывающими и странными для нашей культуры, если в том не было никакой необходимости. Короче говоря, мы нуждались в перемене представления, в пересмотре того, что мы считали нормальным, чтобы в таком стиле жизни появилась возможность для силы Божьей вторгаться в нашу повседневную жизнь.

Чудо состояло в том, что по мере того как мы стали развивать этот новый взгляд, основанный на библейских примерах всепроникающей Божьей силы, мы стали все чаще испытывать на себе эту сверхъестественную силу, и некоторые наши переживания стали больше напоминать динамику повествования Нового Завета. Когда в последующие годы подобный взгляд был принят в Теле Христовом, все больше верующих начало переживать новые измерения чудесного Божьего присутствия в своем повседневном опыте.

Я верю, что народ Божий вновь нуждается в смене парадигмы относительно молитвы. В том работающем и настроенном на показатели механизме, которым является Церковь сегодня, мы по большей части потеряли видение переживания близости с Иисусом, к которому были призваны, и нам необходимо восстановление такого понимания. Этот новый взгляд дает возможность верующим видеть свою жизнь перед Богом не на основании того, что они для Него делают, но на основании проявлений Его пылкого и восторженного сердца как нашего Небесного Жениха.

Нам необходима перемена в том, как мы читаем Библию, – основательное изменение в нашем теологическом мышлении, в том числе и в нашем взгляде на Иисуса, на самих себя и на то, что мы делаем во Имя Его. Необходимо углубить и изменить наш опыт христианской жизни. Тот путь, который Дух Святой открывает в более глубокое переживание Бога, является путем близости с Иисусом как нашим Женихом. Моя цель в этой главе состоит в том, чтобы начать строить основание библейского понимания, которое дает возможность верующим смотреть новым взглядом и начать переживать присутствие Господа по-новому – более любовно и романтично.

Я с готовностью признаю в самом начале, что этот “образ Невесты” не является чем-то новым. Он был центральной частью библейской теологии во всей истории человечества и сохранился в жизни Церкви удивительным образом благодаря жизни мистиков и мыслителей, большинство из которых принадлежали католическому и ортодоксальному проявлениям Христианства. Хотя, конечно же, были некоторые драгоценные святые и в протестантской среде, которые пришли к глубокому пониманию любви Иисуса к Своей Невесте, и чьи личные переживания этих глубин дали им возможность написать назидательные сочинения.

Подобно Марфе из Вифании, протестантские евангелисты были заняты многими нужными делами до такой степени, что исключили то единственное, что избрала Мария – сидеть у ног Жениха и слушать Его голос и сердце. Но Бог изменяет это, и я молюсь о том, чтобы этот маленький вклад в данный процесс помог всем моим читателям. Давайте посмотрим на эту тему брачных взаимоотношений, как она представлена во всем Писании, начиная с Ветхого Завета, чтобы мы могли узнать и поверить в то, что находится в Божьем сердце.

ОБРАЗЫ ВЕТХОГО ЗАВЕТА

Этот раздел ни в коем случае не является исчерпывающим. Я надеюсь лишь начать открывать ваши глаза на реальность того, что парадигма Невесты содержится на протяжении всего Писания. Я хочу, чтобы вы увидели то, насколько доминирующей является эта тема, и истолковывали все остальное через призму этой реальности. Итак, я выбрал только несколько самых важных моментов, на которые хотел бы обратить ваше внимание в данной главе, хотя в последующих главах я также буду использовать и другие примеры.

Соединение Адама и Евы

Как только Бог поселил человека в саду, Он сделал одну интересную вещь. Он дал возможность только что сотворенному человеку ощутить на себе то, что значит с самого начала не иметь себе партнера в отличие от всех остальных творений. Это было единственным во всем творении, о чем Бог сказал: “Не хорошо”. У меня возникает вопрос: почему Господь следовал такому плану? Почему Он не сотворил одновременно мужчину и женщину и не дал их друг другу в полноте той близости, какую Он предназначил для людей? Было ли что-то такое в Божьем сердце, что Адам мог понять только через ощущение незавершенности, познав сперва одиночество и лишение? Почему человек пережил радость и восторг от полноты только тогда, когда появилась женщина? Очевидно, что через наблюдение за животным миром у Адама появилось ощущение, что что-то “не так”, чего-то “не хватает”. И все-таки как это могло быть, если Адам не знал ничего другого? Как может кто-то желать того, чего не знает?

К. С. Льюис писал, что тот факт, что человек голоден, не гарантирует того, что он будет сыт, но это определенно указывает на то, что где-то есть пища, предназначенная для удовлетворения его нужды. Точно так же и тот факт, что Адам знал, что чего-то не хватает, говорил о существовании восполняющей эту нужду реальности. Желание Адама должно было корениться в чем-то отличном от его собственного опыта.

И что это за странная мысль о том, что человек из-за этого должен оставить отца и мать и прилепиться к своей жене? Адам никого не оставлял, чтобы прилепиться к Еве. Было ли это лишь исходным моментом для будущего времени, или этот момент уже наступил, начинаясь далеко за пределами временного пространства? Об ответе на эти вопросы можно было бы лишь догадываться, если бы не понимание, которое приходит гораздо позже через послание апостола Павла. В Ефесянах 5 он цитирует некоторые из этих фраз в качестве основания для союза людей в браке, а затем показывает нам, что все это указывает ни на что иное, как на Христа и Церковь. Утверждение об оставлении и прилеплении явилось ранним упоминанием о Божьем плане для Иисуса, пришедшего во плоти, оставившего небесный дом Отца, чтобы прилепиться к Невесте, состоящей из людей.

Желание Адама, его чувство незавершенности, его радость при встрече со своей парой – все это имело свое начало в сердце Христа, и Его желание к Невесте существовало еще до сотворения человечества! Ощущение Адамом подобного желания с первых моментов жизни было отражением избранного желания в сердце Триединого Бога, которое заключалось в том, чтобы была подходящая пара у Его возлюбленного Сына, живого Слова, в Котором было сотворено все сущее.

То, что Бог создал женщину из ребра мужчины, из его плоти и кости, должно быть, казалось Адаму несколько странным способом по сравнению с тем, который Бог использовал для остального творения. Теперь мы видим это как образ Невесты, взятой из пробитого бока распятого Христа – Агнца, закланного до основания мира. Он навсегда отождествился с ее человеческой сущностью, не отказываясь от Своей Божественности, тем самым не оставляя Себе никакой другой альтернативы, кроме возвышения ее до невероятного уровня общения и партнерства в триединой жизни Бога. Воистину изумительная и величественная картина! И это только начало.

История об Исааке и Ревекке

Одной из самых ярких картин Евангелия в Ветхом Завете является 21 глава Бытия – история поисков Авраама подходящей жены для своего сына Исаака. То, что на поверхности представляется лишь как красивая романтическая история в жизни двух колен ближневосточных кочевых племен, если рассматривать ее в свете прообраза Невесты, становится удивительным пророческим изображением того, что Бог предназначил для Своего народа, когда Он искал его ради Своего возлюбленного Сына.

Тот факт, что взаимоотношения Авраама с Исааком являются пророческой иллюстрацией Божьих взаимоотношений с Иисусом – не сюрприз для нас. Мы видим эту реальность в сверхъестественном рождении Исаака и в том, что его назвали “сыном смеха”. Так как Христос в Псалме 44:8 изображен из-за Его любви к праведности как самый радостный Человек, легко увидеть в имени Исаака отражение сердца истинного Жениха. Мы видим “прообраз” Христа в удивительной и поразительной картине принесения Исаака в жертву лишь для того, чтобы в последний момент быть спасенным Богом, когда Тот провозгласил, что Он усмотрит Себя в качестве жертвенного Агнца. Но пророческое описание простирается еще дальше, как это ясно видно в 24 главе.

В начале этого раздела Писания Авраам произносит, что его желание иметь подходящую невесту для Исаака не может быть удовлетворено в земле ханаанской, так как девушка должна быть из его родного народа, его семьи. Старому верному слуге Авраама Елиезеру было сказано, чтобы он не выбирал невесту среди местных девушек, но чтобы пошел в ту страну, которая была в самом сердце его господина, к его народу, чтобы найти там жену, подходящую для его сына.

На мой взгляд, Елиезер в картине Евангелия представляет собой двойной образ. Вначале он олицетворяет Человека Иисуса Христа, пришедшего на землю в качестве Бога во плоти, но явившегося не в царском облачении Своей силы и величия, а в неприметном виде Слуги. Он берет с собой дары из дома отца, чтобы одарить ими будущую невесту. Эти дары должны были показать богатство отцовского дома, не отнимая у нее свободы принять или отвергнуть предложение жениха.

Слуга отправляется в долгий путь в страну невесты (картина воплощения) и встречает ее именно в том месте, которое было предназначено для того, чтобы обнаружился ее дух слуги. Он подходит к колодцу, расположенному возле родного города Ревекки, как раз в то время, когда женщины приходили черпать воду. Он испытывает будущую невесту в том, чтобы она была не только красивой, но также была готова служить с радостью в сердце. Этот момент очень важен, так как Господь также ищет Невесту с духом слуги. И это не потому, что Он является хозяином, ищущим работников, а потому, что Он Сам является Слугой и ищет подобного Себе партнера. Только Невеста-Слуга адекватно дополняет эту картину. Именно в этом моменте служения есть некоторая опасность для тех людей, которые хотят от менталитета “Марфы” перейти к такому положению перед Господом, которое больше напоминает “Марию”. Если мы не будем осторожными в своих попытках занять место близости в нашей жизни, мы можем повернуться спиной к месту слуги в этих взаимоотношениях. Наш основной пример для подражания – это Мария, мать Иисуса, которая вначале представилась как “раба Господня”, а затем заняла место большей близости.

Во многих библейских примерах, где видна аналогия с Невестой, отношение (дух) “рабыни” или “служанки” особо акцентируется в начале истории. В истории об Исааке и Ревекке это отношение слуги проявляется при первой встрече Елиезера с девушкой, когда он просит ее дать ему напиться воды из колодца. Именно этот эпизод убеждает меня в том, что положение слуги в данном случае представляет собой картину первого пришествия Иисуса, так как эта пророческая тень исполнилась при встрече Иисуса с женщиной у колодца в Иоанна 4. Как Елиезер повстречал Ревекку, так и Иисус повстречался с женщиной – точно так же Он встречается с нами в местах нашей жажды и нужды.

Конечно же, Ревекка служит слуге с радостью и сверх просимого черпает воды для его десяти верблюдов, чтобы полностью утолить их жажду, – и все это немалая задача. Елиезер расспрашивает ее о ее семье, а через некоторое время сам встречается с этими людьми и садится с ними за стол, что является еще одной иллюстрацией желания Иисуса общаться с людьми и вступать с ними в завет. Слуга Авраама открывает им, кто он такой и какова его миссия, а затем спрашивает их, возможно ли, чтобы Ревекка поехала вместе с ним и стала женой Исаака.

Хотя девушка ни разу не видела Исаака, она осознает, что во время этой встречи со слугой Авраама в ее сердце что-то произошло: она любит Исаака. Ей не терпится поехать с этим человеком, чтобы увидеть свою судьбу. Точно так же Иисус в подобии Слуги прибыл туда, где живет Невеста, делясь дарами дома Отца: исцелением, освобождением, истиной о Царстве Божьем. Невеста-Слуга, увидев сердце Отца через жизнь Слуги, влюбляется в Сына. И она любит Его, хотя еще не видела Его в Его вечной силе и славе. Она видела Его только в человеческом образе, который не имел того вида, который бы привлекал ее к Нему.

Ревекка решается предпринять долгое путешествие вместе с Елиезером назад в дом отца, чтобы встретиться с сыном лицом к лицу. Ее отпускают из ее отцовского дома с благословением членов ее семьи, которые произносят мощное пророчество на ее жизнь, нашедшее свое окончательное исполнение в победоносной Церкви, завоевывающей территорию своих врагов. Это путешествие олицетворяет собой Христианскую жизнь. Оно проходит через пустыню, где невеста проходит подготовку в трудных обстоятельствах, путешествуя по пустынным местам на спине верблюда. Можно ли нарисовать лучшую картину подготовительного путешествия, которая представляет собой хождение христианина верой на пути к небу? Я думаю, что в этот момент слуга Авраама выполнял роль Духа Святого, выступая в качестве проводника и друга Ревекки и обращая все ее внимание на красоту сына, чтобы у нее была благодать выдержать долгий путь.

Наконец, суровое испытание подходит к концу, и Ревекка видит Исаака, идущего по полю возле дома Авраама. Она спускается с верблюда и делает свои последние приготовления перед тем, как познакомиться с сыном. Она очень понравилась ему, и его сердце покоряет эта прекрасная женщина (“Ревекка” означает “пленительная красота”!), которая была доставлена ему по желанию отцовского сердца. Их союз представляет собой полную картину кульминационного момента человеческой истории, когда мы встретимся со своим Женихом. Покрывало будет убрано. Мы увидим Иисуса, как Он есть, и мы будем подобными Ему, навсегда соединившись с Ним, как Его Невеста.

Это событие имеет под собой историческое основание. Все так и было в действительности. Причина, по которой я пересказал здесь эту историю, состоит в том, чтобы с помощью этой картины мы могли понять Божье сердце, ищущее Своих людей. Он ищет Невесту для Своего Сына, для Того, в Ком все Его восхищение . Он находит прекрасную Невесту, и Его сердце полностью довольно ею.

По моему убеждению, когда мы начнем переживать подобную любовь от Бога с большей глубиной и с большей интенсивностью, мы будем утверждаться в месте возрастающей силы, чтобы быть готовыми встретиться с грядущими днями.

История о Воозе и Руфи

Этот рассказ опять же является исторически правдивым и представляет собой пророческое изображение сердца Божьего по отношению к Его народу. Это впечатляющая история, в центре которой находится принятие Богом языческих народов в Его плане найти Свою Невесту. Это одна из первых картин в Библии, демонстрирующая то, что взаимоотношения с Богом устанавливаются на уровне сердца и происходят по вере, а не в зависимости от этнического происхождения. Многие фрагменты этой истории заслуживают более тщательного рассмотрения, но это не является темой данной книги. Здесь же я остановлюсь лишь на нескольких аспектах той истины, которая является иллюстрацией парадигмы Невесты.

Образ девушки-слуги открывается здесь еще больше, чем в предыдущем примере. Руфь – это моавитянская невестка Ноемини, той Ноемини, которая много лет назад оставила свой родной дом в Израиле из-за голода и отправилась на моавитские поля со своим мужем и сыновьями. Сыновья женились на моавитских женщинах и по трагическому стечению обстоятельств, как и их отец, заболели и умерли. Остались только эти три женщины, да и они оказались в очень тяжелых обстоятельствах. Мы присоединяемся к этой истории в тот момент, когда голод в Иудее прекратился. Ноеминь решает отправиться назад в свою родную землю и в отчаянном состоянии своего вдовства старается найти родственника, который бы сжалился над ней. Одна из невесток решает остаться в Моаве, но другая, Руфь, повинуется влечению своего сердца и отправляется с Ноеминью навстречу своей судьбе.

Когда они прибыли в Вифлеем, Руфь, должно быть, вся отдалась труду на полях, собирая колоски, оставшиеся после уборки урожая. В те дни это был Божий способ обеспечения нуждающихся. Именно в этом месте смирения и труда, в месте вдовы-слуги, которая не ожидала ни привилегий, ни близости, Руфь встречает Вооза. Он является владельцем этих полей и тем, кто в данной истории выступает прообразом Бога, а Руфь – Невестой.

Пока Руфь трудится на поле, приходит Вооз, чтобы проверить выполнение работы. До него уже дошли слухи об этой новой девушке, которая осталась верной Ноемини и которая трудится с огромным старанием, и он предоставляет ей свою помощь и благословение. Все заканчивается тем, что он выделяет ей больше зерна, чем она сама могла бы собрать, и начинает проявлять благодать Господа, оказываемую тем, кто приходит к Нему за помощью.

Когда в конце дня Руфь возвращается к Ноемини, открывается чудесная истина: на самом деле Вооз является родственником, тем, кто может стать “родственным искупителем”, имеющим право и привилегию взять к себе этих женщин в качестве членов своей семьи, так как у них больше не было мужей, которые могли бы позаботиться о них. Итак, история продолжается: Вооз узнает об этой ситуации и хочет взять на себя эту роль. В итоге, он берет Руфь в жены, и именно благодаря этому союзу рождается Овид, дедушка царя Давида, и утверждается родословная линия Мессии.

В этой истории очень сильно касаются моего сердца две небольшие реалии, которые говорят о Божьей благодати, что Господь принимает меня как Своего и прикасается ко мне нежностью Своего романтического сердца. Прежде всего, это реальность того, что Вооз вначале выступает для Руфи в роли отца. Эти взаимоотношения устанавливаются в кульминационной встрече, в которой она подчиняет себя его заботе. Именно здесь Руфь отдает себя Воозу как служанка, не имея никаких притязаний на брачную близость, – она просто приходит в смирении и чистоте как та, кто нуждается в покровительстве и защите.

Руфь не осознает, до какой степени сердце Вооза пленено ее красотой и ее смиренной готовностью служить ему. В предыдущем отрывке Вооз сказал ей, чтобы она оставалась на поле с молодыми женщинами и чтобы ее внимание было сосредоточено на том, что ей скажут делать. Позже, рассказывая об этом событии, она говорит Ноемини, что ей было сказано оставаться с молодыми людьми (KJV), и Ноеминь поправляет ее и говорит о соответствующем поведении в данной ситуации.

Когда Руфь вверяет себя Воозу для его отцовского покровительства, он впервые показывает, что в его сердце есть желание быть для нее больше, чем защитником. Вооз также испытал зарождающуюся любовь жениха к этой девушке, и он берет на себя инициативу довести дело до конца. Это является примером земной иллюстрации двойной роли Отца и Жениха, которые характеризуют Божью любовь к Его народу. Он любит нас, прежде всего, как Отец, чтобы утвердить нас в нашем первоначальном тождестве в качестве Его народа, детей Его семьи. И затем, в Его великой любви к Сыну, Он готовит нас к воссоединению с Ним в качестве Его Невесты: один Бог выступает для нас в двусторонней роли Отца и Сына, и все это направляется третьей Личностью, Духом Святым.

После того как Вооз взял Руфь под свое отцовское покровительство, его покоряет ее красота и характер, и он рад тому, что она не стала обращать внимание на других молодых мужчин. В удивительном откровении сердца Господа к Его Невесте Вооз говорит ей о той доброте, которую она проявила к нему, так как “не пошла искать молодых людей, ни бедных, ни богатых”. Она проявила к нему великую доброту! Здесь мы видим начальное проявление сердца влюбленного Жениха, которое связано с удивительной уязвимостью – Божье сердце наполнено восторгом от того, что “служанка” предпочла Его, воздержавшись от более доступных и заманчивых, но не входящих ни в какое сравнение с Его любовью возможностей ее повседневной жизни. Его сердце наполняется радостью от выбора девушки-слуги! Какая романтическая реальность!

Мое сердце трепещет при мысли о том, что этот ветхозаветный святой является лишь прообразом моего вечного Искупителя, сердцу Которого я доставляю радость, Кто рассматривает как доброту, проявленную мной к Нему в том, что я храню свои чувства для Него одного, не обращая своих глаз на меньшую любовь, не отводя своего взгляда от Него и не желая никого другого кроме Него. И чудо состоит в том, что Он прикасается ко мне этой истиной. Он будет говорить ее моему сердцу силой Духа Святого, когда я буду тихо сидеть в Его присутствии, давая Ему возможность запечатлеть это во мне на уровне понимания моего сердца. Это оставит во мне более глубокий след, чем любая теология, которая касается лишь моего разума. Это такая истина, которая должна загореться в моем сердце, и я должен испытать ее на себе лично, чтобы мое внутреннее естество убедилось и преобразовалось от познания Его чрезвычайной любви.

История об Осии и Гомери

Наверное, самая поразительная и неожиданная история о любви Жениха к Своей Невесте встречается в пророческой притче об Осии и Гомери. Развитие событий в этой истории проследить несложно, но реальность происходящего просто потрясает. Книга Осии является невероятным провозглашением страстно влюбленного сердца Бога, которое не откажется от того, чтобы любить выбранную Им Невесту, даже если она будет ходить бунтарскими и глупыми путями.

В первых нескольких стихах первой главы мы знакомимся с разыгрывающейся драмой, и тут же нас поражает то повеление, которое было дано пророку Осии: “Иди, возьми себе жену блудницу и детей блуда…” Как будто бы недостаточно было взять жену-блудницу, в 3-й главе Осии опять повелевается об этой женщине, только на этот раз еще более убедительно: “Иди еще и полюби женщину, любимую мужем, но прелюбодействующую, подобно тому, как любит Господь сынов Израилевых, а они обращаются к другим богам и любят виноградные лепешки их”. Осии сказано не только взять прелюбодейную жену, но и полюбить ее, “как любит Господь сынов Израилевых”.

Совершенно очевидно, что Господь точно знает, какую женщину Он принимает – ту, которая любит лепешки с изюмом языческих народов. Лепешки с изюмом являлись символом сексуального влечения, они часто использовались в обрядах языческих религий в качестве средства для возбуждения похотливых желаний и ритуальных оргий. Бог совершенно четко представляет, кого Он любит, и чтобы продемонстрировать Свою любовь людям земли, Он завоевывает человека, дает ему повеление и наделяет силой для того, чтобы любить такую женщину Его любовью.

Вначале мы можем подумать: “Как хорошо, что Господь дал такую любовь Осии!” Но это какая угодно любовь, но только не “хорошая”. Дух Святой дает Осии сверхъестественную пламенную страсть к этой женщине Гомерь, такую любовь, которая не угасает даже при виде развращенных и омерзительных дел. Это страшная любовь, любовь, которая коренится в завете пылающего сердца, та, которая не может измениться. Это любовь, излитая через человека, находящегося в объятиях Бога, чтобы у людей был непреложный и неопровержимый пример Божьего сердца по отношению к ним. Это живая и неудержимая страсть, ужасная и неугасимая любовь, – такая сильная любовь, которая идет навстречу стыду креста, чтобы раз и навсегда искупить Невесту.

Одним из самых мощных событий во всей Библии является тот случай, когда Господь обращается к Израилю во второй главе Осии и вменяет ему в вину мерзость его греха перед Богом. В тринадцати первых стихах Бог вменяет Израилю повторяющуюся неверность и обещает выявить и показать мерзкий характер его греха и позора. Об этом грехе говорится самыми откровенными выражениями с использованием сексуальной терминологии, и в порыве невообразимого суда Бог оставляет “блудницу” обнаженной, выставив ее перед плотоядными взглядами ее любовников. Из этого повествования становится совершенно очевидно, что грех Израиля не был результатом какого-то заблуждения или был совершен им неосознанно. Эта “блудница” намеренно грешила, с азартом бегая за своими любовниками, дойдя до того, что стала платить им за свое удовольствие.

Этот суд был настолько серьезен, что сами любовники оставили ее с отвращением. И все же, после такого радикального обнажения, когда, кажется, Богу ничего другого не остается, как отвергнуть Свой народ, который не приносит Ему ничего кроме боли, Он говорит такие потрясающие слова:

Посему вот, и Я увлеку ее, приведу ее в пустыню, и буду говорить к сердцу ее. И дам ей оттуда виноградники ее и долину Ахор, в преддверие надежды; и она будет петь там, как во дни юности своей и как в день выхода своего из земли Египетской. И будет в тот день, говорит Господь, ты будешь звать Меня: “муж мой”, и не будешь более звать Меня: “Ваали”. И удалю имена Ваалов от уст ее, и не будут более вспоминаемы имена их.

- Осия 2:14-17

Именно в ее ничтожном состоянии полного и самовольного отпадения Бог приходит к Своей Невесте, переключает ее внимание на Себя и сообщает ей, что теперь Он восстановит ее в брачных взаимоотношениях. Он сделает это ради Своего удовольствия и благодаря Своей изобильной благости и страсти, чтобы она еще раз узнала Его как “Мужа”, а не как “Ваали”, что значит “хозяин”. Он не потерпит того, чтобы Его Невеста оставалась неверной. Вот так Бог разбирается с ней: вместо того чтобы отвергнуть ее, Он начинает ухаживать за ней, чтобы вновь завоевывать ее для Себя и избавить ее от жалкого состояния глупости и бунта.

В свете Нового Завета это такая реальность, которая побуждает Человека Иисуса поступать именно так, как Он поступил с женщиной, взятой в прелюбодеянии, так как она является олицетворением падшей Невесты. Его милость мотивирована не жалостливым сердцем того, кто просто понимает низкое состояние людей и хочет быть добрым к тем, кто слаб и разбит. Это пламенное сердце Жениха, Чья радикальная, неистовая доброта исходит из ревностного и страстного романа в чистом смысле этого слова. Спасение Им этой женщины является смелым вмешательством Родственного Искупителя, в сердце Которого эта женщина была названа верной Невестой еще до основания мира.

Она находится в тисках врага, и ее жизнь может исцелиться только под действием самой экстремальной любви. Он не осуждает ее, хотя она была поймана в самом акте прелюбодеяния, и в величайшем проявлении Своей могущественной благодати Он говорит ей о том, что она не возвратится в место греха, но будет любить Его в ответ так же страстно и совершенно, как Он любит ее. Такова любовь Бога Жениха, Который приходит к разбитым и посрамленным людям земли и заменяет их испепеленную разбитость на красивый венец, который Он Сам надевает во время брачной церемонии.

Видите ли, так называемые “исторические сказки” на самом деле являются правдой. Принц действительно поцеловал девицу, смиренная служанка на самом деле является Принцессой, и Красавица, которая была под действием чар отравленного яблока, воистину будет возвращена к жизни. У Царя будет Его прославленная Невеста, и желания Его сердца будут удовлетворены. Эти истории живы, и вы найдете их по всей Библии. Наш Бог – это влюбленный Бог, и Его пылающее сердце является сердцем того Жениха, Который не откажется от Своего намерения. Он горит ревностью о восстановлении Своего народа, и Он не успокоится до тех пор, пока сокрушенная жена, которую также зовут Иерусалим, не засияет и не станет славой по всей земле.

Именно из этой реальности Исаия пишет такой отрывок, который содержится в 62 главе его пророчества:

Не умолкну ради Сиона, и ради Иерусалима не успокоюсь, доколе не взойдет, как свет, правда его и спасение его – как горящий светильник. И увидят народы правду твою и все цари – славу твою, и назовут тебя новым именем, которое нарекут уста Господа. И будешь венцом славы в руке Господа и царскою диадемою на длани Бога твоего. Не будут уже называть тебя “оставленным”, и землю твою не будут более называть “пустынею”, но будут называть тебя: “Мое благоволение к нему”, а землю твою – “замужнею”, ибо Господь благоволит к тебе, и земля твоя сочетается. Как юноша сочетается с девою, так сочетаются с тобою сыновья твои; и как жених радуется о невесте, так будет радоваться о тебе Бог твой.

- Исаия 62:1-5

Обратите внимание на прогрессию данного отрывка: Сам Бог говорит, что Он не умолкнет и не успокоится до тех пор, пока светильник пламенной жизни Его народа не засияет ярко. Он намеревается сделать так, чтобы Его Невеста стала венцом славы в Его руке, совершенным отражением Самого Бога! Это уже само по себе является изумительной реальностью, но Он не останавливается на этом. Его народ больше не будет оставленным или одинокими, и Он провозглашает над ним реалии брачного обеспечения и наслаждения. Божье свидетельство об этом народе состоит в том, что Он является Источником Его наслаждения, и та радость, которой Он радуется о нем, не меньше, чем радость Жениха о Своей Невесте.

Конечно же, в проявлении такого сердца есть надежда для меня. Если только я буду видеть так, как видит Он. Если мы, будучи Его народом, в конце времен хотим иметь все необходимое для того, чтобы устоять перед лицом напирающего зла и беззакония, против натиска публичных действий (стратегий) лукавого, направленных на то, чтобы увести нас от Божьих целей и отвратить от них, то это будет возможно лишь в том случае, если мы будем слышать голос Жениха, поющего песню любви, пробуждающую наши сердца для того, что истинно и чисто. Мы любимы и любимы страстно Царем всей Вселенной. И это Его желание – позволить мне познать силой Святого Духа реальность этой любви в моих самых глубоких переживаниях.

Все книги

Назад Содержание Дальше